МАЙДАН - За вільну людину у вільній країні


Архіви Форумів Майдану

Письмо на свободу из "Солнченого Уз"

10/25/2005 | Брат-1
Пресс-релиз

25 октября, 2005 (09:00 таш.)

Ниже прилагаем содержание записки переданою от Санжара Умарова, заявление Координационного совета, и копию документа из Генпрокуратуры РУз - единственный документ предоставленный правоохранительными органами (приложение). Состояние С. Умарова до сих пор не известно, как и о его местонахождении.

Записка от Санджара Умарова, получена 24 окт. 2005 г.

Дорогие друзья!

Соотечественники!

Передаю это обращение через человека, которого вижу в первый раз. Но тем не менее, я ему доверился. Если она к Вам попадет, то знайте, что есть еще люди в погонах, которые болеют душой за свой народ и сохранили не искаженное режимом понятие о чести и достоинстве.

> Мне предъявляют несуразные обвинения. Оказывают психологическое давление. Пытаются запугивать. Угрожают ввести психотропные препараты.

Ничего конкретного, но со слов следователей ясно, что "финансовые обвинения" только предлог, чтобы пресечь работу "Солнечной Коалиции".

Их больше всего то ли удивляет, то ли злит, что мы действовали настолько в рамках закона, что нам нечего предъявить политически.

Главное наше достижение – мы действовали открыто!

Подали заявление в Минюст на регистрацию. Подали на газету в суд за клевету. Открыто обратились к Президенту Республики с предложением о диалоге. Обратились к Олий Мажлису. И тоже – открыто!

Но в ответ на наши открытые действия меня арестовали.

Надеюсь мое пребывание здесь закончится гораздо быстрее, чем надеются на это вдохновители и организаторы моего ареста.

Санжар Умаров, Председатель Коалиции "Серкуеш Узбекистон"

***

Заявление Координационного совета Коалиции "Солнечный Узбекистан"

Уважаемые соотечественники!

Дорогие друзья!

Власти Узбекистана продолжают ставку на репрессии и насилие. Власть имущие серьезно испугались.

Арестован Санжар Умаров, Председатель коалиции национального единства "Серкуеш Узбекистон". Арестован, как всегда это происходит в Узбекистане тайно, когда долгое время никто не знал ничего о его судьбе и местонахождении. Как всегда силовые ведомства кивали друг на друга. И только через сутки прокуратура, возглавляемая бывшим заместителем председателя СНБ узаконила арест, подписав соответствующий ордер.

Арестован, как и большинство политических противников режима на основе сфабрикованных неполитических обвинений, доказательная база которых получена незаконным путем. Причем получена от лиц, не имевших деловых отношений с Санжаром Умаровым. Всему миру уже известно, каким именно образом наши доблестные власти умеют "получить" необходимые признания.

Злопыхатели и враги Коалиции не скрывают своей радости. Нытики и шептуны злорадно шипят: "Мы говорили Вам – не высовывайтесь!"

Приходится платить несоразмерную цену, чтобы те, кто сомневался в чистоте помыслов руководства Коалиции, считал ее "проектом власти", "проектом СНБ", милиции, гульнары и кого-то там еще, убедились, что за Коалицией – только вера неравнодушных граждан в то, что дальше так жить нельзя! Нельзя сидеть сложа руки, когда власть ни во что не ставит не только жизнь и достоинство своих граждан, но и законы, которые сама принимает!

Хотели бы обратить внимание членов Коалиции, всех сочувствующих, всех граждан Узбекистана, а также наших друзей в России, Соединенных Штатах, Европе и Казахстане, на некоторые события, предшествовавшие аресту.

Коалиция потеряла надежду на диалог с Президентом Узбекистана. Видимо он привык вести только монолог, при этом учить журналистов как писать, строителей как строить, хлопкоробов как выращивать хлопок или поучать свои карманные партии как им надлежит работать.

Он не хочет, а возможно и не умеет, слушать никого, кроме себя самого. Называя себя Предводителем нации, ее Отцом, он не смог объединить, воодушевить народ, и поэтому самые талантливые сыны и дочери страны вынуждены либо уехать из нее, либо сидеть в тюрьме.

Учитывая это, Коалиция впервые открыто обратилась к сенаторам и депутатам с призывом к диалогу, справедливо рассчитывая, что в Олий Мажлис избраны многие достойные люди, которые не успели еще, как пресловутый Отец Нации, оторваться от реалий жизни и хотят, жаждут перемен не на словах, а на деле!

Причем Коалиция, впрочем, как и всегда, не выпячивала себя, не требовала исключительности. Она предложила диалог не обязательно только и исключительно с ней, но с любой здравомыслящей оппозицией, партией или движением, придерживающихся принципа деятельности в рамках правового поля.

Второе что сделала Коалиция – она обратилась с открытым письмом к Министру Иностранных Дел Российской Федерации С.В. Лаврову с надеждой, что возможно он, крупный государственный деятель, опытный дипломат, сможет помочь началу диалога.

К сожалению, никто не отреагировал. Первые предпочли, видимо как всегда, ждать реакцию Хозяина. А второй….. Ну, не будем гадать о его мотивах.

Зато с их молчаливого или равнодушного согласия, или попустительства, власть среагировала быстро и жестко. Арестовала руководителя Коалиции.

Коалиция давно раздражала власть, а точнее тот политический режим, который сложился в Узбекистане и его немногочисленных, но, увы, всемогущих сторонников.

Власть долго искала повод. Она не могла найти его в действиях Коалиции. Много раз руководство Коалиции искушали различными предложениями, чтобы оно переступило грань закона. Однако искусители эти и их руководители не могли, а возможно неспособны, понимать нормальную логику цивилизованных людей.

Коалиции не нужна просто победа ради победы. Коалиции тем более не нужна победа любой ценой.

Коалиции прежде всего необходимы реальные перемены в экономике и социальной политике. Коалиции необходимы перемены отношения власти к своим согражданам. Но Коалиции нужна, необходима победа, достигнутая легитимным, законным путем, без крови и без насилия!

Мы уверены – режиму осталось недолго. Он рухнет. Рухнет обязательно. Агонию режима легко видеть даже в кадровой чехарде. У режима нет аргументов – только злая сила и репрессии. Ни новый Госсоветник, ни новый муфтий – уважаемый Анвар Хожи - не найдут ответов на простые вопросы андижанцев, не смогут опровергнуть факты, как не смог сделать этого бывший Госсоветник Зухуриддин Хуснитдинов, ибо факты – упрямая вещь!

Впрочем, "власть предержащим" еще не поздно повернуться к народу и начать диалог. Как говорят, "надежда умирает последней".

А Коалиция действовала, действует и будет двигаться вперед, потому что мы знаем – ПЕРЕМЕНЫ ГРЯДУТ!!!!!

serkuesh@yahoo.com

http://www.islamm.crimea.ua/index.php?subaction=showfull&id=1130233299&archive=&start_from=&ucat=2&

Відповіді

  • 2005.10.29 | Брат-1

    Правда и вымысел: ХИЗБУТ и АКРОМИЯ

    Андижанское региональное общество защиты прав человека "Апелляция"

    "АКРОМИЯ" – ТЕНДЕНЦИОЗНОЕ ТВОРЧЕСТВО СПЕЦСЛУЖБ И ПОЛИТОЛОГОВ

    "…Не стоит огорчаться на людей, которые не могут найти верные сведения, и сами не зная, допускают ошибку, а надо лишь попытаться довести до них верные сведения. Ведь сегодняшняя окружающая нас с вами среда нуждается в правильных и верных сведениях…"

    Эта цитата из книжки (не опубликованной) "Иймонга йул" (путь к вере) Акрамжона Юлдашева, уроженца г. Андижана, уже восьмой год томящегося в заключении с обвинением в создании в Ферганской долине исламской, религиозно – экстремистской организации "Акромия".......

    http://www.islamm.crimea.ua/index.php?subaction=showfull&id=1130253376&archive=&start_from=&ucat=2&
  • 2005.11.04 | Брат-1

    Кто объяснит, зачем узбеки надеются на Россию?

    Сегодня Издательский Дом "Комсомольская правда" приветствует у себя в гостях координатора светской оппозиции Узбекистана "Солнечная коалиция" Нодиру Хидоятову. Тема пресс-конференции: "Беззаконие властей Узбекистана – дело Санжара Умарова. Обращение светской оппозиции Узбекистана общественности и МИДу РФ".

    Н.Хидоятова: - Я благодарна вам, что мы сегодня пришли сюда. Ситуация в Узбекистана очень напряженная. Многие годы оппозиция Узбекистана старается изменить ситуацию и найти контакт с правительством и объяснить то, что народ бедствует, что нам нужны экономические и политические реформы. Так как правительство не уделяет большое внимание общественности Узбекистана, ситуация развивается в более и более жестокой форме. Вы знаете, что 13 мая в Андижане произошел взрыв, о котором мы догадывались и могли его предусмотреть, потому что незадолго до этого как раз я встречалась с политологами и говорила, что после Киргизии следующая революция может произойти в Узбекистане. И, когда меня спрашивают почему, я говорю, что терпение народа на пределе! Потому что нам нужны реформы, нужны перемены! В начале образования независимого Узбекистана у нас было много правозащитных организаций и политический партий, внесших достойную лепту в развитие правозащитной деятельности. Но все эти годы правозащитники изгонялись, они были посажены, они просто были депортированы из страны. Санжар Умаров, видный предприниматель и человек, который все видел, который жил за границей долго время и который вел международный бизнес. Пришло время и нам тоже подняться и сказать что-то в защиту страны. И мы тоже можем что-то внести. Мы должны просто объединить все прогрессивные силы Узбекистана, всю молодежь. И мы не должны быть такими, как нас обрисовывают. Очень известный большой политик Жириновский сказал, "я думал, что в Узбекистане 26 млн. баранов, а оказывается, в Узбекистане 26 млн. рыб!" А мы очень даже прогрессивные и нормальные люди. И мы знаем, что надо делать. И мы должны сделать это в очень мягкой форме, чтобы нас не обвинили в том, что мы террористы, сумасшедшие или преступники. Мы старались быть очень осторожными, мы старались не сделать ничего лишнего, чтобы нас не заподозрили или обвинили в какой-то радикальной деятельности. Но тем не менее мы не избежали участи людей, которые старались объяснить нашим политикам, что страна на грани катастрофы.

    > В принципе, уже катастрофа! Санжар Умаров писал обращение как к правительству, так в последнее время к политикам России. Он верил, что может быть услышан. Но он был арестован, причем до этого ему ни один раз не присылалась повестка, ни разу его не вызывали на допрос. Это был просто шок для нас, потому что у меня был обыск в офисе, причем совершенно какой-то преступный. И, конечно, я могу точно и ответственно сказать, что и силовые структуры прекрасно знали то, что творится в Узбекистане! Они мне сообщили, что Санжар Умаров был подвергнут психотерапии, что Санжара Умарова хотят сделать сумасшедшим или его хотят убить. Я задала вопрос: "Почему, зачем!?" Сказали, он стал слишком много выступать, и такие люди не нужны.

    Политобозреватель "КП" Н.Андрущенко: – Кто вам это сказал? Откуда вы получили информацию, что грядут такие события?

    Н.Хидоятова: – Мне придется пару слов сказать, что вообще случилось в день, когда прогремел этот гром. Утром меня вызвали в прокуратуру и сказали, что мы хотим посмотреть на документы вашей компании. Я сказала, что недавно вышел указ президента, где вы не можете смотреть мои документы без уголовного дела. Вы должны либо предоставить мне уголовное дело, либо предоставить мне основания. Мы долго спорили, часов пять. Я махала эти "указом президента" – они перед мои носом махали своими "постановлениями". И в конце концов он сказал, "хорошо, вам нужно уголовное дело? У вас будет уголовное дело!" У нас есть молодой следователь, который буквально сам написал от руки, что на меня открывается уголовное дело по подозрению в том, что я "не заплатила налоги". Я сказала: "Позвольте, у меня есть все акты налоговой инспекции до последнего дня, где написано, что у меня все налоги заплачены!" Он сказал: "А у нас есть подозрения, что вы не заплатили". Я спросила, а если у вас возникнет подозрение, что я вчера убила человека, значит, вы можете по этому факту открыть уголовно дело? Он сказал: "Мы можем абсолютно все!" Я сказала, хорошо, я выдаю вам свои документы, хотя я считаю, что это беззаконие. Мы отправились ко мне в офис, я предоставила ему все документы моей компании. Потом он объявил: "У меня есть подозрение, что вы дали мне не все документы вашей компании", – и вытаскивает ордер на обыск, сказав " у меня есть ордер на обыск вашего офиса". После этого обыск продолжался с семи часов вечера до 4 часов утра! Естественно, у меня в компании это было, в моем офисе, который является моей личной квартирой. Это не юридический адрес, было 40 человек. Они выходили, заходили, пили со мной кофе, но у каждого человека есть свое личное мнение. Кто-то мотал головой и говорил: "Да, это страшное дело, зачем вы ввязались в политическую игру?" Другие говорили, что "вам надо, быть может, лучше уехать из страны?" А третий человек просто отвел меня в сторону и просто сказал: "Я надеюсь, что вы не скажете моим, я верю в вашу порядочность, и знаю, что вы занимаетесь нужным для страны делом. Я хочу вас предупредить: Санжара Умарова собираются арестовать". После того, как закончился обыск, в 5 часов утра я сразу начала искать Санжара Умарова, не могла его найти нигде – ни дома, ни по мобильному телефону. Естественно, я начала тревожиться. В 9 часов утра я была уже в прокуратуре, настаивала на том, чтобы они мне сказали, где находится Санжар Умаров. Естественно, они сначала стали отказывать и говорить, что им ничего об этом неизвестно. Но после того, как я обрисовала, какой это кошмар и катастрофа, и что это вообще может иметь последствия, заместитель начальника управления сознался мне, что он арестован и содержится в городском управлении милиции. Я поехала в городское управление милиции и просмотрела все списки арестованных за ночь. Но не нашла его фамилии там. После этого мне пришлось обратно вернуться, и я сразу же написала официальное заявление на имя прокурора республики, где я написала о своих опасениях, и о том, что ко мне пришла такая информация. И потребовала немедленного допуска к Санжару Умарову адвокатов. Но что произошло потом, наверное, вам известно из газет, потому что адвокат добился встречи. Когда он увидел Санжара Умарова, человека, у которого была светлая мысль, который сделал так много, это был известный бизнесмен в Узбекистане... он был в совершенно невменяемом состоянии, не мог выйти из камеры, был обнажен, и ему мотало из стороны в сторону голову, то адвокат просто закрыл свое лицо руками. После этого он тут же заявил ходатайство о немедленной медицинской экспертизе и немедленной медицинской помощи, что не было предоставлено до сих пор.

    Вот вся история, страшная история. Чего мы добиваемся? Мы добиваемся того, чтобы немедленно действительно общественность вмешалась в судьбу Санжара Умарова. Мы знаем точно, по словам адвоката, по свидетельствам, что он в очень плохом состоянии. Он нуждается в медицинской помощи, об этом было заявлено правозащитными организациями, Евросоюзом и Европарламентом, которые заявили, что они немедленно должны подпустить к нему медицинскую комиссию. И это не самое главное. Почему я приехала в Россию? Я приехала в Россию потому, что после того, как случился Андижан, Россия заняла определенную позицию по отношению к Узбекистану. Когда Америка и Европейский парламент заявили свою принципиальную позицию о том, что они за международное расследование и за то, чтобы была объективная комиссия, которая бы могла вмешиваться в нарушение прав человека, в принципе, российская сторона сказала, что она верит Каримову. И в Узбекистане это представлено таким образом, что не надо рыпаться, за нами Россия. И Россия вот сейчас отведет от нас совершенно все, а мы можем делать все что хотим, и в принципе, вы не сможете ничего сделать, потому что Россия нас благословила на это. Я считаю, что это заблуждение. Я не верю в это. Я знаю много принципиальных и честных людей в России, которые борются за права людей в Узбекистане. Мне известна такая правозащитная организация, как "Мемориал", которая борется за жизнь каждого узбека, депортированного отсюда, которая проводит огромную работу. Я просто хочу сказать общественности России: я хотела бы, чтобы вы поддержали нас, я хотела, чтобы вы вмешались в этот произвол! Я знаю, что ваш голос сейчас имеет огромное значение для жизни и судьбы дальнейшей Узбекистана!

    ПРИМА-NEWS: – Какого числа был арестован Умаров?

    Н.Хидоятова: – Это было ночью с 22 на 23 число. Я знаю точно, какой это был день, потому что это была суббота.

    ПРИМА-NEWS: – Как фамилия "молодого следователя"?

    Н.Хидоятова: – Чекулов. Это молодой человек, он практически не владеет русским языком. Он по национальности, это, конечно, не имеет большого значения, таджик из Бухары. Он говорил мне о том, что все, что он делает, он делает санкционировано, и то, что он делает, он консультируется со своим начальством.

    ПРИМА-NEWS: – Это следователь прокуратуры?

    Н.Хидоятова: - Да.

    ПРИМА-NEWS: - Адвокат Умарова видел, от него все эти данные?

    Н.Хидоятова: - Адвокат, который знал Умарова и до этого, потому что Умаров несколько раз обращался в суд по нескольким поводам. Он увидел Санжара Умарова и был просто ошарашен.

    ПРИМА-NEWS: – Это он его видел в камере?

    Н.Хидоятова: - Да, в камере.

    Рейтер: – Вы не боитесь возвращаться в Узбекистан?

    Н.Хидоятова: – Я приехала в Россию для того, чтобы оповестить всех и дать сведения о том, что происходит в Узбекистане, цель моего приезда – дать достоверную информацию и найти отклик у общественности России. Но, безусловно, я буду возвращаться в Узбекистан, несмотря на то, что я действительно опасаюсь, что боюсь, что я буду арестована.

    Рейтер: – С кем вы уже пообщались в России? С какими чиновникам, людьми, представителями политических движения? И получили ли вы от них какие-то отклики? Были ли у вас контакты с представителями США? Просили ли вы их о поддержке, помощи?

    Н.Хидоятова: – Правительство США, и заявления делает семья Умарова, потому что она сейчас находится в США. Конечно, США и Евросоюз дали определенную адекватную реакцию на эти события. А в России прежде чем обращаться к чиновникам (я, кончено, будут обращаться к чиновникам), я хотела бы сформировать общественное мнение и дать достоверную информацию. Но это был мой первый шаг, так что я надеюсь, что будет и второй и что я буду общаться с чиновниками России.

    Н.Андрущенко: – Вы слышали наверняка, как президент России Путин после выборов в Украине сказал, что российское правительство и официальные власти никогда не поддерживают оппозицию, что и понятно. Поддерживают всегда тех, кто находится у власти, потому что странно было бы, если бы кто-то поддерживал оппозицию в России. Это вызвало бы негативные последствия для страны в целом. А вы все-таки рассчитываете на помощь России? Не заблуждаетесь ли вы в этом? Когда придете к власти, как Ющенко пришел, тогда мы будем работать с вами.

    Н.Хидоятова: - Я думаю, нет. Потому что господин Лавров, министр иностранных дел России, как раз был недавно в Узбекистане и сказал, что главное для России – это безопасность и стабильность в Узбекистане. Я думаю, что безопасность и стабильность в Узбекистане сейчас под огромным вопросом. Я думаю, что если такова цель действительно российской политики, то обязательно надо обратить внимание на этот момент, потому что это последний звонок.

    Н.Андрущенко: - Это не будет казаться революцией, которая экспортирована? Все равно откуда – из Америки, Польши, из России. Россия напрочь отвергает устами своего президента экспорт любых революций.
    Н.Хидоятова: - Если мы не хотим революции, мы должны делать все, чтобы перевести данный процесс в мирное русло. Мы как раз этим и занимаемся. В принципе, мы и говорим, что мы не хотим революции. Мы не хотим хаоса, мы не хотим бандитизма на территории Узбекистана. Но если мы этого не хотим, то мы немедленно должны принять определенные меры. Хочу привести пример. Мы общались с нашими силовыми структурами и министерствами на территории Узбекистана, и мы говорили с ними о том, что, конечно, просто необходимы реформы. Если не будет реформ, то что-то случится точно,потому что у людей не осталось средств существования. Не осталось работы. Нет производства, нет торговли. Я знаю точно, что Служба национальной безопасности Узбекистана, что-то типа КГБ, писали рапорт президенту Узбекистана, где они говорили и описывали ситуацию, что нужны обязательно послабления в торговле, нужно создать новые рабочие места. Потому что ситуация выходит из-под контроля, и мы не можем с этим ничего сделать. Все ожидали реакции – и это поддержали как кабинет министров, так и министерство финансов. Да, был такой рапорт, и они ожидали, что сейчас начнутся послабления и начнутся какие-то реформы сверху. На что наш президент поднял пошлины, акцизы и на корню просто уничтожил любые поползновения к торговым связям. Я говорю это с точки зрения хотя бы России. Я знаю, что сейчас организовывается ЕврAзЭС, что сейчас собираются объединиться республики. Я всегда говорила, мы – "за"! Мы считаем, что это нормальный объективный процесс, за который мы всегда выступали. Мы всегда выступали за торговые связи как с Казахстаном, так и с Россией. Но как можно в таком роде и в таком виде принять Узбекистан в ЕврАзЭС, если там совершенно нет никаких рыночных стандартов!? Это в целях даже будущего, будущих стратегических планов.

    Н.Андрущенко: - Но это экономическая реформа. А что касается политических реформ, есть программа вашей оппозиции? Какие основные пункты?

    Н.Хидоятова: – Конечно,потому что экономические реформы невозможны без политических. Как мы ни старались уйти от этого, но это просто невозможно. Естественно, у нас есть программа. Вы можете зайти на сайт....и посмотреть все, о чем мы говорили все это время, какие у нас были публикации, какие у нас были письма, какая у нас программа и что мы собирается делать поэтапно. Я не думаю, что я сейчас смогу все это рассказать.

    "Родная газета": – Можно ли назвать господина Умарова "узбекским Ходорковским"? Будет ли его дело таким же громким в Узбекистане, как дело Ходорковского в России?

    Н.Хидоятова: – Ходорковский работал на территории России, у него здесь была компания. В принципе, могли поднять его документы и посмотреть уплату налогов. Я могу сказать со всей определенностью: у Санжара Умарова не было никакой юридической фирмы на территории Узбекистана. Он не мог совершить никакие налоговые преступления. Маленький пример. У него есть брат, который был председателем наблюдательного совета в "Нефтегазтрансе". Сначала напали на эту компанию и ее переворошили. Там есть такой нюанс. Они занимались транспортировками, и им насчитали налоги, что [ж/д] коды – это товар. И определенные налоги насчитали, и сказали, "это хищение". И им пришло официального письмо из министерства финансов, которое говорило, что коды – это не товар. И там совершенно другое налогообложение. Вот у них [правительства Узбекистана] сейчас дилемма: либо сейчас с закрыть всю страну и все транспортные компании в связи с тем, что они неправильно начисляли налоги, либо просто это все опустить. И сейчас следователь (наша последняя информация) требовал от родственников, чтобы они сознались, что брат Умарова похитил 3 млн., которые они насчитали дополнительных налогов. И еще требует, чтобы брат сказал, что передал деньги Санжару Умарову для того, чтобы он развивал "Солнечную коалицию". Это нонсенс. Я знаю, что это нонсенс. Именно поэтому мы так совершенно уверены в себе. Именно поэтому мы хотели, чтобы были наблюдатели с российской стороны, чтобы они разобрались с ситуацией. Я не собираюсь сейчас оправдываться. Я не собираюсь вам говорить все детали. Я знаю, там есть абсолютные нарушения прав человека, которые просто придумать невозможно. Если бы мне сегодня сказали, что я вчера побывала в России и убила человека, и на этом основании на меня открыть уголовное дело и посадить меня в тюрьму, и писать об этом все время прессе. Поймите, нужны доказательства. И мы просто за законность.

    "Политический журнал": – Хорошо известно, что после событий в Узбекистане резко переменился вектор нынешнего узбекского правительства власти от США к России. Все обозреватели и политологи об этом говорят. Как вы считаете, имеет ли смысл обращаться к России, если больше всего она заинтересована именно в уменьшении американского влияния в том регионе?

    Н.Хидоятова: - Я понимаю стратегические задачи российского правительства. Именно исходя из этих стратегических задач, они [российское правительство], правительство Узбекистана, прекрасно знают, что такое политика Узбекистана, почему Узбекистан сейчас повернулся в сторону России. Потому что для них закрылись двери Европы и Америки. Это не добровольные шаги. Россия может сказать: очень хороший получился момент, мы можем укрепить свое влияние. Я согласна с этим, я понимаю. Хорошо, они укрепили влияние. И вдруг в Узбекистане произошел взрыв, революция, хаос, смена правительства. И что дальше? Дальше Узбекистан поворачивается в сторону Америки и Россия окончательно теряет своей авторитет и свое влияние на всей территории Средней Азии. Именно для того, чтобы осуществить свои стратегические задачи, к этому вопросу надо подойти профессионально. Потому что здесь сейчас очень рискованный момент. Либо потерять все, либо, наоборот, укрепиться и завоевать свои позиции. Я думаю, что это хорошо всем известно.

    Фергана.Ру: – Нодира, известно, что вчера выступил такой человек, как эксперт информационно-аналитического центра "Политика", и его цитировало агентство REGNUM. Он заявил, что Санжар Умаров – нечистоплотный бизнесмен, и то, что ваш сегодняшний брифинг организован на 3 млн. долларов, украденных им у государства Узбекистан. Ясно, что вы приехали сюда тоже, чтобы противопоставить своей информационной политикой, своей деятельностью с какими-то информационными организациями в том, чтобы придать этому делу какой-то общественный резонанс, как вы сами говорите. Рассчитываете ли вы прибегать к помощи других оппозиционных сил Узбекистана, которые тоже выступают против действий правительства?

    Н.Хидоятова: – Как я до этого говорила, дело в том, что у Умарова не было никаких компаний на территории Узбекистана. До сих пор нам не было представлено ни одного обвинительного листа, ни одной официальной сводки, за что посадили Санжара Умарова. Я прочитала действительно в Фергане.Ру репортаж о том, что позавчера на "Эхо Москвы" я сказала, что Америка и Европа ничего не делают для спасения Санжара Умарова. Наоборот, я говорила, что Америка и Европа делают очень много для Санжара Умарова и для Узбекистана! Поэтому я не собираюсь сейчас переубеждать, но пусть он скажeт, на каком основании говорят эти вещи. Мало того, что обвиняют Санжара Умарова в том, что он взял 3 миллиона. А сейчас еще делают его "подельником" "КП" из-за того, что она делает пресс-конференцию, и разделила его 3 миллиона. Так можно договориться до многого. Поэтому у нас в Узбекистане каждый, кто выступает против правительства и кто говорит о необходимости реформ, становится либо террористом, либо преступником, либо сумасшедшим.

    "Эхо Москвы": - Ваше отношение к другим оппозиционным партиям Узбекистана?

    Н.Хидоятова: – Я глубоко уважаю и партию "Берлик", и партию "Эрк". Я знаю, какой это подвиг работать в таких условиях, в которых мы живем и работаем в Узбекистане. В 91-92 году, когда я еще была маленькой девчонкой, они уже подняли свой голос и начали профессиональную борьбу. Я не могу сказать, что у нас есть близкие контакты, но внутри Узбекистана у нас есть контакты. Я очень глубоко благодарна им, что в тот момент, когда Санжара Умарова посадили, они подняли свой голос и единым фронтом выступили на его защиту!

    "КП": - Предъявлено ли ему официальное обвинение и по каким статьям Уголовного кодекса? И какие компании фигурируют, деятельность каких компаний?

    Н.Хидоятова: – Нет, не предъявлено. На данный момент, как мне сообщили вчера, они сказали, что они не предъявляют обвинение, потому что Санжар Умаров был не дееспособный в тот момент, когда пришел в первый раз адвокат. А теперь они говорят, что адвокат не может приходить, потому что он был нанят мною, а я не имею права нанимать, потому что на меня открыто уголовное дело. Сейчас то скрывались следователи, не брали трубку, потом говорили, что адвокат – это не адвокат, а я не могу нанимать адвоката, потому что я сама почти что преступник. Мы ждем, они обещали, что через 2 дня, так как они сменили уже следователя, они разберутся и предъявят обвинительный лист. Вчера они сказали, что им нужно 2 дня для того, чтобы разобраться в этом деле.

    "Эхо Москвы": - Может быть, проходят какие-то акции в его поддержку в Ташкенте или в других городах? Помимо Умарова были ли в последние месяцы репрессии или угрозы в адрес представителей "Солнечной коалиции" или каких-то других оппозиционных блоков?

    Н.Хидоятова: - У нас идут постоянные и бесконечные угрозы и аресты представителей других оппозиций. На сегодняшний день уже напечатан список всех людей, которые были посажены за последние два месяца. Да, там идут акции, там создан Комитет по защите Санжара Умарова, куда входят все члены правозащитной общественности. Сейчас никто не выходит на пикеты и митинги, потому что было доказано, что людей хватают прямо с митингов, арестовывают, сажают. В них могут стрелять. Это сложно сейчас, сидя в России, представить, но это действительно Узбекистан.

    Рейтер: – Когда вы приехали и когда вы собираетесь уезжать обратно из Москвы? Когда вы говорите, что вы хотели бы привлечь российских представителей, наблюдателей, все-таки идет речь о каких-то представителях оппозиционного движения в России? О ком конкретно? О каких представителях идет речь?

    Н.Хидоятова: – Я хотела бы встретиться с "Мемориалом", с господином Пономаревым. Потому что я знаю реальные результаты, которых он достигал своей работой. Одного из 14 человек, задержанных в Иваново, уже выпустили благодаря его усилиям. Я внимательно читаю, как он профессионально подводит базу под все эти вопросы. Я надеюсь, что я с ним встречусь в ближайшие дни. Я уехала оттуда через 2 дня, и прежде всего я отдала все документы в прокуратуру, мое заявление том, что я протестую против не санкционированно обыска, изъятия всех вещей, которые имеют отношение к моей компании и не имеют к моей компании. Даже моих личных вещей. И вещей других компаний. Я отдала заявление насчет Санжара Умарова нашему прокурору. Когда я увидела, что подходит момент и мне уже начинают угрожать арестом, я уехала сюда непрямым рейсом. Я уехала сюда окольными путями, потому что я была не уверена, что меня выпустят из страны. Но я точно могу сказать, что я вернусь туда через 2 недели. Если даже они пойдут на то, что меня арестуют или что-то сделают, я этого не боюсь. Я приехала сюда для то, чтобы рассказать здесь правду.

    Н.Андрущенко: – Могу и я выказать сомнения, но организация "Мемориал", это всем известно, содержится на американские гранты и Соросом. Это общественная организация, зарегистрированная в России, но содержится она американцами. Вы говорили, что семья Умарова живет в США. Гражданином какой страны является Санжар Умаров?

    Н.Хидоятова: – Узбекистана, конечно. Очень часто я слышу такие слова: "они проплачены Америкой, это человек из Америки, это правозащитная организация, поддержанная Америкой"... До того, как совершился Андижан, я как раз приехала сюда по этому поводу. Россия – супердержава – она считается такой везде, которая идет по пути демократии. Если это супердержава, значит, у нее должны быть такие институты, как в таких супердержавах, как Америка. Вот американские институты "сидят" с утра до вечера в Узбекистане и стараются понять все процессы, которые происходят в Узбекистане. Они знают каждого правозащитника, каждую оппозиционную партию. Фиксируют абсолютно все нарушения на территории Узбекистана. Может быть, они проплачиваются Соросом, а что в этом плохого?

    Н.Андрущенко: - Я не говорю, что это плохо. Но это одно и то же поле, и зачем встречаться с ними в Москве, когда можно в любом другом месте?

    Н.Хидоятова: - Через прессу, через обыкновенных людей.

    Н.Андрущенко: – Надо отслеживать, но радио "Свобода", радио Конгресса США, уважаемое хорошее радио, работает в России, а наше радио "Маяк" пустят ли американцы к себе на тех же условиях? Вряд ли. И дадут ли волну?

    АP: - К кому адресуете призыв? Американцам, чиновникам, к нашим?

    Н.Хидоятова: – До кого дойдет мой призыв! Это может быть как народ, так и чиновники. Так и правозащитные организации. Так и пресса.

    ПРИМА-NEWS: – Вы упомянули о списке членов "Солнечной коалиции", которые подвергаются репрессиям? Где его можно получить? И какова сейчас судьба Елены Урлаевой? Сообщали, что ее выписали из спецпсихобольницы. Не отменено ли решение суда о ее принудительном лечении?

    Н.Хидоятова: – Пример с Урлаевой очень удачный, потому что когда ее держали, все – общественность, особенно Европарламент активно участвовал в ее судьбе. И действительно, ее вынуждены были выпустить. Елена Урлаева – это русская женщина, журналистка. Это уникальная женщина, которая достойна Нобелевский премии. Она живет в очень стесненных условиях, но она не потеряла ни веру, ни принципы свои. Она готова свою жизнь отдать за узбекский народ. Это очень показательно. В 1941 году к нам приехало большое количество русского населения, которое спасалось от оккупации. Они все нашли место в нашей республике. Мало того, многие дети-сироты были взяты в узбекские семьи, хотя по 5-6 детей у них было своих. И они взяли и вырастили как своих. У нас много русского населения, и они очень страдают. Они могут быть гражданами России. Я думаю, что Россия могла бы хотя бы защитить их права. И они нуждаются в этом. Спасибо за пример с Урлаевой. Да, ее выпустили. Я считаю, что это благодаря усилиям всех правозащитных организаций – как международных, так и внутренних. Я думаю, что она сейчас продолжит свою борьбу, ей рекомендовано было пройти дополнительное лечение, но все-таки они не стали ее держать в психиатрической больнице. И это здорово! Если вы хотите подробнее узнать об Узбекистане, у нас есть сайт .... Там списки не просто оппозиционеров, которые входят в "Солнечную коалицию. "Солнечная коалиция" – в нее входят много организаций. В нее водит партия "Озод Дехкон", что означает "свободное дыхание". В нее входят многие правозащитные партии, такие люди как Толиб Якубов, Искандер Худобергенов, это просто очень знаменитые правозащитники, которые многие годы боролись за права человека в Узбекистане. Туда входит просто прогрессивная молодежь.

    "Родная газета": - Сколько членов в вашей коалиции?

    Н.Хидоятова: – Меня очень приватно пытали насчет этого, сколько, мол, у вас членов? У нас есть политсовет. У нас есть постоянные члены, рабочий состав – 30 человек, политсовет – 20. Но могу со всей определенностью сказать, что 26 млн. людей, которые живут в Узбекистане, они поддерживают нас и потенциальные наши члены.

    Рейтер: – Собираетесь ли пожить несколько недель в России? Вы чувствовали угрозы?

    Н.Хидоятова: – Абсолютно нет. В принципе, я могу поехать как в Казахстан, так и Америку, в любую страну. Для меня это не является проблемой. Я приехала сюда именно потому, что считала, что именно здесь надо рассказать правду и именно здесь надо попытаться достучаться до общественности. Я вернусь туда обязательно, потому что я уже сидела в тюрьме и я знаю, что это такое, я этого не боюсь.

    Фергана.Ру: – Ваша фамилия связана с известной семьей, с известным родом актеров, творческих людей в Узбекистане. Вы сами выходцы из Ферганской долины. Вы обращаетесь все-таки к политическим структурам, к различным организациям. А в Узбекистане обычные люди, простой народ, который знали вашу бабушку, всех остальных ваших родственников, они поддерживают вас в связи с тем, что знают, что вы из такой семьи? Обратят внимание на то, что обращается Нодира Хидоятова с таким заявлением?
    Н.Хидоятова: – Я не хочу хвалить нашу семью, но наша семья – это гордость и честь всей страны. Моя бабушка когда-то учились в России у Немировича-Данченко и Станиславского. Эта была та первая интеллигенция, которая приехала в Узбекистан и дала им слово, что такое Шекспир, что такое театр. Они завоевали любовь всего народа. Весь народ, тогда были аншлаги, приходил на их спектакли, они там плакали, жили, переживали, менялись, узнавали очень многое. Они не были просто бизнесмены или какие-то политические деятели. Они были частью народа. И любовью народа. Так они и остались. Поэтому и у нас есть определенная гражданская позиция и гражданские принципы, почему мы пошли в это, почему мы стали заниматься этим. Потому что мы считаем, это наш долг. Долг перед нашими предками.

    Н.Андрущенко: – Я просматривала публикации на эту тему. В какой-то из газет меня до глубины души поразила история, что абортирут женщин, тех, которых сажают в тюрьму власти Узбекистана. Действительно ли случаются всякие стерилизации и прочие садистские методы и насилие над личностью? Или только то, что мы видели по телевизору, было в мае, что само по себе страшно. Или еще пытки и издевательства в тюрьме?

    Н.Хидоятова: – Я могу со всей ответственностью сказать, что да. Это я пережила сама, потому что 10 лет назад я была арестована и посажена в изолятор. Также со мной была арестована моя подруга. Бывает "закон подлости": мы обе оказались беременными, [я на четвертом месяце]. Это была большая помеха для следствия, потому что они раздували такое дело, где содержание в тюрьме женщин было совершенно не обязательно, да еще беременных. Естественно, надо было изменить меру пресечения. Они подумали над этим вопросом и сделали нам одновременно аборт. Именно этот момент и послужил толчком для первых наших познаний в правах человека. Это было первое знакомство с организацией "Human Rights Watch". Они подняли большой шум и добились экспертизы, добились общественной огласки. И я всегда рассказываю, это очень показательный момент. В тот момент наш президент поехал в Америку. И он должен был встретиться с президентом Америки Клинтоном. Ему сказали: вы знаете, дело в том, что со встречей придется повременить, нам стали известны вопиющие факты нарушения прав человека. У вас две женщины незаконно абортированы. И он приехал обратно, и меня в ту же секунду выпустили из тюрьмы. И тогда я узнала, что такое Билль о правах человека и что такое правозащитные организации. Могу сказать – да, это правда. Это была длинная история на самом деле. Мы помогали тогда одному из первых послов Узбекистана в Америке, он покинул родину и попросил политического убежища в Америке. И так как просто меня попросили повести его в аэропорт и оказать для него некоторые услуги, я это сделала. Честно говоря, тогда я просто не осознавала какие могут быть последствия этого. Меня в тот момент обвинили тоже по экономическим преступлениям, в незаконных валютных операциях.

    Н.Андрущенко: – А сейчас тоже происходит такое в тюрьмах? Есть ли какая-то информация?

    Н.Хидоятова:- Бесконечно. Это просто невероятно!

    Н.Андрущенко: – То есть любое издание может написать, что в узбекской тюрьме насильно абортируют женщин, так как по законам Узбекистана беременная женщина не может быть взята под стражу и сидеть в заключении?

    Н.Хидоятова: – Абортируют. Насилуют, пытают. Избивают, ограничивают их права. Все, что угодно... Полный пакет. Из-за этого и поднимается вопрос о пытках в Узбекистане.

    Н.Андрущенко: – Я бы не хотела на такой ноте заканчивать. Может, вы еще что-то скажете. Вот обращение к Лаврову, у нас тут заявлено в теме пресс-конференции. Вы с Лавровым надеетесь встретиться?

    Н.Хидоятова: – Вы мне до этого сказали, что российское правительство заявило, что они будут работать с властью.

    Н.Андрущенко: – Законной властью.

    Н.Хидоятова: – Законной властью. Законная власть может меняться, сегодня одна, завтра появляется другая власть. Не лучше ли, мне кажется, знать заранее, чтобы предвосхитить события, чтобы иметь полную картину и как-то прогнозировать, что может случиться в той или иной стране? И может быть, это было бы лучше для того, чтобы и контролировать какие-то процессы, и регулировать и влиять.. На сегодняшний день я не могу сказать, что судьба Узбекистана в руках России. Это будет неправильно. Судьба Узбекистана в руках узбекского народа. Но у России сейчас есть огромный рычаг влияния на Узбекистан. Сейчас российское правительство могло бы сделать многое для того, чтобы прекратить страдания узбекского народа. Узбекский народ, поверьте мне, этого никогда не забудет. Он будет всю жизнь благодарен за это. И наоборот, сейчас есть рычаг влияния, чтобы увеличить страдания народа. И для того, чтобы продлить агонию страшную для народа Узбекистана. Я не думаю, что народ Узбекистана злопамятен, но это будет не очень хорошая страничка в истории наших взаимоотношений.

    Рейтер: - А что Россия может сделать для Узбекистана?

    Н.Хидоятова: – Сейчас такое страшное слово прозвучало "свержение". Это когда у меня был обыск в моем офисе, у меня нашли 380 страниц перепечатки и написали "найдены распечатки антиконституционного характера". Я сказала, вы сейчас мне еще и ордер на арест сразу же выдайте лучше. Я не хочу вообще говорить слово "свержение". Все, что мы делаем, мы должны делать в рамках Конституции и легитимными мерами. Я говорю только сейчас о том, чтобы обуздать этот процесс. А если мы это не сделаем, тогда может быть хаос, может быть революция. И тогда может быть свержение.

    "Политический журнал": - На ваш взгляд, у вас или у нынешней власти Узбекистана есть больше шансов противостоять той угрозе, которая существует во всех среднеазиатских республиках – угрозе исламского фундаментализма, наступления его?

    Н.Хидоятова: – Ни мы, ни они – речь идет только о консолидации, о взаимопонимании, о правде, о свободе слова, о правах человека. Только в случае поддержки прав человека, свободы слова, взаимопонимания, политического диалога можно противостоять исламскому фундаментализму.

    ИТАР-ТАСС: – Вы сказали, российское правительство может сделать многое. Что именно?

    Н.Хидоятова: – Хотя бы показать, проявить, что российское правительство выступает за демократические пути решения вопросов. За права человека, за рыночную экономику, за здоровое гражданское общество. Если это хотя бы прозвучит в официальной позиции России, это будет очень многое для Узбекистана. Поверьте мне. Я уже не говорю о том внутреннем процессе, который может происходить в переговорах, в общении между правительствами. На что надо сделать акцент? Чего надо остерегаться? Это уже очень много.

    Н.Андрущенко: – Спасибо, Нодира. Успехов вам! Сейте разумное, доброе, вечное. И чтобы ваши женщины были такие же очаровательные. И по возможности счастливые.

    Источник - Комсомольская правда


Copyleft (C) maidan.org.ua - 2000-2021. Сайт розповсюджується згідно GNU Free Documentation License.
Архів пітримує Громадська організація Інформаційний центр "Майдан Моніторинг". E-mail: news@maidan.org.ua