МАЙДАН - За вільну людину у вільній країні


Архіви Форумів Майдану

Во времена СССР коммунисты готовили в Крыму террористов

04/10/2003 | Историк
В Крыму готовили генералов джунглей и песчаных карьеров.
Ровно 47 лет назад состоялся первый выпуск курсантов Учебного центра в Перевальном

При желании сегодня без шпионской сноровки можно проникнуть на территорию некогда секретного объекта недалеко от Перевального (на трассе Симферополь - Алушта). Тренировочные площадки бойцов особого назначения сейчас в запустении: «морально-психологическая» полоса с препятствиями давно заросла травой, черный от копоти, опаленный напалмом дом, который штурмовали курсанты, торчит посреди поля словно призрак. Осыпались окопы на стрельбище, зияют дыры в простреленных щитах...

Герои классовых битв

Раньше к базе никто и не решился бы подбираться. По периметру километры колючей проволоки, вокруг дозорные в «секретах». За праздное любопытство могли задержать и отправить в кутузку - для выяснения личности. Хотя об этой военной тайне в Крыму знали, если не все, то многие. И жители полуострова охотно рассказывали приезжим о «черных, солдатах», «желтых снайперах» и «красных скорпионах».

- Да какая там секретность, - говорит бывший начальник учебного отдела 165-го Учебного центра по подготовке иностранных военнослужащих (так официально называлась база) Михаил Стрекозов, - ведь у нас из города работало 500 вольнонаемных! Они обслуживали хозяйство военного городка. Всем молчать не прикажешь.

За четверть века работы Учебного центра в Крыму было подготовлено более 10 тысяч офицеров для национально-освободительных армий стран Азии и Африки. Впоследствии лучшие из них дослужились до генеральских погон в армиях Вьетнама, Лаоса, Монголии, Кубы, Мали, Танзании, Мадагаскара, Ливии, Афганистана, Ливана.

Первый выпуск из УЦ-165 состоялся в марте 1966-го. Это были партизаны из Гвинеи-Бисау. Тогда они под знаменами Африканской партии независимости Гвинеи и островов Зеленого Мыса боролись с португальскими колонизаторами. Из крымских выпускников на гвинейских фронтах особо отличился Жозе Маркес - его назначили начальником оперативного отдела Генштаба, а тихий парень по прозвищу Брум вообще стал национальным героем.

На смену им прибыли другие гвинейцы и еще по 200 бойцов из Анголы и Мозамбика. Из этих ребят дальше других продвинулся Рибейра. Вернувшись на родину, он проявил себя в боях, и ему доверили возглавить Главное политическое управление повстанческой армии Мозамбика. Однако вскоре он перешел в оппозицию, став одним из ее лидеров, и повернул ствол против своих «крымских однокашников».

Осенью 1966-го новобранцев навестили вожди. На базе побывали генсек Африканской партии независимости Гвинеи и островов Зеленого Мыса Амилкар Кабрал и лидер народного движения за освобождение Анголы Агостиньо Нето. Гостям показали казарму, столовую, полигоны и отвели на огневые рубежи.

- Дали пистолеты, чтобы посмотреть, как они стреляют, - вспоминает первый комендант УЦ-165 Владилен Кинчевский.- Гвинеец отстрелялся сносно, а у Нето руки сильно тряслись. Он даже в мишень не попал. Потом дали им из безоткатного орудия пальнуть: наши все навели, оставалось только нажать крючок. Бабах! - щит разнесло, и все довольны: метко стреляют вожди!

По злой иронии судьбы в 1973 году Кабралу застрелил именно выпускник крымского УЦ-165. Несколько лет тот парень состоял в личной охране гвинейского лидера. Но потом купился на уговоры и подарки враждебного племени - и «замочил» своего шефа.

Белый ужас черных парней

Владилен Кинчевский как комендант Учебного центра первую группу встречал лично у трапа самолета на симферопольском аэродроме. Поначалу с гвинейскими партизанами даже переводчик объясниться не смог. Оказалось, что темнокожие парни говорят на разных племенных наречиях, а португальский знают немногие и то весьма поверхностно, на уровне «твоя - моя». Но этим курьезы не закончились. Уже на «базе» повара долго не могли определиться с меню.

- Мы-то не знали особенностей гвинейской национальной кухни, - вспоминает Владилен Степанович. - Кормили их, как и наших солдат. Но заметили, что они как-то равнодушны к еде. Дают им селедку, а они повозят ее по тарелке за хвост и не знают, что с ней делать. Яйца вареные рассматривают, крутят, смеются, но как их есть не догадываются. И только спустя пару недель выяснили, что им лучше риса - угощения нет.

В столовой гвинейцы удивили еще раз 7 ноября. Руководство УЦ-165 решило порадовать молодых бойцов в тот праздничный день изысканным кушаньем. Военторг прислал на базу 8 килограмм черной икры. Подали к столу - ребята долго принюхивались, но никто к икре так и не притронулся.

А зимой появились новые проблемы. Первый снег стал для гвинейских партизан суровым испытанием. За ночь намело, а утром никто из них не осмелился выйти за порог казармы на занятия - ведь никогда такого не видели! А когда африканцы заметили, что наши солдаты, раздевшись по пояс, растираются снегом, так сами побелели от ужаса. Так что через порог их пришлось выталкивать силой.

Однако в постижении партизанских хитростей, по признанию ветеранов-преподавателей УЦ-165, они проявляли похвальное усердие. Гвинейцев учили, как захватывать тюрьмы и освобождать узников, как проводить диверсии на железной дороге и электростанциях. На базе проводили ролевые игры: отрабатывали разнообразные операции - налет на город, на оружейный склад...

Михаил Васильевич Стрекозов говорит, что новобранцев обучали по той же программе, как в любой полковой школе - до уровня командира разведвзвода:

- Мы никогда не готовили экстремистов. У нас ведь основной контингент составляли неграмотные люди из неразвитых стран. А для подготовки таких боевиков-камикадзе, которые орудуют сейчас по всему миру, нужна индивидуальная работа. Это же подготовка единиц по специальным программам, с особой психологической обработкой.

Их учили не бояться самолетов и крокодилов

В УЦ-165 все наставники были кадровыми офицерами Советской армии. Навыки ученикам передавали на основе личного боевого опыта. Подполковник Кинчевский даже книгу для внутреннего пользования написал «Тактика партизанской борьбы». А полковник Стрекозов составлял первые учебные планы. В 1965-м он вернулся из Сирии, где четыре года был военным советником командующего фронтом. Михаил Васильевич рассказывает, что помимо циклов боевой (саперной,артиллерийской, зенитной и пр.) подготовки курсантов также сильно нагружали марксизмом-ленинизмом.

При подготовке на базе учитывали географические особенности техстран, откуда прибывали курсанты: проводили учебные операции в горах, лесу и даже учили грести на лодках - вывозили к морю.

О том, как воюют «крымчане» на далекой родине, руководству докладывали наши военные советники. Увы, не всегда приходилось гордиться выпускниками. В 1971 году один из преподавателей УЦ-165 лично проведал своих подопечных в Мозамбике. Им поставили задачу - организовать налет на полицейский участок. И парни по плану действовали до тех пор, пока в небе не появился вражеский самолет. Увидев его, все бойцы во главе с командиром партизанского отряда побросали оружие и разбежались.

- Когда нам поведали об этом случае, - рассказывает Владилен Степанович, - было решено изменить подходы в подготовке. У нас появилась полоса препятствий с применением напалма, разведполоса с канатной дорогой. Мы стали чаще использовать всевозможные факторы внезапности. Причем на команды «авион!» (по-португальски «самолет») и «крокодила!» курсанты реагировали одинаково - все забывали и... врассыпную! Но в большинстве своем на африканскую родину ребята после шести месяцев нашей школы возвращались уже неплохими солдатами.

Зачем негру в Африке рояль?

После преобразования Центра в 1980 году в военное училище срок подготовки бойцов увеличился до двух лет. Причем первый год курсантов учили русскому языку и подковывали идеологически. География новобранцев существенно расширилась. В Перевальное зачастила военная и политическая элита из дружественных Советскому Союзу стран третьего мира.

С разрешения ЦК курсантов стали вывозить на экскурсии в Ялту и Алушту. Особый пункт - передовой колхоз «Дружба народов». Их водили по домам колхозников, чтобы показать, как у нас хорошо живут простые люди. Так четыре кубинца даже жен себе в Крыму присмотрели! А кое-кто после культпохода в музыкальную школу крепко запал на инструменты.

- Как-то парень с Мадагаскара, - смеется Владилен Степанович, - пристал ко мне с вопросом: «Где купить пианино?» Я удивился: «А на кой тебе в Африке пианино?» Ну а он: «Как же, не понимаешь, пианино у нас – это два «Мерседеса». Привезу домой, продам: и будут машины - у меня и у папы». И действительно, когда он уезжал, ему сколотили деревянный контейнер и он увез на пароходе пианино. Вот так африканцы дали мне урок рыночной экономики.

Кстати, курсантов на срок пребывания в Союзе обеспечивали и комплектом гражданской одежды - костюм, две рубашки, туфли, носки, общей стоимостью - 250 рублей. Кроме того, на карманные расходы им выдавали по, 20 рублей ежемесячно. При таком раскладе особо предприимчивым удавалось скопить и на пианино.

Куда разбрелись солдаты удачи?

В 60-70-х годах крымский Учебный центр готовил в основном бойцов и командиров для революционных и национально-освободительных армий африканских стран. Советский Союз активно поддерживал вооруженную борьбу «прогрессивных сил» за независимость в Анголе, Мозамбике, Конго, Зимбабве, Гвинее. И выпускники УЦ-165 с переменным успехом противостояли португальским и английским колонизаторам. А позже полученный в СССР опыт ведения партизанской войны они уже использовали в междоусобных разборках.

С преобразованием УЦ-165 география курсантов значительно расширилась. В Крыму появились посланцы Лаоса и Вьетнама - там для поддержания социалистического режима требовалось пополнение армии квалифицированными специалистами. А после ввода советских войск в Афганистан оттуда на подготовку стали пачками прибывать афганцы - те, кто поддерживал правительство Бабрака Кармаля.

В 90-х, после распада Советского Союза, многие «товарищи» перешли на сторону фундаменталистов. Не исключено, что самым воинственным из них довелось стрелять в своих же учителей в Таджикистане и Чечне.

В 1983 году Муамар Каддафи присылал на полуостров своих офицеров подучиться подрывному делу. Год спустя в училище появилась группа палестинцев - единственная за всю историю существования базы. Они уже «на местах» передавали соратникам полученные навыки.

- Тогда ведь никто не мог предположить, что наши ученики повернут когда-нибудь стволы против нас, - говорят ветераны-преподаватели. И еще они сожалеют, что с развалом Союза не удалось сохранить училище - будут утрачены боевые традиции, опыт разведчиков и партизан. А может, это и к лучшему?

Майкл Львовски.
(«Комсомольская правда в Украине» № 48, 18 марта)


Copyleft (C) maidan.org.ua - 2000-2021. Сайт розповсюджується згідно GNU Free Documentation License.
Архів пітримує Громадська організація Інформаційний центр "Майдан Моніторинг". E-mail: news@maidan.org.ua