МАЙДАН - За вільну людину у вільній країні


Архіви Форумів Майдану

Як з Алушти курорта робили

05/23/2006 | Tatarchuk
«Не суди, да не судим будешь» гласит библейская истина. И, действительно, имеем ли мы право судить наших первых городских управленцев за то, что не удалось им воплотить все свои мечты о превращении Алушты в курортную Мекку? Ведь мы не только очень мало знаем об их деятельности, но и, вряд ли в полной мере, представляем себе, в каких условиях им пришлось работать: при минимальных средствах, отсутствии серьезной городской собственности да еще в годы бурных общественно-политических потрясений.

Время не выбирают
За последнее время мы подзабыли о том, что 1905-07 годы – это годы первой русской революции, которая охватила не только крупные промышленные районы, но докатилась даже до наших тихих приморских городков. Газеты того времени обращают внимание не столько на беспорядки, сколько на отсутствие порядка. В архивах же хранятся документы, проливающие свет на положение дел в сфере охраны государственных интересов и существующего политического строя. Это донесения нижних чинов Министерства внутренних дел своему вышестоящему начальству. В этих донесениях сообщается о росте революционных умонастроений среди рабочего люда. Сообщают о маевках, хранении неразрешенной литературы, расклеивании листовок, антиправительственных высказываниях и прочих проступках против существующего порядка.
В этой ситуации городской Управе приходится проявлять чудеса дипломатии, чтобы не вызвать социального взрыва. Тем более, что в соседней, благополучной Ялте такой взрыв произошел. Авторы книги «Архитектор высочайшего двора» рассказывают о том, как переживал эти события Н.П. Краснов, строивший в эти годы имение великого князя Г.М. Романова «Харакс». Николай Петрович в одном из писем великому князю сообщает о ялтинских погромах. Он пишет: «Мы, все жители, вынуждены ходить вооруженными... Идет ужасное брожение – народ прямо голову потерял, приходится целые дни проводить начеку в сплошном напряжении, чтобы как-нибудь ладить с рабочими, предупреждать всякие случайности... действовать уговорами и тактикой, что, Слава Богу, до сего времени удается... Словом, такое жестокое время, что просто ужасно». Возможно, поэтому ялтинские жители АД. Розенштейн и Ф.И. Касабов в разгар революционной смуты принимают решение содействовать более спокойной Алуште в решении ее бытовых курортных проблем, не без учета собственных интересов, естественно.

Использовать все возможности...
На одном из заседаний городской Управы староста Д.И. Фелькнер читает собравшимся уполномоченным заявление этих двух ялтинских жителей: «Желая пойти навстречу интересам г. Алушты, мы нижеподписавшиеся, понимая до какой степени важно для всякого города, а в особенности для Алушты, как нового и притом зарождающегося культурного курорта, иметь место для прогулок; предоставляем бесплатно в распоряжение алуштинского городского управления, принадлежащий нам участок земли в 3000 сажень с садом под названием «Ялы-Бахча» для устройства в нем гуляний для публики и ресторана, сроком от 25 мая по 1 января 1906 года. Причем Управа может периодически устраивать в саду 6 гуляний и другие увеселения исключительно с благотворительной целью». Управленцы с радостью приняли подобное предложение, ведь оно, пусть хотя бы на будущий год, но решало проблему обеспечения курортников местом для прогулок. В тот же день городской староста предложил выделить 100 рублей на обустройство в саду скамеек, за что также с радостью проголосовали, а устройство в саду удобств и освещения взял на себя г-н Туманов, которому уполномоченные согласились сдать в аренду, находящийся в саду ресторан. Было принято решение, что 5 раз в неделю в саду будет играть музыка, и за вход в сад вместе с благотворительным сбором взимать 15 копеек. Еще по пять копеек дохода планировалось получать с курортников за пользование городской библиотекой.

Кто виноват и как быть?
С местом для гуляний курортников разобрались, а вот средств на обеспечение горожан необходимыми удобствами не хватало. По окончании курортного сезона гасли керосиново-калильные фонари, даже те, которые были подарены Алуште Ольгой Соловьевой, владелицей курорта «Суук-Су» в Гурзуфе. Местные жители негодовали. В газете «Крымский курьер» за 1906 год один из недовольных положением дел с освещением в Алуште пишет: «Я вполне уверен, что все это делается для экономии, и обывателям остается только собраться вместе и поблагодарить «Лорд-мэра» и других «отцов города» за их умелое, хотя и неуместное экономничанье, даже после городских доходов сезонным сбором и другими налогами, специально разработанными для улучшения и увеличения освещения города, охранения имущества обывателя, но не зажигать электричество даже в такую темную ночь, как недавняя, это преступление. Для нашего «лорд-мэра» и «отцов города», скажем, это пустяки, ибо у первого электричество, а возле домов последних фонари зажигаются даже в светлые ночи».
Недовольства на фоне эмоциональной агрессивности общества. Чтобы их гасить, уполномоченные много времени тратят на разработку различных проектов, инструкций, положений, которые регулировали бы отношения между рабочими, служащими и работодателями, и тем самым обеспечивали бы нормальную работу городских заведений. Народ недоволен несправедливым распределением государственного промыслового налога? В 1907 году принято решение об учреждении в Алуште городского раскладочного присутствия по государственному промысловому налогу, ведь в городе 80 торговых предприятий, которые платят дополнительный раскладочный сбор, так как Ялта далеко не всегда знакома с положением дел в городе. Более того, для контроля над торговлей избраны от самих торговцев попечители Я.Ш. Нудель и Умер Курт Ваан Оглу. Для соблюдения паритета интересов управа позаботилась и об интересах рабочих в торгово-промышленных заведениях. В 1907 году на собрании уполномоченных был утвержден проект о нормальном отдыхе этих рабочих. Магазины, в соответствии с этим проектом, круглый год должны были открываться в 7 часов утра и закрываться в 7 часов вечера с двухчасовым перерывом на обед служащим, но с запретом закрывать магазины даже на время обеда. «В двунадесятые праздники, воскресные дни и татарские праздники Кура-бан Байрам (2 дня) и Ураза Байрам (1 день)», в соответствии с проектом, магазины должны были закрываться на целый день. Все остальные праздники и табельные дни магазины следовало открывать в 12 часов дня и закрывать в 5 часов вечера. Мясные же лавки по воскресеньям должны работать с 6 часов до 11 часов утра.

Решения всегда имеют последствия
Городские власти шли на уступки, если того требовало объективное развитие дел, но при решении «малых вопросов» они позволяли себе оценивать возможные последствия положительного ответа на заявления частных лиц. Если это грозило очередным недовольством или возможными беспорядками, частным лицам в просьбе отказывали. Например, в 1907 году рассматривалось ходатайство хлеботорговцев К. Налбандова и Юсуфа Кулабова о повышении таксы на хлеб. Уполномоченные тогда им отказали, ведь воспоминания о недавних революционных событиях были еще очень свежи. Обращались в Управу и крестьяне Вахненко, Лестренко и Химич с прошением о получении разрешения на продажу пива в павильоне на аллее господина Романчука, напротив «Гранд-Отеля». Желая сохранить общественный покой на набережной, власти отказали и в этом прошении.
Судя по газетной заметке 1908 года, первой городской Управе так и не удалось решить многих бытовых городских проблем. Более того, ранее решенные проблемы вновь требовали решения. В заметке иронизировали: «Алушта по какому-то недоразумению считается курортом. Курортный сбор платим, но что взамен? Отвечают – воздух, купанья, а также читальный зал Общественного собрания. Недавно появились еще два усовершенствования: полтора десятка садовых диванчиков на набережной и скамей и ежедневная поливка улиц. Сада для гулянья нет. Музыки нет. Было драматическое товарищество, развалилось. Еженедельно в зале Общественного собрания проводят танцевальные вечера, на которых танцует две-три пары, а публика скучает. Ведь не поедешь каждый день на Чатыр-Даг или в Косьмо-Дамиановский монастырь, вот и сидят сиднем на дачах».
Тот факт, что грандиозные планы первых управленцев не были осуществлены, может быть объясним многими причинами. Трудности с финансированием мероприятий по воплощению своих замыслов, противостояние сельского общества, не желавшего содействовать развитию курорта, революционные брожения, которым так легко поддавались даже представители знати. Но вполне возможно, что осуществлению замыслов помешала смена руководства, когда на смену ушедшему Фелькнеру в 1905 году пришел его помощник – нотариус Е.Е. Вознесенский. Нестабильность власти, отсутствие у нее управленческого опыта практически всегда ведет к нестабильности в обществе. Наверное, поэтому следующим городским старостой в 1907 году станет Мурза Мустафа Давидович, имевший за плечами огромный опыт управленца, полученный им за годы работы городским старостой Бахчисарая. Восемь лет, до самой своей смерти он будет на посту алуштинского городского старосты. О его уходе из жизни будут скорбеть многие, ведь это при нем Алушта удивит всех темпами своего развития. Он сумеет решить множество задач, но решение главных проблем Алушты окажутся не под силу и ему.

Вера Рудницкая. Газета "Большая Алушта". №17(31) от 12.05.2006


Copyleft (C) maidan.org.ua - 2000-2021. Сайт розповсюджується згідно GNU Free Documentation License.
Архів пітримує Громадська організація Інформаційний центр "Майдан Моніторинг". E-mail: news@maidan.org.ua