МАЙДАН - За вільну людину у вільній країні


Архіви Форумів Майдану

«САМОБЫТНЫЙ МИР,ИДУЩИЙ ВО ВСЕ СТОРОНЫ...»

08/15/2003 | line305b
Хм, хм, ок, несколько сомнительных по качеству (информации, анализа, выводов) статей в Литературной Газете: интересные все же стороны есть.. Весело, что т.н. "русский вопрос" оказывается стал "проектом" - как-то странно воспринимается, хотя довольно близко отражает реалии... Ну и всякое другое, как то сетование и даже чуть не зависть, что оказывается крымскотатарские организации дают фору русским в эффективности деятельности; и недоумение (как они так могут), смешанное с подспутным одобрением (там им и надо, раз ничего не могут) поведения российского бизнеса, который оказывается "поддерживает всех, кроме русских..."..


-------

«САМОБЫТНЫЙ МИР,ИДУЩИЙ ВО ВСЕ СТОРОНЫ...»
Cлова эти принадлежат Герцену, который в 1857 году (время не самое лучшее для исторического оптимизма) написал:

«Россия расширяется по другому закону, чем Америка, оттого, что она не колония, не наплыв, не нашествие, а самобытный мир, идущий во все стороны…»

В неподходящий момент, прямо скажем, напомнил Александр Иванович о «расширении», а уж сравнение с Америкой и сегодня как бальзам на душу (все-таки пока Россия не колония!). Но исторически Россия сегодня так же «сужается», как и во время крымской катастрофы, причем называется это почему-то интеграцией. То ли потому, что нет сегодня в рядах современных дипломатов Горчакова, совершившего невозможное после жестокого поражения России в Крымской войне, то ли потому, что политкорректность при сдаче своих геополитических позиций (со стороны России, разумеется) достигла своего апогея, то ли еще по каким причинам, но и сегодня не поздно вспомнить слова поэта и дипломата Федора Ивановича Тютчева, который писал незадолго до падения Севастополя 9 июня 1854 года:

«Мы накануне какого-то ужасного позора, одного из тех непоправимых и небывало постыдных актов, которые открывают для народов эру их окончательного упадка». Через несколько дней тютчевское видение «предмета» стало еще более трагичным:

«Весь Запад пришел выказать свое отрицание России и преградить ей путь к будущему…»

Напомним, что крымская катастрофа начиналась, говоря современной терминологией, как «региональная война» (русско-турецкая), а затем, предприняв дипломатическую изоляцию России, Англия и Франция «заступились» за Турцию. Последствия этого гуманного заступничества были бы для России необратимы, если бы не Горчаков, которого сегодня непременно назвали бы если не «ястребом», то уж точно «маргиналом» или человеком, лишенным нового политического мышления.

Крым всегда был болевой точкой России, где решалось, быть или не быть ей державой, а не колонией. Эту цель – сохранить Россию как ведущую державу в мире – преследовали и Белое движение, и Советская власть ценой самых жестоких потерь в братоубийственной войне. И парадоксально (или закономерно), что и белым, и красным по наследству доставались все те же проблемы, что и Екатерине-матушке, решавшей их с помощью кнута и пряника. Однако сегодняшнюю ситуацию – ни политического кнута, ни пряника, ни русского Крыма, ни самой державной России – не могли представить ни «мать народов», ни ее сподвижники, выводившие Россию к Черному морю и другим морям, ни тем более царь-реформатор. Действительность более чем сурова: отступающую без всякой войны (но при наличии новой геополитической катастрофы) Россию все те же «союзники» успешно «запирают» в лужице у Боровицких ворот! Каково великим теням смотреть с небес на этакую морскую, державу?

Есть еще один политический «ресурс», который новая Россия абсолютно не использует, – это русские в Крыму и те, кто живет в координатах русской культуры и русского языка независимо от нацпринадлежности. Статистика и мнения экспертов выразительно свидетельствуют о том, что Россия и здесь ведет себя как колония. А между тем включать полиэтническое богатство Крыма, синтез его древнейших культур (вот уж действительно евразийская цивилизация!) в систему своих политических интересов Россия могла бы с большим эффектом для себя, по-новому решая и «русский вопрос». Увы, и этот источник остается невостребованным, поскольку «русский вопрос» для себя уже давно решил прежде всего крупный российский бизнес. Не только в Автономной Республике Крым, но и во всех странах СНГ и Балтии наши «киты» поддерживают все национальные общины, кроме… русских. О каком же тогда политическом и общественном рейтинге русских и русскокультурных организаций говорить, если их нищенское существование выразительно свидетельствует о пренебрежении к ним прежде всего со стороны России?

Будет ли Россия в ближайшем историческом будущем не только сужаться, но и расширяться, причем «по-другому, чем Америка», о чем с такой точностью говорил Герцен? Или самобытный мир, идущий во все стороны, уходит в прошлое и шансов вернуться в новую политическую реальность у него нет? Набившая оскомину фраза о необходимости политической воли имеет к данной ситуации и в России, и в Крыму прямое отношение. При ее ощутимом дефиците полезно хотя бы иногда поглядывать на портреты политических предков.

Наталья АЙРАПЕТОВА,

шеф-редактор проекта «Русский вопрос»

© "Литературная газета", 2003
http://www.lgz.ru/archives/html_arch/lg302003/Polosy/art3_4.htm

Відповіді

  • 2003.08.15 | line305b

    Вот еще: Волошин из той же серии...

    ВЫПУСК 7
    НЕЖЕЛАННЫЕ ЮБИЛЕИ
    Я не изгой, а пасынок России.
    Я в эти дни – немой ее укор...

    Максимилиан ВОЛОШИН

    В борьбе за Крым Российская империя и СССР потеряли три миллиона человек. В 2003 году исполняется 220 лет присоединению Крыма к Российскому государству. Но ни в России, ни на Украине об этом событии фактически никто не вспомнил. О причинах такого забвения мы говорили с директором Института стран СНГ Константином Затулиным.

    – Константин Федорович, как эта дата была отмечена в нашей стране?

    – Увы, никак. Забвение дня присоединения Крыма к России – это жертва лицемерия «братских отношений» между Россией и Украиной. У нас многие политики, дипломаты, журналисты стараются быть в курсе новых «старых» веяний в нашей политике, а потому рассуждают: «Если отмечать подобную дату, не навредит ли это нашим братским добрососедским отношениям? Не напомнит ли это, что Крым присоединялся не к Украине, а сегодня он в ее составе?»

    Вот сейчас вроде как проходит Год России на Украине. С первых дней, когда еще была придумана пиар-акция с Годом Украины в России, я выражал сомнения, что она приведет к прорыву в отношениях между нами и достигнет декларируемых целей. Это обычная показуха. На фоне расходящихся политических курсов странно слышать об особых месячниках и годах российско-украинской дружбы. Надо говорить о ее веках, о тысячелетии, а эти «годы» – лабораторный опыт, к тому же неудачный.

    После объявления Года России на Украине обнаружилось полнейшее отлынивание украинских властей от каких-то содержательных мероприятий в его рамках. Нет совместного плана, лишь бумажка в полторы страницы – протокол, подписанный министрами культуры о проведении каких-то концертов мастеров художественной самодеятельности. Кроме этого, ничего же нет. Вот и дата 220-летия присоединения Крыма к России принесена в жертву и Году России на Украине: вроде неловко ее праздновать. В этом году еще 150 лет началу Крымской войны, 350 лет Великому посольству российскому на Украину, результатом которого стала Переяславская Рада, прошедшая 8 января 1654 года. Эти даты собираются отмечать?

    Мы с группой энтузиастов пытаемся привлечь к ним внимание: планируем конференцию, посвященную Крымской войне, в октябре в Севастополе в филиале МГУ, издание альбома документов о Переяславской Раде, а то ведь на Украине всякого вранья за последние годы о ней много наговорено и написано…

    Вы думаете, кто-то нам оказывает содействие в этих замыслах? Например, те, кто благодарностей наполучал от президентов за «бравое» проведение Года Украины в России и кто не менее «браво» отчитается за Год России на Украине? Нет! Абсолютная незаинтересованность. Полное нежелание этим заниматься.

    – Почему на Украине не было празднеств в честь 220-летия присоединения Крыма, ведь это теперь ее вотчина?

    – Вопрос, как я понимаю, риторический. Могут ли украинские политические деятели отмечать эту дату? Не могут. Во-первых, присоединение было к России – значит, это «не наш праздник». Во-вторых, у кого Крым был отвоеван? «У несчастного репрессированного татарского народа, выступавшего в союзе с Турцией, ныне членом НАТО» – значит, нельзя это праздновать!

    На самом деле украинцы не чувствуют себя хозяевами этой земли. Они не переживают события, связанные с ее историей, напротив, они считают, что историю можно начать с чистого листа. Мы бы должны им напомнить об этой важной дате, но не делаем этого в угоду дешевой политической конъюнктуре.

    Чего ради мы демонстрируем потрясающую политкорректность, которую от нас никто и не ждет? Непонятно. Может, нам не стоит отмечать годовщину Бородинской битвы, потому что у нас хорошие отношения с Францией? Да и с Германией тоже… Может, написать в учебниках истории, что Крым присоединили к Украине?

    Мы, безусловно, особенно из-за остроты возникающего противостояния и напряжения вокруг исторических дат, должны были дать свое толкование присоединения Крыма к России, провести по этому поводу серию акций, никого не оскорбляя (воспоминания о победах русского оружия над османской Турцией не портят наши прекрасные отношения с этой страной).

    – Как вы охарактеризуете сегодняшнюю политическую ситуацию в Крыму?

    – Политически Крым совершенно опустошен. С 1991 года в его истории было несколько этапов. Первый был тесно связан с распадом СССР – Крыму удалось вырвать у Украины республиканский статус и Конституцию. Тогда были сильны ожидания, что Россия сделает полуостров поводом для обсуждения общих, в том числе территориальных проблем с Украиной. Киев же пытался «перевербовать» крымскую политическую элиту, чтобы быть уверенным, что Крым, заселенный преимущественно русскими, не уедет из-под руки Киева. Потому тогда Крыму удавалось добиваться уступок в свою пользу.

    В 94-м на выборах в крымский парламент победил блок «Россия». Настал момент выбора – куда дальше двинется Крым? Было весьма вероятно, что, поддержи Россия автономное движение в Крыму, он был бы сегодня более независимым и в экономическом плане гораздо более преуспевающим, потому что сохранил бы возможность вести свои дела так, как считает нужным.

    К большому сожалению, Россия прошла мимо этой возможности, ограничившись болтовней и интригами, фактически «сдав» Крым. В свою очередь, среди победителей – в блоке «Россия» – начались внутренние склоки, которые усиленно поощрялись Украиной и ее спецслужбами. Использовалась стратегия «разделяй и властвуй».

    В 95-м Украина, упреждая новый прилив пророссийских настроений в Крыму, добилась от республики изменения Конституции. Россия могла бы достаточно жестко прореагировать на ограничение прав русского населения Крыма. Но она опять ограничилась исключительно словами. В нынешней России всегда, когда возникает крымская тема, находятся люди, кричащие о том, что ни в коем случае Крым нельзя трогать, ибо это приведет к разрушению «братских» отношений между Украиной и Россией. Кстати, следуя этой логике, и Севастополь нельзя считать городом славы русских моряков, да и Черноморский флот лучше сдать.

    А потом в Крым на жительство послали около ста тысяч украинцев именно потому, что он якобы представлял угрозу сепаратизма. Политически Крым стал территорией, управляемой из Киева. Из Конституции было изъято несколько важных блоков.

    В Крыму воцарилось нечто вроде нового политического застоя. Маломощные пророссийские организации, пользующиеся симпатиями основной части населения, но не получающие должной поддержки из России, преследуются украинскими властями. А люди, называемые хозяйственниками, сделали вывод, что главное – надо приспосабливаться. Местные предприниматели, большинство из них русские, готовы и с Россией, и с Украиной договариваться, с кем угодно, лишь бы им дали возможность жить и преуспевать.

    Причем выяснилось, что Крым как здравница Украине не нужен – она не в состоянии обустроить свои курорты. Крым недостаточно стабилен, чтобы туда пришли большие инвестиции. Да и отдыхали там в основном люди из российских областей, у украинцев много других местных курортов.

    На фоне борьбы Киева с «русским сепаратизмом» набирает силу татарское движение, в котором берут верх наиболее радикальные элементы, откровенно сделавшие ставки на воинствующий ислам, на связи с Турцией. До поры до времени они не заявляют особых претензий (ибо не хотят оказаться в немилости у украинских властей, ловко используя комплексы Украины перед Россией). Но эти претензии существуют. Рано или поздно их обязательно заявят в надежде увести Крым из Украины, образовав полунезависимое, вассальное от Турции, государство. Конечно, это не завтра произойдет, но к этому надо готовиться. Это единственный план, осуществляемый в Крыму последовательно.

    Политическое поле Крыма занято прежними авторитетами, ложными авторитетами, коррумпированными функционерами, людьми, которые уже запутались, когда и кому они изменяли. Вчера были за «русскую идею», завтра – за еще «более русскую», послезавтра вдруг обретают вкус к «украинской идее».

    – Какой, на ваш взгляд, должна быть оптимальная политика России по отношению к Крыму?

    – Во-первых, официальная Россия должна взять ситуацию в Крыму на особый учет. Прежний подход – «для нас важен Крым и русские там, но еще важнее отношения с Украиной», – этот подход полностью дискредитирован.

    Мы должны защищать память об этих 220 годах. В борьбе за Крым Российская империя и СССР потеряли три миллиона человек. Мы обязаны защищать памятники нашей истории, город наших моряков Севастополь.

    И в чем Россию можно обвинять после всего, что Крым пережил! Крым был в XX веке зоной чьих-то постоянных экспериментов. В 20-е годы он стал «расстрельной стенкой» для нашего служилого сословия, для офицеров, которых расстреливали Землячка и Бела Кун. После этого в целях советизации Крыма, слишком буржуазного, слишком московского, возбудили автономистские идеи у крымских татар, потом спохватились, но было поздно, и во время войны партизанское движение в Крыму ликвидировали крымские татары. Не хочу обвинять всех из них, но ведь из песни слова не выкинешь. Были планы создать в Крыму Еврейскую Советскую республику...

    Потом был подарок с «широкого плеча» Никиты Хрущева в 54-м. В будущем году еще один юбилей – 50 лет этому подарку. Кто-то будет его отмечать? Тогда первый секретарь Крымского обкома КПСС подал в отставку в знак протеста против передачи Крыма. В то время он нашел в себе мужество проявить принципиальность. Потому что понимал, что из этого произойдет.

    Наконец, 91-й год – мы считали, что живем в едином государстве и не важно, в какой республике числится Крым, мы все советские. Но вот советские люди закончились, и возникли национальности. И национальные задачи.

    Давно сказано: кто владеет Крымом, тот контролирует Черное море. Украина контролирует? Нет. Не в состоянии! И еще долго будет не в состоянии при самом благоприятном развитии Украины. В результате возникает, как говорили в Османской империи, «наследство больного человека». Борьба за Крым продолжится.

    Некоторые части бывшего СССР имеют символическое значение. Вообще в истории народа символы играют определяющую роль. Нации создаются не по разнарядке, а как итог определенного исторического пути на основе мощного эмоционального мифа. Крым для России – символ, как флаг, как гимн. Если вы подарили свой национальный символ, как при Хрущеве, будьте уверены, что у вас не все сложится внутри России в вашей государственности. Вы постоянно будете наталкиваться на одни и те же вопросы. От вас потребуют еще больших уступок, и так до бесконечности.

    Беседовал Владимир ПОЛЯКОВ

    © "Литературная газета", 2003
    http://www.lgz.ru/archives/html_arch/lg302003/Polosy/art3_1.htm
    згорнути/розгорнути гілку відповідей
    • 2003.08.17 | Slim

      О Волошине и Затулине

      Максимилиан Волошин имеет отношение только к эпилогу, в качестве которого приведен отрывок из его стихотворения "Дом поэта":

      http://www.caravan.ru/~alexch/literature/voloshin/house_of_poet.htm

      Я не очень знаком с творчеством Волошина, но те его стихотворения и статьи, которые я отрывками читал, говорят о том, что этот человек очень любил Крым.

      Неясно, почему отрывок из его стихотворения присоединили в качестве эпиграфа к статье подобного содержания, тем более, что в этом же стихотворении есть следующие строки:

      [i]За полтораста лет - с Екатерины
      Мы вытоптали мусульманский рай,
      Свели леса, размыкали руины,
      Разграбили и разорили край.
      Осиротелые зияют сакли,
      По скатам выкорчеваны сады,
      Народ ушел, источники иссякли
      Нет в море рыб, в фонтанах нет воды[/i]

      Что касается Затулина, то рискну предположить, что его фамилия - тюркского происхождения. Возможно, тюркско-мусульманского (можно поискать в Интернете фамилии и имена "Затуллин", "Затулла", "Затулло" - такие есть и они явно тюркско-мусульманские).
      Поэтому, возможен следующих курьез: его предки не завоевывали Крым для России, как он говорит (употребляя в статье местоимения "мы", наш" и т.д.), а совсем наоборот. Конечно, вероятнее всего, предки его все-таки не из крымских, а из поволжских татар, да и, наверное, в нем есть и русская кровь от "материнских линий", но, тем не менее, в связи с вышесказанным, его "мы" звучит немного нелепо.


Copyleft (C) maidan.org.ua - 2000-2021. Сайт розповсюджується згідно GNU Free Documentation License.
Архів пітримує Громадська організація Інформаційний центр "Майдан Моніторинг". E-mail: news@maidan.org.ua