МАЙДАН - За вільну людину у вільній країні


Архіви Форумів Майдану

Катарсис Януковича на фоне бытия

05/25/2004 | вакула
Катарсис Януковича на фоне бытия.
www.factor-ua.front.ru

Едва у меня просохли слезы умиления по поводу абсолютно незаконных (как совсем недавно выяснила новая секретарша Януковича) репрессий советской власти в отношении нынешнего премьера, как накатили всякого рода размышления на эту тему. У меня, почему-то, всегда так. Не могу думать, если плачу, но, выплакавшись, сразу начинаю думать. По платоновски - прямо в голову. Только-только «излил», вроде, а новые мыслишки все лезут и лезут, окаянные. А тут еще новое письмо от моего соотечественника свалилось в ящик. И по тому же поводу, что и мое «недержание» мыслей. Как тут опять удержаться? Заводись давай, мой старичок Hewlett Packard с изношенным Целероном в груди - покой нам только снится.

Часть 1. Новый срок

Ну, то, что далеко не каждый бывший диссидент «1/6 части суши» сможет похвастать столь ранним приобщением к незаконно репрессированным, становится понятно без всяких размышлений. Удивительно другое. Жестокая и длительная травля советской властью ни в чем неповинного паренька приводит того к полнейшему осознанию всего величия (и силы) коммунистических идей (тов. Симоненко - на заметку). Тем самым как бы подчеркивая твердость и бескомпромиссность нынешнего соискателя президентского поприща в своих убеждениях, на которые не грех равняться миллионам слоняющихся по стране безработных и беспартийных.
Не знаю, сохранил ли премьер верность всем выстраданным идеалам бурной молодости в виде всеобщего равенства и братства, но одна из приобретенных (в зоне?) добродетелей – бессеребреничество – декларируется и доселе. Причем на официальном бланке. Ну, где в наше время вы отыщете честного, работящего, академически образованного(!) руководителя крупнейшей области за триста с копейками долларов США, а? На эти деньги еще и неработающую жену содержал. Цельный месяц. Если кто-либо из филологов-любителей пожелает стать по образованности в один ряд с премьером, рекомендую провести в Донецке соцопрос, поинтересовавшись мнением дончан о полунищенском существовании их недавнего губернатора. Много интересного узнаете из «живого великорусского». Если выживете, конечно.
Одно слово – повезло донецкому краю с руководителем. Успешно «освоив» Донетчину, за еще более мизерную плату (привык парнишка к спартанской обстановке) перебрался донецкий руководитель «нового типа» или «типа новый» в кресло премьера страны. Жену его, правда, жаль немного: как приличная оплата, так почему-то секретарше (та сама прилюдно хвасталась).
И хотя сложностей в новой должности прибавилось, «ошибки» юности с «наработками» зрелости и здесь помогли «нагнуть» недовольных вкупе с несогласными. И понеслось по стране бесстыже-наглым, нестройным «большевистским» хором с уркаганским подвывом очередное «Славься…», в попытке отвлечь внимание, как внутреннее, так и внешнее, от манипуляций по укреплению уголовных основ существования государства.
Задача у «необольшевиков» не нова – распространить свою «благодать» на всю Украину без малейшего остатка. Причем, «всерьез и надолго». Приобретенные премьером в юности принципы должны здесь сыграть решающую роль. Впрочем, уже «играют». Совсем скоро должно окончательно «вспучить». Учитывая происхождение и объем «вспученного содержимого», накроет всех с головой. Дай, бог, не захлебнуться. А что в результате, спросите вы?
Мне впервые так легко поделиться прогнозом. Все закончится (начнется?) новым сроком Януковича. Если не первым (любой ценой), тогда уж точно третьим…
Выше я упомянул еще об одной причине, по которой занялся таким неблагодарным делом, как политический прогноз.

Часть 2. После срока

Вот уж пятый годок пошел с тех самых пор, как нынешний гарант заполучил таки свой новый срок, в течение которого клятвенно и публично обещал народонаселению Украины…, да чего только не обещал. Среди очередной порции обещаний особенно была заметна решимость покончить, наконец-то, с коррупцией и вывести страну на светлый путь демократии и неукоснительной законности…
Как конкретно (чисто) происходило внедрение законности на подведомственной гаранту территории я уже не раз описывал на глубоко частном, и потому крайне субъективном, примере с моим соотечественником Б. Мой респондент на собственной шкуре испытал (и продолжает испытывать) все последствия того, что на самом деле означали «гарантии гаранта».
Мытарства Б. начались в начале 2000 года, когда он посмел заявить о банде донецких уголовников в погонах, совершивших в отношении него тяжкие преступления. О действиях этой банды были извещены все, кто по долгу службы в этой стране был обязан пресечь это наглейшее беззаконие. В том числе неоднократно был информирован и сам «арбитр нации». Сменяющие друг дружку на посту генпрокуроры также посчитали для себя за лучшее скрыть преступления этой банды, тем самым, по сути, примкнув к ней. Последний из главных законников, Васильев, переплюнул всех своих предшественников: на заявление Б. о совершенном преступлении не стал даже присылать в ответ дежурную отписку. Поскольку в том заявлении Б. требовал привлечь к уголовной ответственности, помимо непосредственных исполнителей преступлений против него, еще и их пособников в лице руководителя донецкой милицией Малышева, бывшего прокурора той же области, а ныне зама Васильева - Пшонки, и таких знакомых личностей как Кравченко, Потебенько, Пискуна, возникает законный вопрос. К кому обращаться с заявлением о совершении преступления самим генпрокурором Васильевым? Или ему так же, как и президенту (судя по разъяснениям КС) позволено абсолютно безнаказанно совершать любые преступления? Растолкуйте гражданину Б., а то он, бедолашный, уж пятый год пишет власть имущим и никак не может понять, когда же виновные ответят по закону за свои деяния.
А «безвинные срока» Януковича тут каким боком, - удивится пытливый? Сейчас поясню. Странною волей замысловатой судьбы оказалось, что мой соотечественник Б. тоже пострадал в свое время в стране, «где так вольно дышит человек». Как и нынешний премьер, Б. в полной мере испытал на себе все тяготы полуголодного детства и юности (мать растила двоих детей без отца на одну свою нищенскую рабочую зарплату) в провинциальном донбасском городе. Трудности, однако, не заставили Б. охотиться за шапками сограждан. Наоборот, Б. успешно закончил школу, техникум, отслужил в армии и работал в НИСе (научно-исследовательском секторе) одного из ВУЗов по весьма секретной и требующей специального допуска военной теме.
А в 1980 году, аккурат в «красный день календаря» - 7 ноября, провожая свою девушку домой, Б. столкнулся на темной улице с тремя пьяными подонками, пожелавшими развлечься с его девушкой. В результате стычки один из этой пьяной троицы (ранее судимый) оказался в больнице. Когда следователь предложил Б. за 500 рублей «сделать виновными» нападавшую троицу, Б. отказал ему по двум причинам. Во-первых, считал себя вправе защищать честь и человеческое достоинство от посягательств, а во-вторых, наивно полагал Б., никакой суд не посмеет «подмахнуть» стряпню этого взяточника. Вероятно, читатель здесь тоже иронично усмехнется.
Не получив затребованных денег от одной из сторон, следователь не слишком огорчился. Он твердо знал (в отличие от Б.), что из себя представляет «самый гуманный в мире». Так Б. оказался на 3,5 года в колонии, а «потерпевший», отделавшись легким испугом и некоторой суммой наличных (благо, опыт общения со следователями у него уже имелся), вернулся к своему обычному образу жизни, уже через две недели после суда над Б. совершив очередное преступление (разбой).
Не правда ли, схожие истории? За небольшими исключениями. Но не будем придираться, так как дальше действительно пойдут существенные отличия. С самого начала своего пребывания в неволе Б. пытался найти справедливость, «поднимаясь» все выше и выше. Вместе с ростом числа формальных отписок (вот она - школа нынешних) неумолимо таяла надежда Б. на то, что вот-вот явная несправедливость будет замечена и исправлена, а виновные понесут заслуженное наказание.
Изнанка советской действительности без всяких прикрас в виде «заботы о простом человеке» буквально перевернула слегка помраченное коммунистической демагогией сознание Б. мало-помалу пропагандистский туман рассеялся, и перед взором Б. (часто в буквальном смысле – коваными сапогами начальника режима по ребрам за неположенную нательную майку зимой, например) во всей красе начала вырисовываться звериная рожа скотского режима Большой Зоны – СССР. И хотя Б. в зоне как и Янукович «анашу не курил», однако с администрацией сотрудничать отказался. За что был препровожден в «шизо» с последующими издевательствами. О том, чтобы отпустить Б. по истечении 1/3 срока условно-досрочно «на химию» не могло быть и речи. В личном деле Б. прочно поселилась формулировка, гласящая о том, что его «перевоспитание абсолютно невозможно без изоляции от общества». И это притом, что режим содержания Б., вроде, не нарушал. Лагерную администрацию, возможно, раздражали бесконечные жалобы Б. на несправедливый приговор. Или упорные занятия английским наряду с откровенными высказываниями Б. по поводу «особенностей» советской власти. Особенно не нравились «кумовьям» (сотрудники режима в лагере) вскрики Б. - «мютцен ап», когда те входили в барак («шапки долой» - команда, которую были обязаны выполнять узники фашистских лагерей при появлении начальства). Как бы там ни было, а свой срок Б. «перевоспитывался» полностью, «от звонка до звонка», как «там» говорят. Впрочем, теперь уже повсюду в стране «так» говорят. Б. в своем письме утверждает, что знает причину этого «лингвистического» явления. Но об этом попозже.
Выйдя на «волю» в середине лета 1984 года, Б. хоть и не был знаком с романом Д.Оруэлла, тем не менее, так и не смог, как это дальновидно сделал Янукович, утвердиться в справедливости коммунистического строительства. Однако, знакомство с английским романом, возможно, смогло бы удержать Б. от опрометчивого поступка. Спустя месяц после «отсидки», Б. отправился в Москву и лично подал заявление в Президиум Верховного Совета СССР о выходе из гражданства… А мог, ведь, написать космонавту. Или в «Спортлото». Так нет. Сильно оскорбился, видите ли: отсидел ни за что.
Дальше почти по Оруэллу. КГБ, слежка, оперативная разработка, вербовка друзей и «внимание» стукачей. Нужно ли говорить, что «западные радиоголоса» легко вытеснили для Б. «Маяк» и «Проминь». Особенно разозлила «гэбэшников» попытка Б. связаться с американским посольством. Видно, Б. показалось недостаточно заявления о выходе из гражданства (само по себе - как заявление в тюрьму), так он еще написал письмо тогдашнему послу США Артуру Хартману. В довершение ко всему Б. раздобыл телефоны посольства США в Москве (страшный секрет того времени) и позвонил туда из переговорного пункта в своем городе. Ну, тут уж терпение органов «иссякло», и, невзирая на то, что в «приватных» беседах с друзьями и знакомыми Б. «гэбэшники» признавали несправедливость осуждения Б. (дело-то «прошерстили» вдоль и поперек после «выходок» Б.), было принято решение сделать последнее предупреждение. Простое и понятное. Открытым текстом Б. было заявлено, что в случае продолжения последним «своей деятельности» у него легко обнаружат в кармане пакетик с наркотой. В общем, «трешник» пообещали «не глядя».
Нужно сказать, что к этому времени в стране запахло переменами. И хотя режим вроде еще не затрещал по всем швам, но уже были заметны некоторые «подвижки» в сторону свободы. Не то, чтобы Б. очень испугался тогда угрозы КГБ (легко реализуемой, между прочим), нет. Как он поясняет, отсутствие единомышленников и просто непонимание близких (дескать, лбом стену не прошибешь) наряду с более чем трехлетним противоборством (плюс 3,5 года зоны) породило в душе некую усталость и утрату четкого ориентира в этом противостоянии. Нагрянувшая экономическая либерализация, к тому же, давала возможность применить свои силы в новом направлении. Последующие события в стране вообще породили сплошную эйфорию на грани помешательства. Б. не мог и мечтать о крушении ненавистного строя. В этом «запое» свободой многое исчезло из поля зрения. Все издержки списывались на неумение и отсутствие «свободного» опыта у «новой» власти.
А оно, вишь как обернулось. Дракон успешно отрастил себе новые, растопыренные веером конечности, которыми и прибрал все, что под эти конечности попало. Сжирая по пути сопротивляющихся. Под одну из таких вот многочисленных конечностей и попал Б. Попал - случайно, а не «прогнулся» - сознательно. Вот такие хитросплетения судеб.

Послесловие

Я, собственно, к чему привел эту историю с Б. Дело в том, что пресс-секретарь Януковича, изучив уголовные дела премьера, встретилась со следователями, свидетелями и даже судьями, и пришла к выводу о безукоризненном прошлом своего шефа. И «африканским» настоящем. А тут узнал, что госпожа Стецив (возможно, на свои кровные) везет на родину премьера целый десант журналистов. По местам «боевой и прочей славы»: пусть воочию убедятся в святости новомученика. Как бы решетки в 52-й енакиевской зоне на замироточили…
Так вот. Мой соотечественник Б. утверждает, что юношеские уголовные проделки кандидата в президенты (или я поторопился?), это -- «пускание младенческих пузырей» по сравнению с сегодняшним Януковичем, при прямом участии которого росло и крепло одно из самых опасных и наглых бандформирований в стране. В орбиту этой преступной группировки оказались втянутыми правоохранительные органы, государственные структуры и обычные уголовники. По сути, уголовники, завоевав полностью Донецкую область, с присущей им наглостью, заявили о претензиях на абсолютную власть в стране и, ломая на пути все преграды, рвутся к своей цели. И если госпоже Стецив с ее обостренной совестью это незаметно, тогда Б. предлагает ей (и любому желающему) ознакомиться с его «делами». Встретиться со свидетелями, следователями и судьями. И вместе с делами Януковича обнародовать их. Вдруг, «обостренная совесть испытанного борца с несправедливостью» дрогнет. Хотя мне лично кажется, теперь она все «сдюжит».
Здесь для госпожи Стецив лежат некоторые материалы по Б.

25-май-04
Александр Вакула


Copyleft (C) maidan.org.ua - 2000-2021. Сайт розповсюджується згідно GNU Free Documentation License.
Архів пітримує Громадська організація Інформаційний центр "Майдан Моніторинг". E-mail: news@maidan.org.ua