МАЙДАН - За вільну людину у вільній країні


Архіви Форумів Майдану

Війна закінчилась? Що ж далі?

05/04/2003 | Наглядач
За такою назвою на сайті http://www.islamua.net/gazeta/0403/warend.shtml надруковане інтерв’ю з народним депутатом України Рефатом Чубаровим.

Надається мовою оригіналу.

Война закончилась. А что дальше?

Во всех СМИ — в газетах, журналах, на радио и телевидении — освещение войны и послевоенных событий в Ираке остается важной темой. Вот какое мнение об иракском конфликте высказал в беседе с корреспондентом газеты «Арраид» народный депутат Верховной Рады Украины Чубаров Рефат Абдуррахманович.

— Совпало ли Ваше предположение о результатах Иракской войны с ее настоящим исходом?

— Я отношусь к тем политикам, которые выступают категорически против разрешения любой конфликтной ситуации военными действиями. Я исхожу из того, что в любой войне наиболее страдает мирное население.

В ходе военных действий на территории Ирака погибло много безвинных людей. И никто не знает, сколько их: одни называют до тысячи, другие — несколько тысяч. Даже если бы был один человек, безвинно погибший в этой войне, это уже говорит о том, что такие формы разрешения конфликтов недопустимы. Поэтому, если отвечать на Ваш вопрос — оправдались ли мои предположения или не оправдались — должен сказать: к сожалению, оправдались.

— По Вашему мнению, данную войну можно считать оккупационной или освободительной?

— Это очень сложный вопрос, ответ на который следует искать, прежде всего, в нормах международного права.

Международное право считает оккупацию видом временного пребывания войск одного государства на территории другого в условиях состояния войны между ними. При оккупации власть оккупированного государства практически прекращается, административное управление территорией осуществляется военным командованием оккупационных войск с соблюдением норм международного права.

Оккупирующая держава должна принимать меры по упорядочению общественной и хозяйственной жизни на занятой территории в интересах гражданского населения. Поскольку оккупация — временное явление, включение оккупированной территории в состав оккупирующего государства запрещается.

Поскольку отношение местного населения к оккупационным войскам бывает неоднозначным, то важным элементом режима оккупации является обеспечение безопасности оккупационных войск, их имущества и коммуникаций. С этой целью военные власти издают на оккупированной территории односторонние акты в отношении населения и местных органов власти и обеспечивают их соблюдение определенными мерами принуждения.

Нарушение оккупационными властями и лицами из состава оккупационных войск норм международного права, касающихся оккупации, влечет политическую, материальную или моральную ответственность оккупирующего государства или уголовную ответственность виновных физических лиц. Ответственность государств и физических лиц может возникнуть не только за нарушение законов и обычаев войны, но и за преступления против мира в том случае, если оккупация явилась следствием агрессивной войны.

Поэтому чрезвычайно важным для ответа на Ваш вопрос является квалификация самой войны, а именно — является ли она захватнической или же освободительной. Но даже и при такой постановке вопроса возникает очень много новых вопросов.

Скажем, допустимо ли привнесение извне свободы народу, который страдает от внутренней тирании? Если мы отвечаем «Да», то кто должен определять степень внутренней тирании в том или ином государстве, тем более принимать решение об «освобождении» угнетаемого народа от его собственных тиранов?

Поверьте мне, это вовсе не праздные вопросы. История ХХ века и наших дней изобилует многочисленными примерами, когда государства проводили и проводят дискриминационную политику в отношении отдельных народов, проживающих на их территории.

Так было, в недавнем прошлом, и с крымскотатарским народом, который был подвергнут советским режимом тотальной депортации со своих земель, а затем около полувека насильственно удерживался в изгнании. К сожалению, за все эти годы изгнания и десятилетия репрессий над крымскотатарским народом ни одно государство на официальном уровне не предприняло мер политического или экономического давления на руководство бывшего СССР.

А разве мы можем не сказать о трагедии чеченского народа в наши дни? Заметьте, я сейчас говорю не о сути и причинах военных действий на территории Чечни, хочу просто обратить внимание на то, что в Чечне за последние 9 лет убито более сотни тысяч мирного населения. Так почему же в этом случае не применяются меры международного воздействия, направленные на прекращение целенаправленного уничтожения одного из самобытных этносов нашей планеты?

Но вернемся к сути Вашего вопроса.

Независимо от оценки причин и мотивов введения иностранных войск на территорию Ирака, международное право классифицирует это действие как оккупацию.

Другое дело — насколько быстро власть в оккупированном Ираке будет полностью передана самому народу Ирака. С моей точки зрения, если в ближайшие полгода в Ираке не будут проведены свободные выборы и иноземные войска не покинут территорию Ирака, то возникнут серьезные сомнения в истинности тех целей, которыми руководствовались государства, осуществившие ввод своих войск в эту страну. Ведь очевидно, что нельзя привносить свободу народу и не давать этому народу самому избирать тот стиль, тот образ жизни и те органы, которые могли бы руководить этим народом.

— Но некоторые называют эту войну освободительной…

— Давайте тогда еще раз уточним терминологию. Если цель этой войны заключалась в освобождении Ирака от режима Саддама Хусейна, то считайте, что цель достигнута. Но дальше что?

Я даже не говорю о том, что укрепление режима Саддама, а затем и осуществление им многих преступлений как против собственного народа, так и своих соседей (Иран, Кувейт) стало возможным благодаря поддержке, которую режим Хусейна в той или иной мере получал в разные годы от государств, выступивших сегодня против него. Понимаете, нельзя руководствоваться в международной политике тем принципом, что пока диктатор не вышел из подчинения тех, кто его поддерживает извне, он может творить беззакония.

Мое глубочайшее убеждение состоит в том, что международному сообществу в целом следует максимально концентрировать свои усилия по выработке таких универсальных мер воздействия на диктаторские режимы, чтобы исключить впредь доведение ситуации до военных действий.

— Кто, по Вашему мнению, был главным заказчиком Иракской войны? Кому она была выгодна?

— Я бы начал с поиска ответа на вопрос: кто довел конфликтную ситуацию до войны?

Мой ответ однозначен — Саддам Хусейн. Заметьте, я не утверждаю, что Саддам хотел начала военных действий, скорее всего он понимал, что война против Ирака приведет к падению его режима.

Иное дело — он рассчитывал, что подготовка к войне, с одной стороны, позволит ему, нещадно эксплуатируя патриотические чувства иракского народа, максимально упрочить свою абсолютную власть над ним. С другой — Саддам был уверен в том, что, опираясь на усиливающееся антивоенное движение в мире, он избежит войны. Скажем откровенно, у него были основания думать, что война против его режима не будет начата, поскольку ряд стран-членов Совета Безопасности ООН никогда не проголосовали б за такое решение. Собственно, такое понимание Саддамом сложившейся вокруг Ирака ситуации и позволяло ему так пренебрежительно относиться к выполнению резолюций ООН. Но, как видим, отдельного решения Совбеза ООН о начале военных действий против режима Саддама Хусейна и не понадобилось…

Есть ли прямые заказчики иракской войны?

К великому сожалению, в ходе любого конфликта, в том числе и происходящего в форме военных действий, всегда есть стороны, пытающиеся использовать в собственных интересах те новые возможности, которые предоставляются им в результате состоявшихся изменений.

Помните, когда случилась трагедия 11 сентября 2001 года, унесшая тысячи человеческих жизней, некоторыми политиками, в том числе и в Украине, стала активно пропагандироваться тема мусульманской угрозы?

А скажите мне, кто-то нашел истинных заказчиков и исполнителей взрывов домов в Москве, которые и послужили поводом для начала второго этапа военных действий в Чечне?

Так и в ходе военных действий в Ираке нельзя было не заметить, что ряд государств, имеющих на своих территориях или в отношениях со своими соседями затянувшиеся конфликты, активизировали силовые методы для их разрешения. Расчет был прост: внимание международного сообщества приковано к событиям в Ираке, соответственно — кто там обратит внимание на то, что делается в других регионах?

И еще раз — чьи интересы и кто заказчик? Процессы глобализации и усиливающаяся конкуренция между государствами и их блоками требуют установления единых — для всех государств! — механизмов согласования их интересов. Отсутствие таких механизмов сохраняет опасность совершения со стороны того или иного государства действий, которые не могут быть приемлемы их соседями, а в некоторых случаях — могут и нести угрозу миру в целом.

Вот почему процесс восстановления гражданской власти в Ираке в послевоенный период следует возвратить под контроль ООН. В противном случае, правы окажутся те, кто уже сегодня указывает на одну из причин военных действий против Ирака, — желание ряда государств взять под свой контроль нефтяные запасы в этом регионе.

— Как Вы считаете: может ли подобная война повториться в других странах?

— Убежден, что международное сообщество не может не реагировать, если в какой-либо стране грубо попираются права человека. Тем более, если дискриминация людей со стороны собственного государства осуществляется по расовым, этническим или религиозным признакам. Поэтому, в таких случаях, я разделяю принцип вмешательства в дела другого государства. Иначе, человечеству никогда не остановить страшные преступления. Вспомните этнические и религиозные чистки на территории бывшей Югославии! Мне довелось быть в послевоенной Хорватии, говорить со многими теми, кто пережил ужас таких трагедий.

О трагедии крымскотатарского народа, которому еще очень долго придется преодолевать последствия тотальной депортации и десятилетий изгнания, мы уже немного говорили в начале нашего интервью.

Таким образом, ни один преступный режим, ни один диктатор не должны оставаться безнаказанными.

Если такой принцип будет господствовать в международной практике, тогда мы можем говорить и о том, что подобные военные действия, начатые без санкции ООН, будут исключены во взаимоотношениях между государствами.

С другой стороны — и мы об этом также немного говорили, господствование принципа неотвратимости наказания за преступления против человека, потребует радикального изменения принципов деятельности самой ООН. Но это уже тема другого разговора.

Пока же такой принцип наказания будет применяться выборочно, никто от повторения иракской ситуации не может быть застрахован.

— Тогда еще один вопрос: Вы помните, какие манифестации, протесты проходили по всему миру перед войной с Ираком? Ведь говорили, констатировали тот факт, что никогда за всю историю человечества не было таких мощных протестов.

— Возможно, Вы со мной не согласитесь, если я скажу, что общественное мнение в достаточной мере непредсказуемо, ибо по-разному реагирует практически на одинаковые по своей сути события. Но я не хочу при этом утверждать, что все люди, выходящие на акции протеста и высказывающие свою позицию, настолько простодушны, что не ведают, против чего они выступают.

Нет, я о другом.

Позвольте мне еще раз сослаться на недавние трагические события на территории бывшей Югославии. Не затрагивая причины ожесточенной войны между разными народами, проживавшими в этой стране, скажем только то, что в результате этой войны гибли сотни тысяч людей — православных христиан, католиков, протестантов, мусульман…

Это были страшные дни. Но еще страшнее, с моей точки зрения, было то, что в разных странах общественность протестовала против этой войны, исходя из своих симпатий или антипатий. Одни выступали в защиту христиан, другие — мусульман, третьи утверждали, что правы сербы, четвертые — хорваты…

И поскольку то общество, в котором шла война, было многоконфессиональным и полиэтничным, то одни поддерживали военное вмешательство извне на территории бывшей Югославии, а другие — нет.

И очень мало было тех, кто выступал против войны как таковой, в которой гибнут все, невзирая на религию или национальность.

В случае с Ираком другая ситуация.

Страной, взявшей на себя ответственность за вторжение в Ирак, страну с преобладающим мусульманским населением, оказались США и Великобритания. Уже это обстоятельство привело в ряды протестующих много людей, исповедующих Ислам. Замечу, что в большинстве своем эти люди выступали не в защиту Саддама Хусейна, а против войны, в которой могут погибнуть и их единоверцы.

Мои наблюдения за некоторыми политическими силами Украины, выступившими против военных действий в Ираке, позволяют мне говорить о том, что главной побудительной причиной, обусловившей их протесты, явилось то, что страной, совершающей военные действия, были США. Уверяю Вас, если бы это была иная страна, тем более близкая им по идеологическим ценностям, у таких партий была б иная позиция.

Следующую группу выступающих против военных действий в Ираке составили многочисленные экологические, пацифистские и правозащитные организации.

Однако, и это тоже правда, все эти протестные силы объединяло их понимание опасности принятия односторонних, помимо ООН, решений в вопросах войны и мира.

— Кто, по Вашему мнению, сейчас, при сложившемся положении мог бы управлять государством Ирак? Имеются в виду какие-то партии, движения, политические направления и т.п.

— Повторюсь, я убежден в том, что восстановление гражданской власти в Ираке должно проходить под контролем ООН.

Но и в этом случае, процесс демократизации иракского общества, к сожалению, не будет столь простым. Режим Саддама Хусейна совершил внутри своего общества много преступлений и несправедливостей. Одна из несправедливостей состояла в том, что не все сегменты иракского общества имели равные возможности в управлении. Режим Саддама отводил мусульманам-шиитам второстепенную роль в государственной жизни Ирака.

Сегодня в Ираке царит растерянность — одни, которые пришли извне, носители иной культуры и иных подходов — должны бы, в идеале, учесть все особенности иракского общества. Но смогут ли?

Не менее важно, чтобы и иракцы осознали необходимость максимального учета интересов всех религиозных и этнических составляющих иракского общества при определении ими новых законов, по которым будут проводиться свободные выборы. Это очень важно, ибо всегда могут найтись и те, кто захочет и дальше дергать ниточки управления иракским обществом.

Интервью провела
Лилия ОСИПОВА


Copyleft (C) maidan.org.ua - 2000-2021. Сайт розповсюджується згідно GNU Free Documentation License.
Архів пітримує Громадська організація Інформаційний центр "Майдан Моніторинг". E-mail: news@maidan.org.ua