Майдан / Статті Карта Майдану

додано: 09-12-2004
Светлана ТОКАРЕВА: Донбасс на Майдане.
"Любимый Город"

Версія до друку // Редагувати // Стерти // URL: http://maidan.org.ua/static/mai/1102610767.html

Донбасс на Майдане.
Владимир Мирьян: "Идея использовать шахтерское движение, чтобы запугать Киев, я думаю, принадлежит народному депутату Иоффе"

Шахтеры стали подниматься на борьбу за свои права в конце 80-х. Это было при Советской власти, и можно представить, что это значило тогда. Владимир Мирьян был членом партии и в 1986 году положил свой партийный билет на стол. Это стало шоком для всех. Он написал завление: ?Заявляю (не ?прошу?!) о выходе из партии потому, что она не является партией рабочих?.

-То есть, пришел Горбачев, началась перестройка, - вспоминает Владимир, - но ничего не поменялось. Я понял, что все это одни разговоры, и в знак протеста положил партбилет. Бригада 1-го участка была лучшей в объединении ?Лисичанскуголь?, славилась на всю область, и Мирьян очень хорошо знал, о чем говорил. Партийное и шахтное начальство обещало, что сделают все, чтобы он больше на шахте не работал. ?Именно поэтому я не хочу быть с вами в одной партии?, - отвечал он. Пытались организовать шахтеров проголосовать об увольнении Мирьяна с шахты, и снова не вышло. Тогда была организована травля тех, кто работал с ним в забое. Шахтеры на это сказали: ?Если бы все работали так, как он, мы бы жили при коммунизме?.

Но наступил и 1989 год. Пришло время, когда шахтеры сами снимали и назначали директоров шахт. Владимир Мирьян остался лидером. Он возглавил стачком шахты, был выбран бригадиром, был делегатом двух съездов шахтеров.

Владимир Викторович Мирьян, в прошлом бригадир горно-рабочих очистного забоя шахты Мельникова (г. Лисичанск) объединения ?Лисичанскуголь?, председатель Союза трудового коллектива шахты Мельникова в 1989-1993 годах ушел из шахты десять лет назад после тяжелой травмы, имея 22 года подземного стажа и 37 лет - общего.

- Тогда была волна шахтерской активности и демократии. Мы этим
занимались не за деньги, не за славу. И все знали, что меня подкупить
нельзя. Ко мне приходили домой, меня подкупали, мне угрожали, плели
разные интриги. Я был бригадиром в бригаде, где люди зарабатывали до
полутора тысяч и мог позволить себе купить любую машину. Но когда я ее
приобрел, мне и это пытались поставить в вину. Много всего было. Знаете,
как у нас это делается? Закинут дохлую кошку в твой огород, а потом
доказывай, что это не ты убил.
Многие пытались привлечь Мирьяна в свои партийные ряды. А он просто был
за независимость и ни в какой политике участвовать не собирался.
-Я вырос в семье, где ценились идеалы свободы и патриотизма. Когда нас
пришли агитировать в какую-то партию, чтобы мы ее поддержали, мы сразу
сказали, что профсоюзы и наше рабочее движение останется вне политики.
Сегодня, глядя на события в стране, Владимир Мирьян признает, что ?все
таки политикой надо было заниматься?.
-Меня возмутили сами события и роль в них шахтеров. Те шахтеры, которые
поехали в Киев, опозорили шахтерское движение, которое мы начинали 15
лет назад.
В принципе, я ездил к сыну, а на Майдан посмотреть это было не причиной,
а поводом. У меня в душе была большая обида, когда я узнал , что шахтеры
с моей шахты поехали в Киев. Я хотел в глаза им посмотреть и спросить:
?Ребята, что ж случилось, что вы на митинги выходите за деньги??. Но
можно было и не смотреть, потому что я и так знал. Это же видно. И все
это несерьезно, когда телевидение показывает лица нормальных людей (я
все- таки прожил немалую жизнь, много видел, и меня трудно обмануть) и
говорят, что это наркоманы, и если показывают перепуганные глаза или
сонные лица, стоящих с флагами, которых пригнали на митинг, а говорят,
что они отстаивают свой выбор. Этим можно обмануть только того, кто
хочет, чтобы его обманули.
У меня свое мнение и я никогда ни под чье не подстраивался. Толпа всегда
давит на меня. Я не раз был на митингах, и мне всегда было неприятно,
когда много людей. Вообще, толпа - это не очень здорово. Но там, на
Майдане, не было толпы. Там много хороших людей.
Мой родственник -шахтер тоже был в Киеве, но ему сто долларов не дали.
Он плохо себя там повел, то есть не пошел на демонстрацию. И многие
отказались, не пошли, так и остались сидеть в вагонах. Потому что одно
дело, когда тебе на работе сказали ехать, и ты подчинился. Шахтеры-народ
такой, его можно обмануть, но заставить его трудно: вот он не захотел -
и все. Тем более в вагоне, когда все на равных, и начальник ты или не
начальник, ты уже просто мужик, и тут можно уже и промеж глаз получить.
Поэтому были такие, которые отказывались и не получили по сто долларов.
Я тем лисичанским ребятам - шахтерам, которые ездили и возмущаются, мол
Америка такая-сякая, а Россия - ?Во!?, говорю: ?Как же так? Вы же не
любите Америку, почему ж вы берете доллары, а не попросили вместо ста
долларов, сто русских рублей? Они же американские! Берите русские, если
Россию так любите?.
Сын учится в Киевском университете. В общем-то, денег мало и ехать не я
не планировал, думали с женой передать сумку и все. А это встречаю
своего товарища - мы работали вместе, один из двух его сыновей погиб на
нашей Лисичанской шахте - спрашиваю: неужели правда, что наши поехали? И
меня это так задело. Я ему говорю: ?Как так, скажи? Мы же с тобой были
вместе, нас никто не покупал, нас никто не мог заставить. Да, у нас были
убеждения и мы выходили. Но чтобы так...? А он отвечает: ?Ты же знаешь,
какая сейчас система. Все держатся за работу. У нас на шахте есть даже
такое выражение: ?Я тебя не принимал, но я тебя уволю?, и это не раз
проверено?.
Тогда я пошел к Дому техники в Лисичанске, где митинг за Януковича
проходил. Ходил, ходил, нашел несколько человек, с кем я работал.
Смотрю, некоторые отворачиваются - глаза прячут, другие говорят, мол, ты
же знаешь, как раньше на демонстрацию ходили - начальник дал тебе флаг,
ты и пошел - так и сейчас. Были и убежденные, которые пришли
самостоятельно,.
Говорю им, что я собираюсь в Киев на Майдан, чтобы своими глазами все
посмотреть. А мне отвечают, что мол, это все ерунда, смотри другой
канал, а там все подделано и подстроено.
В этот же день я поехал в Северодонецк и пошел к Детскому миру, где
стоят в оранжевом. Их было человек 10-15. Там были молодые люди и
женщины, и люди постарше. А вокруг стояли бабушки, дедушки. И парни с
голубыми повязками, в принципе, все симпатичные, приличные люди. Я
вообще горжусь тем, что у нас здесь такой хороший народ. Только старики
почему-то очень злились, говорили: ?стрелять? и так далее. Я подошел к
ним - тоже в оранжевом, стал говорить, что лично я - шахтер, я сам
пришел. Я имею право выражать свое мнение? И вопрос не в том, кто за
кого, а вопрос в том, что произошли вопиющие нарушения на выборах,
поэтому люди восстали.
Тогда я окончательно утвердился, что нужно просто для себя поехать и
убедиться, что так и что не так. Дома меня поддержали. Конечно, это
расходы, но жена мне сказала, что больше такого ты не увидишь, поезжай.
Когда я приехал, встретился с сыном, оказалось, что он не принимает
участия в митингах. Он так же, как и я не любит больших скоплений людей,
митингов. Занятия у них сейчас не проходят, но занимается, потому что,
чтобы добиться чего-то в жизни нужно учиться хорошо. Но я у него
спросил: ?Вас заставляют или как-то вынуждают идти на митинг?? Ответ был
- абсолютно никаких таких действий нет. Второе, что я спросил: ?Гонения
есть ли какие-то из-за того, что ты с Донбасса?? Сын сказал, что никто
об этом даже не спрашивает, общежитии ходят разные ребята - и в
оранжевом, и в синем (правда меньше) - но никто никому не говорит, что
ты - ?такой?, а ты - какой-то не ?такой?.
Мы вместе доехали до Майдана, но дальше сын со мной не пошел, сказал:
?Папа, это не для меня, я не хочу?, - и я пошел сам искать шахтеров.
Я не видел там злых лиц - таких, как я видел здесь, чувствуется хорошее
отношение всех ко всем. Если кто-то тебя толкнет, сразу - ?перепрошую?.
Выступил Ющенко, потом пел гимн Украины Александр Пономарев.
Меня очень поразило зрелище, когда весь Майдан, а там были десятки, если
не сотни тысяч людей, и это огромное количество людей пели все вместе.
Было холодно, а мужчины снимали шапки, и даже мальчик лет десяти тоже
снял свою шапочку - это было здорово.
Потом еще долго ходил по Майдану, искал шахтеров, но так и не нашел...
Люди разговаривали знакомые и незнакомые каждый о своем. Я тоже
остановился поговорить с молодыми ребятами со Львова. Они оказались не
ярыми какими-то, а тоже приехали просто посмотреть. Им было вдвойне
интересно, что я с Луганска да еще шахтер. ?А вы учавствовали в митингах
шахтеров?? - спрашивают. Я им рассказал, что мне вдвойне обидно, что мои
товарищи по работе поступились своими убеждениями, по сути дали себя
использовать, унизить за деньги. А они говорят: ?Ви зна?те, ми на
робот?, але ми взяли отгули на день-два, ? теж при?хали за сво? грош??.
Напоследок они спросили: ?А можно ми з вами зфотографу?мося?" - они
никогда не видели живого шахтера, который учавствовал в забастовках.
Потом я говорил еще с разными киевлянами. Один дедушка рассказал, что
Кучма приватизировал за бесценок Криворожсталь. А я не люблю говорить о
том, что я лично не знаю. Говорю, когда мы-шахтеры выходили на площадь и
требовали своих начальников в отставку, я никогда не поддерживал
обвинения, что кто-то купил дачу там или машину, я вижу своими глазами,
что происходит - тогда могу об этом судить насколько позволяют
образование и знания. Вот такие были разговоры.
Видел еще грузинов, белорусов, транспоранты, таблички с разных городов.
И вообще, столько видел молодых людей, такие лица у всех красивые,
светлые. Ощущение приподнятости и чувства правды - мол, говорите что
угодно, но все равно есть Бог, и есть высшая справделивость. Вот какое
настроение.
Я не видел ни одного не то, что пьяного - випившего. К кому не
обратишься, все отвечают очень вежливо. Видел мальчика, года три, сидит
у папы на шее и - "Нас багато - нас не подолати". Трогательно. В общем,
атмосфера праздника, какого я не видел никогда. Вот рассказывают, что
апельсины накачаные там давали, но меня, например, салом угостили. Я
подошел к одной женщине, она говорит: ?Пригощайся салом?, А я спрашиваю:
"Зв?дк?ля сало?" - "Як зв?дки? З Укра?ни".
Хожу я дальше по Майдану и думаю: "Рассказывали, что на Майдане деньги
давали. Где ж эти деньги? Может я не на тот Майдан попал?" И такой мой
вывод: это ложь как раз из того разряда, что чем она невероятнее, тем
легче в нее поверить.
Самое интересное и яркое впечатление произвел на меня случай в метро.
Поднимаюсь на эскалаторе вверх, час пик - сотни людей, вдруг сверху на
противоположном эскалаторе слышится: "Ющенко - шпион американский,
Янукович - Президент!" Стоит крепкого сложения мужчина в синем и кричит.
И я смотрю - какая ж будет реакция? Потому что представил, какая у нас
была бы реакция, если бы за Ющенко так же кто-то кричал. Вижу -
заулыбались все вокруг! А молодые парни с другой стороне грянули:
"Ющенко! Ющенко! Донбасс, при?днуйся до нас!"
Я бросился за этим мужчиной, думаю, наконец то нашел хоть одного с
Донбасса. За рукав его тронул, а он - "Не хватай меня!" Я ему: "Да ты
погоди. Ты с Донбасса?" А он: "Нет я не с Донбасса, но я, душой с
шахтерами Донбасса." "Да нет родной, - говорю, - это я шахтер с
Донбасса, а ты ошибся немножко в этом деле".
И напоследок еще одно горькое впечатление о Донбассе я получил в поезде,
когда ехал назад. Уже на Рубежанской станции проводницу-киевлянку пятеро
мужчин в синем обидели чуть не до слез, нагрубили, сказали, что они в
Киеве все сволочи, что всех там надо бомбить и все такое. Что я мог ей
сказать? У нас говорят: пьяный проспится, а дурак - никогда. Я понимаю,
когда власть накручивает обстановку, но когда простые люди так себя
ведут, это нельзя понять.
Идея использовать шахтерское движение, чтобы запугать Киев, я думаю,
принадлежит народному депутату Иоффе. Во время работы в стачкоме, мне
пришлось побывать в разных шахтерских городах. Но нигде я не встречал
среди шахтеров начальства, и только Юлий Иоффе всегда был в самой гуще
событий. Это было в Стаханове и Первомайске, там шахтеры были наиболее
ярыми экстремистами, ненавидели всех начальников и требовали самых
решительных действий. Иоффе всегда был среди них, хороший такой, прямо
свой среди своих. Только со временем я понял, кто на самом деле он был -
"Троянский конь" в рабочем движении. Хотел бы я сегодня встретить его, я
бы в глаза ему сказал, кто он, и какой он шахтер. Он для того и был с
нами, чтобы вносить раскол в рабочее движение. Для меня теперь Иоффе -
это самое ненавистное лицо во всей политике. Его, как троянского коня и
в этот раз запустили к шахтерам, и очень жаль, что шахтеры на это
поддались. А подумали бы - почему он не баллотируется в Первомайске и
Стаханове? - Да потому что там он напакостил и люди хорошо знают, кто он
на самом деле.
А за Майдан я так скажу: Я приехал, посмотрел - там порядок, значит
можно быть спокойным.
Светлана ТОКАРЕВА, "Любимый Город"

Версія до друку // Редагувати // Стерти // URL: http://maidan.org.ua/static/mai/1102610767.html




(Copyleft) maidan.org.ua, 2000-2013
!!! Копілефт передбачає вільне розповсюдження із збереженням автури та гіперпосилання !!!
сайт розповсюджується згідно з ліцензією GNU для документації - переклад ліцензії українською