МАЙДАН - За вільну людину у вільній країні


Архіви Форумів Майдану

ПРОБЛЕМЫ УЧАСТИЯ КРЫМСКИХ ТАТАР В ИЗБИРАТЕЛЬНЫХ КАМПАНИЯХ

08/07/2003 | line305b
ПРОБЛЕМЫ УЧАСТИЯ КРЫМСКИХ ТАТАР В ИЗБИРАТЕЛЬНЫХ КАМПАНИЯХ

Айдер Муждаба – политолог, директор Крымского Центра Реформ

Андрей Зверинцев в монографии "Коммуникационный менеджмент. Рабочая книга менеджера РR" пишет: «Общество за всю свою историю изобрело лишь три основных средства влияния на человека. Во-первых, принуждение. Во-вторых, манипуляция. В-третьих, сотрудничество».
Крымские татары за недолгую историю проживания в Крыму после депортации (принято считать, что крымские татары массово стали возвращаться в Крым в начале 90 – годов XX столетия) казалось бы прошли все вышеозначенные три стадии. Красноречиво их можно проследить в процессе участия крымских татар в выборах.
Безусловно, крымскотатарский народ, учитывая его численность (а это всего лишь около 250 тысяч в Крыму), не может играть заметной роли в украинской «большой» политике.
По мнению Александра Майбороды – зав.отдела этнополитологии Института политических и этнонациональных исследований НАН Украины, весомое слово на выборах могут сказать только россияне, при условиях солидарного голосования. Ибо это нац.меньшинство составляет 22% населения Украины, при том, что другие этнические неукраинцы составляют только 5% населения.
Но для политической элиты Украины крымскотатарский народ, в период избирательной кампании, становится неким «лакомым крымским кусочком».
Так все же, почему же в избирательный период многие политические лидеры Украины и политические силы, которые они представляют, интенсивно начинают искать диалога с крымскотатарскими лидерами, и что преследуют последние, призывая свой народ отдать свой голос тем или иным политическим лидерам или политическим силам? Анализируя участия крымских татар в избирательных процессах в 1999, 1998 и 2002 годах попробуем поставить все точки над «і» и очертить тот круг возможных проблем, с которым Крым столкнется в 2004 и 2006 годах. Безусловно, данные размышления не могут претендовать на мнение последней инстанции, хотелось бы, чтобы они явились некой толчковой силой для более широкой дискуссии о роли крымскотатарского народа в избирательных процессах.
Зачастую для украинского политического истеблишмента проблемы возвращающихся крымских татар не актуальны. В фокусе внимания украинских политиков, по отношению к Крыму, проблема коренного народа обычно рассматривается после проблем Черноморского флота, разногласий по статусу Крыма и т.д. или не рассматривается вообще. Крымскотатарская проблематика приобретает особый интерес только в избирательный период.
Одна из истин которую неплохо усвоили политики, кроется в словах Председателя Меджлиса крымскотатарского народа Мустафы Джемилева, сказанных им еще в 1993 году: «…социологи предсказывают, что на выборах, будь то президентских или парламентских, будут участвовать всего 55-60% избирателей. Крымские татары составляют где-то 10-12% избирателей, но если учесть, что они несколько более политически активны, и если провести хорошо разъяснительную работу, то в выборах могут принять участие более 95% наших соотечественников, и их голоса уже составят в общем плане где-то 18-20%. Таким образом, мы можем оказать существенное влияние на исход выборов в пользу того или иного кандидата». [«Говорит Мустафа Джемилев. Доклады на сессиях и конференциях Курултая крымскотатарского народа» - Симферополь: «Оджакъ», 2001. - С.88]
Поскольку интересы реализуются через доступ к власти, то этнические группы активно стремятся к ней. Властные рычаги дают представителям этногрупп возможность доступа к социальным ресурсам, гарантируют безопасность от политических, правовых давлений, помогают обеспечить своё языковое, культурное развитие, и тем самым оберегать групповую идентичность.
В целом, в глубине любой групповой психологии таится желание брать непосредственное участие в решении вопросов, которые касаются судьбы группы: ведь «мы» лучше, чем «они», знаем, что нам нужно и как этого достичь.
Крымскотатарская сообщность является красноречивым примером данной групповой психологии. Достаточно проследить несколько мыслей, высказанных лидером крымских татар Мустафой Джемилевым.
Выступая о выполнении решения Курултая по поводу президентских выборов 1999 года, лидер Меджлиса отметил: «Разумеется, среди крымских татар были, есть и должны быть разные мнения по одним и тем же политическим вопросам. Но в том-то и заключается весь смысл Курултая (национального съезда крымских татар – прим.Муждаба), чтобы, обсудив разные мнения, принимать от имени высшего представительного органа нации единые решения, ибо только в этом случае наше Национальное движение будет представлять определенную силу, и откроется возможность разрешения каких-то наших проблем. [«Говорит Мустафа Джемилев. Доклады на сессиях и конференциях Курултая крымскотатарского народа» - Симферополь: «Оджакъ», 2001. - С.206].
И это еще «теплые полутона». Во время выборов Президента Крыма Мустафа Джемилев был более категоричным. «Еще ни один из объявленных и предполагаемых кандидатов в президенты не заявил о признании Меджлиса крымскотатарского народа в качестве единого представительного органа крымских татар и уже по этой причине какие-либо договоренности с ними не имеют практического смысла». [«Говорит Мустафа Джемилев. Доклады на сессиях и конференциях Курултая крымскотатарского народа» - Симферополь: «Оджакъ», 2001. - С.90].
Таким же категоричным он был в 2001 году: «Ми виходитимемо з того, що на території Криму ніякий парламент не може бути легітимний, якщо в ньому належною мірою не представлений його корінний народ..... ми домагаємося представництва не просто етнічних кримських татар, обрання представників кримськотатарського народу, які, звісно, мають бути обрані самим цим народом, а не комуністами чи ще кимось”. А вот его мнение о выборах в парламент Украины: “необхідно брати участь у виборах разом з такою партією або виборчим блоком партій, який включить до прохідної частини свого списку кандидатів у депутати не менше двох представників кримських татар. Крім того, ми можемо бути в союзі тільки з такою політичною партією, яка у своїх програмних документах передбачає у тому числі й заходи щодо відновлення прав кримськотатарського народу”. (“Кримськотатарське питання” - №8, 2001 рік, С.23-33).
Если проанализировать вышесказанные цитаты, мы можем определить некоторые интересы крымских татар, вокруг которых политические силы Украины могут вести переговоры ради того, чтобы крымскотатарские голоса легли в избирательную копилку той или иной партии или блока.

Первый интерес – признание Меджлиса, как представительного органа крымских татар.
Второй интерес - достаточное представительство крымских татар в парламенте Крыма и представительство в парламенте Украины.

Как мы видим, на данном этапе крымские татары сосредотачивают свои усилия на решение собственных этнических проблем, а не проблем общеукраинского масштаба.
Проявление тенденций к актуализации этнической идентичности избирателей – это достоверный индикатор того, что социальные, политические и культурные права меньшинства не оправдались, или, что она в целом чувствует себя в не безопасности.
Достаточно ли интересен для украинских политических сил крымскотатарская сообщность, чтобы учитывать ее интересы.
Отличительной чертой последних парламентских выборов от предыдущих стало то, что, благодаря договоренностям между Украиной и Узбекистаном об упрощенном принятии украинского гражданства, число крымскотатарских избирателей выросло почти в двое. В тот же время, если активность крымчан в среднем составляло 63%, то активность крымскотатарского народа доходила до 80%.
По мнению некоторых экспертов, избирательная гонка в Крыму происходит в основном между местными политическими силами и местной бизнес-элитой.
И крымские татары хорошо это понимают. Складывается впечатление, что они всеми силами пытаются укоренится во власти. Вот только некоторые факты последней избирательной кампании: во время выборов 2002 крымские татары выдвинули в 62 округах 86 кандидатов в парламент Крыма, из них в 52 округах баллотировались кандидаты, поддержанные Курултаем крымскотатарского народа. При численности 12% крымских татар на полуострове, в нынешний парламент было избрано 8 депутатов, что составляет 8%. В парламенте предыдущего созыва крымские татары не были представлены. Депутаты, избранные в парламент Крыма, представляют всего лишь 3 из 24 территориальных единиц Крыма – Кировский район (3 депутата), Белогорский (2 депутата), Бахчисарайский (1 депутат) и Симферопольский (1 депутат). Как видим крымскотатарский народ непропорционально своей численности представлен в парламенте Крыма. Данную проблему необходимо будет учесть при выработке будущего механизма выборов. Дискуссия о том, по какой системе проводить выборы в крымский парламент, имеет уже свою историю. Так, еще в 1997 году, первый заместитель председателя Меджлиса, народный депутат Украины Рефат Чубаров, отстаивал идею пропорциональной системы. По его мнению такая система позволила бы политически структурировать крымский парламент, а также дала бы возможность крымским татарам имеет в крымском парламенте представительство, пропорционально их численности в Крыму. [см: г «Независимость», 3 декабря 1997 года].
Но выход даже многочисленной этногруппы на избирательное ристалище усложняется тем, что групповым субъектом выборов должна быть партия или блок партий. Но создание партий по этническому принципу не предусматривается законом.
Именно этот аргумент озвучивал и нынешний премьер-министр Крыма, он же лидер крымского отделения НДП Сергей Куницын. “Крим не є окремою державою, тут немає власних політичних партій, а тому в автономії може діяти лише мажоритарна виборча система” (“Свобода”, 23 жовтня 2001 р). В то же время, для учета крымскотатарских интересов Сергей Куницын, предлагал создать национальные округа.
Именно эти доводы, наверно и заставили крымскотатарских лидеров, отойти от однозначной поддержки пропорциональной системы. В этой связи хотелось бы привести еще один комментарий Рефата Чубарова: “пропорційна система певним чином здатна вирішити проблему представництва кримських татар у владі, але тоді постає проблема суб`екта висунення списку, і за певної доброї волі парламенту України, якщо буде надане право висунення національним організаціям, така система могла б нас влаштувати...
... як член цієї робочої групи (я) підготував доповідну записку, де говорилося, що розв`язання проблеми можливо кількома шляхами. По –перше, це квота, по-друге, використання пропорційної системи і, по-третє, - мажоритарна система, але з формуванням національних округів. Леонід Грач і Верховна Рада Криму виступили проти будь-яких механізмів, але підтримали пропорційну систему, вважаючи, що вона найбільш вигідна для них самих...”. [ газета “День”, 10 июля 2001].
Внедрение пропорциональной, или, хотя бы смешанной системы выборов, позволило бы усилить влияние центра на крымский полуостров и уменьшить фактор – «админресурса».
Скорее всего вопрос о системе выборов в парламент Крыма вновь приобретет свою важность в недалеком будущем. Но уже сегодня можно говорить о достаточно политической структуризации ВР АРК.
Из 100 депутатов – 48 депутатов являются представителями политических партий, 49 – беспартийные. Крымские коммунисты представлены 15 депутатскими мандатами, Аграрная партия Украины – 12, Народно-Демократическая партия – 8, СДПУ(о) – 3, Партия Регионов Украины – 3, блок «За Единую Русь» - 2, Селянська партия – 1, Трудовая партия –1, Демократический Союз – 1.
И, хотя последняя избирательная кампания в парламент Крыма по закону проходила по мажоритарной системе, де-факто данная кампания носила все элементы пропорциональной системы. Избирательная гонка шла между двумя блоками – «Блок Грача» (коммунистические силы) и «Команда Куницына» (демократические силы).
Данная стратегия имела свои плюсы. Если сравнивать итоги выборов 1998 года с итогами 2002 года, то, мы можем увидеть что, коммунисты, которые в 1998 году праздновали победу, имея 36 депутатов, то в нынешнем составе парламента коммунисты имеют всего лишь 15 человек. Прокуницынская фракция «Стабильность» в нынешнем парламенте насчитывает более 80 из 100 депутатов.
Необходимо отметить, что Грач и Куницын, осознавая важность крымскотатарского фактора, интегрировали крымскотатарских представителей в свои команды.
Думаю, не подлежит дискуссии тот факт, что убедить в том, что интересы определенной этнической группы не полностью удовлетворены легче этническим активистам, которым группа привыкла доверять, а не постороннему субъекту избирательного процесса, заинтересованного в голосах любого избирателя. С учетом этого важное значение приобретает стратегия этнических лидеров. Поэтому, для политических партий стает актуальным вопрос о внедрении в свои ряды крымскотатарских лидеров.
Последняя избирательная компания показала, что партийная структуризация проходит и в среде крымскотатарской политической элиты. Из 8 крымскотатарских депутатов 5 - члены политических партий: Кадыр Османов и Сервер Мемедляев – члены АПУ, Альберт Кангиев и Ресуль Велиляев – члены НДП, Лентун Безазиев – член КПУ.
Но данный факт красноречиво очертил одну из главных проблем крымскотатарского национального движения – отсутствие его целостности и единения. Так, из 79 кандидатов в депутаты ВР АРК 45 баллотировались по решению Курултая, а 34 были выдвинуты другими политическими силами или шли на выборы самостоятельно.
Но и это проблема может служить дополнительным козырем к ведению пропорциональной системы выборов в Крыму при наличии квот в национальных округах. Такая система позволит структурировать не только политическую жизнь автономии, но и национально-освободительное движение крымских татар. К тому же не исключено, что это может привести к тому, что крымскотатарские лидеры вырастут из узких «этнических штанишек» к формированию крымского политического бомонда, с интересами, которые будут актуальны всему населению Крыма.
Но необходимо учитывать, что избрание некого количества депутатов, даже такого количества, которое бы устраивало крымскотатарских лидеров, не может привести к ослаблению значения таких структур, как Курултая или Меджлиса. Необходимо, чтобы Курултай крымскотатарского народа, как в выборах 1994 года, имел право выдвигать свои кандидатуры. Ибо ясная речь Курултай и Меджлис не будут регистрироваться и включаться в число существующих тысяч общественных организаций Крыма. В случае, если Курултай станет субъектом избирательного права в пропорциональной системе выборов в крымский парламент, то необходимо также будет предусмотреть возможность Меджлиса на право отзыва депутата избранного по списку Курултая.
Ну и последние, если и стоило бы рассматривать идею двухпалатного парламента, то скорее всего это касается не парламента Украины, а ВР АРК. И в этом случае можно было бы обсуждать идею выдвинутую некогда крымскотатарскими лидерами. Суть этой идеи заключалась в двухпалатном крымском парламенте. Где одна палата была бы представлена депутатами, избранными по территориальному принципу, а вторая палата была представлена коренными народами Крыма (крымскими татарами, караимами, крымчаками).


Copyleft (C) maidan.org.ua - 2000-2021. Сайт розповсюджується згідно GNU Free Documentation License.
Архів пітримує Громадська організація Інформаційний центр "Майдан Моніторинг". E-mail: news@maidan.org.ua