МАЙДАН - За вільну людину у вільній країні


Архіви Форумів Майдану

Драка в "Коттоне" - в центре внимания

06/20/2006 | Брат-1
Драка в "Коттоне" - правда у каждого своя, в том числе у следствия. Интервью с адвокатом Куртсеита Абдуллаева Виктором Овечкиным

17 июня в помещении Крымскотатарского академического музыкально-драматического театра прошло 142-е внеочередное заседание Меджлиса крымскотатарского народа, в ходе которого был рассмотрен вопрос о предстоящем 22 июня 2006 года заседании Апелляционного Суда АРК по повторному рассмотрению дела активного участника Крымскотатарского национального движения Куртсеита Абдуллаева и пятерых молодых крымских татар - студентов, осужденных по делу в п. Симеиз и симферопольском баре «Cotton-club».

16 февраля 2006 года Верховный Суд Украины по итогам рассмотрения кассационной жалобы крымских татар, обвиняемых по делу п. Симеиз и г. Симферополе (“Бар Коттон”), в своем решении отметил, что Апелляционный Суд АРК не учел всех фактов и обстоятельств, указанных в апелляционной жалобе и вернул дело в Апелляционный Суд АРК на повторное рассмотрение.

В связи с тем, что тема остается живой и приобретает новое звучание, мы обратились к адвокату Куртсеита Абдуллаева – Виктору Овечкину, - и попросили его рассказать обо всех обстоятельствах дела. Его позиция оказалась настолько аргументированной, что заставляет по-новому взглянуть на инцидент.

- Виктор Павлович, информация в СМИ на данный момент самая разная. Более того, о деле пока забыли потому что оно находится в той самой стадии, когда то апелляция, то решение, то опять апелляция. Не очень понятно, что сейчас творится, более того, журналисты отвлеклись от этого дела, даже на суде редко можно заметить кого-нибудь из журналистов, в СМИ информации практически никакой. Поэтому давайте поговорим о том, что там и как обстоит, может быть, нюансы какие-нибудь, интересные расскажете.

- Нюансов пока по этому делу никаких нет, потому что у нас приговор был, если мне не изменяет память, 29 декабря 2004 года. Потом 15 марта был апелляционный суд, который этот приговор оставил в силе, то есть каждый был наказан, и все уехали отбывать наказание. Мы написали кассационную жалобу в Верховный Суд Украины. Жалобы подают в течение шести месяцев, поэтому где-то в сентябре приняли нашу жалобу. И вот у нас было 16 февраля уже 2006 года заседание Верховного суда. И Верховный Суд отменил определение Апелляционного суда Крыма, который утвердил этот приговор, и направил на новое апелляционное рассмотрение в Верховный суд Крыма, потому что посчитал, что Апелляционный суд Крыма рассматривая наши жалобы, защитников и осужденных, не дал оценки тем нашим доводам, которые мы выдвигали в защиту подсудимых – осужденных в данном случае. Дело в том, что согласно закону, если суд принимает какое-то решение, допустим, мы заявляем какой-то довод, а суд его отклоняет, суд должен мотивировать, почему. В данном случае произошло все, как говорится, немножко не так, так требует закон. То есть доводы отклонены, а мотивировки почему не было? И сейчас будет снова Апелляционный суд. Вопрос в том, когда его назначат?

- Вы могли бы выделить какие-то самые главные моменты, на которых строится ваша защита? Меня интересуют основные позиции, по которым вы отстаиваете невиновность обвиняемых. Опять же, потому что в СМИ в основном позиция пострадавшей стороны.

- Пострадавших тут три вида, и дело в том, что три эпизода в этом деле есть. Первый эпизод, это где пострадавшие - журналисты-телеоператоры «Интера» и «Первого канала» Теличев и Погорелый по событиям в Симеизе, возле аквапарка. Второй эпизод - это пострадавшие, так называемая молодежь непонятно какой группировки и так называемая молодежь из группировки скинхедов, которые в принципе и не отрицали, что это были именно скинхеды. И третий эпизод – это бар «Сotton» – самые тяжелые были события. Там пострадавший – посетитель этого бара. Соответственно наша защита строилась на том, кто и как участвовал, и вообще квалификация действий по каждому из эпизодов. Мы считаем, что в поселке Симеиз в действиях осужденных Абдуллаева и Сейтхаллилова отсутствует состав преступления, который им вменяют, а именно им вменяют что они совершили хулиганство ст. 296 ч. 2 - причинение телесных повреждений средней тяжести Теличеву.

- А воспрепятствование работе журналиста не фигурирует?

Воспрепятствование не фигурирует. По той простой причине что и на следствии и на суде выяснилось, что и Теличев и Погорелый действовали, скажем так, как частные лица, а не как журналисты, потому что они не представились никому как журналисты. Несмотря на то, что материалами дела зафиксирован факт, в том числе снятый на видеопленку, где в частности и военный, и Абдуллаев прямо спрашивают того же Теличева: «Что вы здесь снимаете и кого вы тут представляете?». Вместо того, чтобы представиться, они молча продолжали съемку, не представляясь. Единственное, на что они ссылались, это что на Погорелом была надета куртка, и на спине написано слово «Интер». И все. Это не документ. Никаких документов они не представили. Они не представились, несмотря на спокойный абсолютно и дословно зафиксированный вопрос… и на суде, и в жалобе я писал и говорил об этом. Безо всякого конфликта, спокойно шли лица татарской национальности, как их называют, по делу они проходят, подошли, когда шла разборка домика, и военный в частности спросил у Теличева, который вел съемку, вежливым тихим голосом, «кого вы здесь представляете, что вы здесь снимаете?». Теличеву нужно было просто представиться. На том бы я думаю, конфликт бы исчерпался. Он же молча, тупо как говорится, направлял эту камеру под нос тому же военному, потом Абдуллаеву. Естественно в этот момент по площадке бегал Абдуллаев, который точно также пытался спросить кто здесь старший, кто это все разрешил. Ему никто не отвечал. Точно так же он подошел к Теличеву и начал спрашивать, кто старший, Теличев тоже ему не отвечал. И когда он увидел, что все-таки разборка домика продолжается, он просто побежал туда и прогнал тех рабочих. Но эти рабочие, это они говорят, что они рабочие, с его точки зрения - это те лица, которые разрушали строения, которые были построены ранее. Ну и на том все действия закончились, они бы закончились и дальше, если бы Теличев и Погорелый не стали провоцировать на себя ответные действия.

- У меня сразу встречный вопрос. Скажите, вот насколько я знакома с юридической базой деятельности СМИ, раз люди не представились, и не было никаких гарантий, что это журналисты, можно ли квалифицировать этот случай согласно Закону Украины «Об информации», где говорится, что никакая личность не может быть снята на камеру без ее согласия?

- Это наш довод, это гражданский кодекс, здесь уголовного нет ничего. Дело в том, что действительно есть норма в гражданском кодексе о том, что лицо не может быть снято без его согласия. Но у нас законы прописываются всегда двусмысленно, поэтому там есть такая норма, что если съемка ведется на улице, то там разрешения не нужно спрашивать. Вроде как лицо своим фактом появления в этом месте уже дает согласие, поэтому это спорный вопрос. Единственное, на что мы обращали внимание, что на этом месте в Семеизе велась съемка не только Теличевым и Погорелым. Там велась и другая съемка, восемь видеокамер всего проводили ее, в частности оператор ГТРК Крым, Стариков или Старцев, не помню, он тоже вел съемку, его никто не трогал.

- То есть мы можем говорить о том, что людей просто спровоцировали?

- Да. Стояли еще в стороне люди, не установлено, кто они такие, скорее всего это правоохранительные органы, но в гражданской одежде, которые со стороны метр, два, пять проводили съемки тоже, их никто не трогал, и не трогал никто и Теличева и Погорелова. Это все зафиксировано, есть видеопленки, их можно посмотреть, потому что они есть в наличии и в материалах дела, и у нас у всех, это все можно посмотреть. Видно, что в принципе конфликт с этими лицами, которые разбирали домик, с рабочими из Бахчисарая закончился тогда, когда Абдуллаев подлетел к ним, и выгнал их всех, отогнал от домика. Конфликт на этом закончился. Но Теличев и Погорелый, они стояли в стороне, их никто не трогал, ребята приехали к девяти утра, ждали где-то до двух часов дня, конфликта никакого не было, спрашивается, чего они туда приехали? Потом они снимают со штативов свои видеокамеры, и подлетают к этим ребятам которые стоят возле домика и начинают эту видеокамеру им совать под нос… естественно, те начинают их отталкивать, мол, иди отсюда. Теличева никто не бьет, никто не трогает, на видеозаписи звучат только слова: «иди отсюда, иди, я тебе сказал, уходи отсюда, не снимай». Кончается тем, что его толкают, а там косогорчик такой, естественно он спотыкается и вместе с этой камерой падает. Поднимается опять, подошел к нему Сейтхалилов, с палкой правда, но опять же, не бьет его (а Теличев утверждает что тот нанес ему удары палкой, но это все заснято), он подходит и так у него перед носом этой палкой машет, говорит: «так, убери камеру я тебе сказал», но не бьет. А в деле потом появилось «нанесение многочисленных ударов». Откуда?

- Выдали желаемое за действительное.

- Совершенно верно. И кончается тем, за Погореловым погнался Абдуллаев с ломом наперевес, и тот убежал. На этом закончилось. А у Теличева, коль скоро он продолжает снимать, у него начинают отбирать видеокамеру, чтоб забрать эту видеопленку. Ну, немножко тут ребята переборщили, никто не возражает. И четко заснято, что его никто не трогает и не бьет. А следствие утверждает, что в этот момент ему нанес удары и арматурой, и ломом Сейтхалилов по ногам, хотя видно, что этого нет совершенно. Видно, что к нему никто не прикасается. Это видели все абсолютно кроме суда и прокурора.

- Почему так?

- Ну я не знаю… Это действительно можно смотреть сколько угодно раз. Там ситуация какая? Когда смотришь быстро, в движении, там не совсем понятно. А когда начинаешь покадрово смотреть, как мы это смотрели на суде, тогда четко все видно.

- Но следствие обязано было смотреть это все «покадрово» и вынести свое заключение.

- Мы в суде это смотрели. Я настоял, чтобы в суде это все произошло. Тем не менее, суд все равно решил, что это сделал Сейтхалилов. Кончилось тем, что кто-то разбил ему камеру, киркой. И якобы Абдуллаев руководил этим всем, хотя слышны слова Абдуллаева, ни одной команды. Более того, именно Абдуллаев, если брать пленку, предотвратил избиение Теличева, он сказал: «Не трогайте!». И вот ему вменяют, коль скоро он это все остановил, что он организовал.

Следствие стало на сторону Теличева и Погорелова. Но по этому эпизоду мы считаем, что Абдуллаев и Сейтхаллилов действовали правомерно. Почему - потому что на той поляне, где это было, там законно или не законно они захватывали эту поляну, это уже другой вопрос… Ситуация в чем заключается: правильно-неправильно – это с точки зрения морали, не законодательно. То есть если бы суд сказал, что это неправильно (сам самозахват), значит, они ушли бы оттуда, пока суда не было, значит ни Теличев, ни Погорелый не в праве решать правильно это или не правильно. Соответственно, не в праве решать аквапарк, не в праве решать те рабочие. Кстати, как выяснилось, это были бахчисарайские казаки, это установленный факт материалами дела, они в этом все признались в судебном заседании, что они члены казачьего формирования Бахчисарая, эти рабочие. Пока они строили заграждение на той территории, которая, якобы, выделена парку, на тот период, кстати, установлено, что никаких правоустанавливающих документов на территорию аквапарка еще не было полностью собрано, поэтому они и не подавали в суд, они это сами признали. Они самоуправно стали возводить ограду. Устанавливать ограду, натягивать веревку…

- …вообще, это был самозахват на самозахвате, как я понимаю.

- Получается да. Скажем так, пока они делали веревку, никаких конфликтов не было. А вот когда уже стали разбирать строения, которые были там построены самовольно, самоуправно, тогда уже естественно подъехал Абдуллаев, их просто-напросто оттуда вышвырнули, сказали: «ребята пока не будет суда, никаких движений здесь!». По этому я считаю, что это действие Сейтхалилова было правомерно. Те провокации, которые Теличев и Погорелый вызвали некоторым усилием в отношении себя, действительно имели место быть. Ну да, есть такие статьи, если телесные повреждения у них есть, ради Бога! – устанавливайте, кто эти повреждения причинил, легкие или средней тяжести, и наказывайте виновных. Наказали тех, которых задержали, это Сейтхалилов, Абдуллаев и все. Вот поэтому мы считаем, что здесь нет состава преступления у Абдуллаева.

Второй эпизод – это по ул.Пушкина. Что произошло на Пушкина, там ситуация такого плана… ну предысторию, наверное, вы знаете. Тамдо этого скинхеды трогали девчонку, пацаненка они кинули в речку, в Салгир. Ну скинхеды, не скинхеды, но по крайней мере молодежь какая-то. Подонки везде есть, и у них, и у нас, и у русских и у татар, это ж однозначно. Это же не значит, что нация виновата. В общем, какая-то группа подонков скинула второго марта пацанчика двенадцатилетнего в Салгир, и не давала ему выбраться, это материалами дела установлено, он пытался выйти - они его веткой заталкивали обратно. Короче, пацану пришлось, в мороз практически по Салгиру ходить далеко по воде, чтобы там где-то вылезти. Милиция мер не приняла. Возбудили уголовное дело по этому факту в тот день, когда произошло побоище в Коттоне, до них тогда дошло уже, что надо что-то делать.

- Только вспомнили?

- Да, это было 2-го, а то было 23-го. Вместо того, чтобы, как положено, в течение трех дней, ну максимум десяти дней провести проверку и решить вопрос о возбуждении этого дела или об отказе, они мер никаких не принимали. Кончилось тем, что ребята, молодежь решила организоваться, коль скоро бьют нас, естественно будем бить мы. Законно это, незаконно? Естественно, это незаконно. Но какая была предыстория? Как раз в этот день, это было 23 марта, как раз собрались в этом же месте, в этот же час, тоже материалами дела это установлено, это неоспоримый факт, в центре, на перекрестке улиц Пушкина и К. Маркса две молодежные группировки. Славянские. А именно группа «Масяни», как они себя называют, и группа, которая называет себя скинхедами. Перед этим кто-то кому-то предъявлял претензии. Кто-то из одной группировки поколотил кого-то из другой группировки. Они начали выяснять отношения – кто прав, кто виноват. Они договорились встретиться в этом месте в полвосьмого, чтоб разобраться, решить свои вопросы, кто все-таки там прав, кто виноват. И вот их собралось где-то человек 15 с той стороны, человек 15 с этой. Всего человек 30.

- Они выясняли вопрос с мальчиком, которого бросили в Салгир?

Ну вроде как да. И татарская молодежь там тоже была. И начался там, как говорится, мордобой. Как говорят эти скинхеды и прочие – били нас, как говорят посторонние люди – была обоюдная драка. Кончилось тем, что пять человек с той молодежной группировки получили ушибы, у одного поломана челюсть. А из татарских ребят подрезали Дилявера Максудова, подрезала девочка якобы, которая относилась к группировке скинхедов. Но девочка в ходе следствия как-то исчезла из числа фигурантов. Сказали что она стояла в стороне, видела, как били татары славян, решила заступиться за славян, случайно нашла на земле нож, подошла сзади к этим татарам и ударила одного ножом в спину. И после этого бросила нож и убежала. Вот такая версия у следствия по этому поводу была. Установлено что во время драки использовалось холодное оружие именно противоположной стороной, потому что дважды, в частности Дудник, разбивал бутылки и бросался с этими бутылками на ребят, за что в принципе и получил, первый раз и второй раз. Это установленный факт. Поэтому здесь ситуация такая: никто не оправдывает действия тех ребят татарской национальности, молодежь, они пошли и устроили побой… никто ничего не говорит. Но для этого есть статья, которая квалифицируется как хулиганство, злостное хулиганство, часть вторая. Им инкриминировали, что у них свидетели видели дубинки, квалифицировали это как хулиганство, но уже часть четвертая. Это уже ситуация совершенно другая. Там от четырех до семи. И их осудили по этой статье. Мы с этим не согласны. Мы утверждали, утверждаем, и будем утверждать, что данное действие нужно квалифицировать по ст. 296 ч.2. Они действительно драку затеяли, никто этого не отрицает. Драка произошла, никто не возражает, но это часть вторая. Эта статья – это не тяжкое преступление, с точки зрения законодательства, это преступление называется средней тяжести.

Третий эпизод, это события после Пушкина, после того как подрезали этого Максудова. Естественно, уже собралась толпа, она перестала быть управляемой. И когда кто-то дал клич, что в «Коттоне», который находится в центре города, обнаружили этих скинхедов, то толпа рванула туда. Там произошло побоище, которое, естественно, никто не хочет оправдывать. Там порезаны были люди, побиты были. Там действительно все произошло. Но, у следствия были только те, кто был на Пушкина, и у следствия был Абдуллаев, который появился в «Коттоне» и кричал: «хватит, прекратите» и т.д. У них больше не было ничего. Поэтому вместо того, чтобы искать, кто устроил это побоище, кто участвовал, они просто притянули тех, которые были известны по Пушкина. И эти все лица, которые были там, они все приехали в больницу, они все там засветились, у них там были взяты объяснения, то есть, они установлены. И плюс Абдуллаев, который не скрывал и не скрывает, что «я действительно там был, потому, что когда я увидел, что толпа рванула туда в центр, я поехал, чтобы их остановить. И когда я забежал в «Коттон», там уже шло побоище, я просто его остановил». А получилось, что якобы он привел, и он остановил. Поэтому мы говорим: да, там преступление было, но, ищите и наказывайте тех, кто это совершил. Потому что привязывали несколько людей, в частности братьев Куртаметовых, их задерживали тоже, и на них давали люди показания, что их там видели, опознавали, но хорошо, что у ребят было алиби железобетонное. И в этот момент, когда свидетели показывали, что якобы они были в «Коттоне», они были в милиции, их допрашивали. А если бы у них не было алиби, они бы сели тоже за этот «Коттон». Но те же люди, которые опознали Куртаметова, они опознают, к примеру, Хайреддинова, а у него, к примеру, такого алиби нет. Вследствие чего Хайреддинов сидит. Поэтому, где гарантии, и если ты ошибся, что там был Куртаметов, почему ты считаешь, что Харидинов - это не ошибка? У следствия были люди, которых опознавали как соучастников, что они были в «Коттоне», а на самом деле этих людей вообще в тот момент в Симферополе не было. Но свидетелям и потерпевшим просто показали кучу фотографий, они тыкали в кого попало пальцем, и появлялись в следствия эти фамилии, потом начали проверять, их оказывается, там не было вообще. Поэтому мы на этом и настаиваем, чтобы проводить проверку, чтобы с точки зрения закона это все было тщательно проверено, и соответственно, с точки зрения объективности. Кто это совершил – ищите, они искать не хотели. И на суде, мы считаем, что мы все доказательства развалили. Мы доказали, что потерпевшие дают ложные показания, некоторые дают сознательно ложные показания, некоторые изобличены в том, что они дают ложные показания. Например, есть такой классический пример: Сердюк. Он все следствие давал показания, что он видел человека, который привел лиц татарской национальности в этот бар. Сердюк стоял во дворе бара. Он первый кто пострадал, кого подрезали. На следствии говорит, дословные его слова, я уже наизусть это дело знаю, говорит: «я запомнил, это парень лет 25, с черной бородой». Потом он говорит, что ему было не 25 лет, а где-то за тридцать, с длинной черной бородой, начинающейся от бакенбардов. Ему когда давали на следствии фотографии, он опознавал Какиева, а тот на самом деле имам, правда, ему 45 лет, а не 25, и не 35, зато с длиной черной бородой. Но установлено следствием, что его там не было вообще. Когда начинается суд, ему прокурор задает вопрос: «Вы тут опознаете кого-нибудь?», он указывает на Абдуллаева, говорит – это вот этот человек, который тогда всех завел». Когда начинаются вопросы: «Подожди, ты тут по каким признакам опознавал?», он отвечает: «Ну вот я его опознаю, что это он, и все, какие признаки?». Я пытаюсь возразить: «Но Абдуллаеву 50 лет, у него никогда не было длинной черной бороды, просто слегка небритый, седой абсолютно человек!». А тут, именно описание четкое, длинная черная борода… и он так спокойно заявляет, что это Абдуллаев, уже в суде. И суд принимает, что, да, действительно, Сердюк опознал, что это был Абдуллаев. Одно из доказательств вины Абдуллаева – опознание Сердюка. И так многие другие, такого же плана. Там очень много такого же плана показаний. В частности, девочка одна заявила: «Я опознаю Абдуллаева, он в больнице кричал, ругался». Потом выяснили, что это был не Абдуллаев, а, в общем-то, похожий на него человек, дедушка этого Максудова. Он был в больнице. Действительно, что-то есть, если так описывать, не видя: тот же рост, только он примерно поплотнее Абдуллаева, а так, тоже седоватый мужчина. Но она конкретно говорит, что это Абдуллаев. Абдуллаева там уже не было в тот период, а был дедушка Максудова, который действительно крыл этих врачей площадной бранью, и всех остальных, и милицию в том числе. А она вот говорит что это Абдуллаев. И вот такого плана моментов мы насобирали достаточно много, на которые можем ссылаться. И все мы их предъявили. И нам Аппеляционный суд сказал, что наши доводы неубедительны, и утвердил приговор, а Верховный суд сказал: «Если вы считаете неубедительными, покажите, почему они не убедительны».

- Где-то на суде вообще звучало от кого-то, что это разжигание межнациональной розни, или это чисто уголовное дело?

- Нет. Это уголовное дело. Я сразу и обвиняемым говорил, когда они хотели, чтоб я защищал, сразу сказал, что я не собираюсь тут заниматься вопросами межнациональной розни. Я считаю, что эмоции молодежи, не важно какой…

- То есть, по сути, в этой ситуации могли оказаться два славянина, или два молдаванина, и все было бы то же самое?

- Так там так и оказалось. Дело в том, что если бы там не было татар, такое же побоище произошло бы между скинхедами и вот этой группой «Масяни». Это просто совпало, что те оказались в этом месте. А так бы просто мордобой произошел между ними. Там с ножами, без ножей, это я уже не знаю. Но он произошел бы. Просто те увидали, часть разбежалась, а часть не успела, кого успели, того и схватили.

- То есть, если бы просто две группировки неформалов подрались бы в том же «Коттоне», никто бы об этом даже не узнал?

- Смотря, какие последствия были бы.

- Но, по сути, не было бы такого резонанса?

- Нет, такого резонанса не было бы. Нет, конечно. Вообще здесь достаточно интересно, почему сразу меджлис и прочие обратили внимание. Здесь поведение правоохранителей вызывает вопросы. Есть свидетели, которые были в ту ночь в больнице, и они утверждают, что Абдуллаев при них звонил Середенко (на тот момент зам.начальника Главка МВД Украины в Крыму – ред.) и разговаривал с ним. Если вы помните, 18 марта напротив ТНУ собралась очень большая группа крымскотатарской молодежи. Это студенты большинство были. И они уже собирались в этот вечер идти по городу искать скинхедов и разбираться.

- Из-за этого мальчика двенадцатилетнего?

- Ну, там мальчик, там женщина с ребенком. Но дело в том что женщина с ребенком, это все информация, а мальчик, это конкретно, есть уголовное дело, за это люди наказаны. Просто их было четверо, этих подонков. Только если их четверо, то это статья до четырех лет. Это групповое. Тогда они делают троих свидетелями, прокуратура, а обвиняется один. Остальные вроде как не при чем. И получается его одного осуждают, это ерунда по степени наказания. Даже, по-моему, не осуждают, а прекращают дело в отношении него по первой части, за хулиганство, эта статья такая, смешная, за нее ничего практически не дают. Но сам факт был, это задокументировано официально уже. Тут уже никуда не денешься, действительно, мальчик, кинутый в речку. Сказали, пошалили немного ребята. Такая вот позиция была у милиции.

Да и вообще, если уже говорить о морали…На пленке на той, из Симеиза, слышно четко, что стоят Теличев и Погорелый. Между собой разговаривают, еще когда идет разборка домиков, идет строительство, а никакого скандала нет. Идет разговор и фраза такая: ну это пока там активисты из Симферополя подтянутся, это еще часа два ждать надо. Такой идет разговор, и он слышен.

- То есть люди ждали, когда будет конфликт…

- Конкретно ждали, что приедут люди и будет конфликт. Эта фраза однозначно показывает, что люди готовили это. Все действия. Ждали провокации. И еще, Алексей Неживой (журналист – ред.) на суде ляпнул: «Мы приехали в девять утра, ждем-ждем, и мы уже устали ждать и собрались разъезжаться, когда появился Абдуллаев». Я ему и говорю: «Слышишь, а чего ты ждал? Чего именно ты хотел?»

Да множество таких моментов. Противоречия, несоответствия. Мы одного хотим: накажите тех, кто в действительности затеял драку, накажите по всем эпизодам тех, кто действительно виноват, а не притягивайте за уши тех, кто попался под руку, лишь бы дело имело ход. У них же указание было сверху – дело резонансное, расследовать в кратчайший срок и наказать виновных. Вот они и наказали. А мы хотим чтоб не в кратчайший срок, а по закону.



Говорят, когда адвокату Овечкину предложили заняться делом Куртсеита Абдуллаева, он пошел на это крайне неохотно – связываться с темой подобного рода показалось ему рискованным. Но когда он прочитал первые несколько томов уголовного дела, то его мнение изменилось. Он сказал, что в деле о «Коттоне» нет национальной тематики, а скорее, много очередного милицейского самоуправства. И взял на себя ответственность защищать обвиняемых по уголовному делу.

С позицией Виктора Овечкина трудно не согласиться. Оказывается, резонансное дело, ставшее целым событием в истории развития межнациональных отношений в Крыму, имеет столько белых пятен, что точку в нем ставить рано. Даже если очень хочется показать, что справедливость восторжествовала. Чья справедливость? Или как всегда – правда у каждого своя?



В соответствии с принятым на 142-м внеочередном заседании Меджлиса решением о подготовке заявления в связи с повторным рассмотрением 22 июня 2006 года Апелляционным Судом АРК дела о событиях в Симеизе и баре «Коттон клаб», 19 июня Президиум Меджлиса крымскотатарского народа принял «Обращение Президиума Меджлиса крымскотатарского народа в связи с повторным рассмотрением дела о столкновениях в Симеизе и баре «Коттон клаб»:

«На 22 июня 2006 г. в Апелляционном суде Автономной Республики Крым назначено повторное рассмотрение дела о столкновениях, которые произошли в Симеизе и в баре «Коттон Клаб» (г. Симферополь) в марте 2004 года.
Следствие изначально велось с обвинительным уклоном и вся ответственность за случившееся была возложена на крымских татар. Рассмотрение дела происходило с грубым нарушением уголовно-процессуального кодекса, с фальсификацией доказательств, с применением пыток и психологического давления по отношению к подследственным. Несмотря на то, что в материалах уголовного дела отсутствуют прямые доказательства участия Куртсеита Абдуллаева, Симара Хайрединова, Эльвиса Куртаметова, Ленура Малаева, Фахри Сейтхалилова в преступлении, в котором они обвиняются, Центральный районный суд г. Симферополя вынес решение о лишении их свободы на длительные сроки. Апелляционный суд АРК оставил это решение без изменений.
Верховный Суд Украины, признав ряд серьезных процессуальных нарушений в действиях судов первой и второй инстанций, отправил дело на повторное рассмотрение в Апелляционный Суд АРК.

После обращения в суд высшей инстанции репрессивные меры воздействия по отношению к осужденным были усилены. Например, родственникам не сообщали о месте их нахождения, не разрешали передавать продукты, лекарства и предметы первой необходимости.

На сегодняшний день состав судей Апелляционного Суда АРК, рассматривавших данное дело, существенно не изменился. В этой ситуации результат рассмотрения дела о столкновении в Симеизе и баре «Коттон Клаб» станет индикатором, который покажет либо добрую волю властей и соблюдение законности, либо в очередной раз продемонстрирует игнорирование ими Украинского законодательства и международных норм о правах человека.

Систематический произвол со стороны правоохранительных органов вынуждает граждан решать возникающие инциденты в инициативном порядке.

В сложившихся условиях Президиум Меджлиса крымскотатарского народа считает, что очередное превалирование политического заказа над конституционными правами и законностью может привести к осложнению общественно–политической ситуации на полуострове, и обращается к Президенту Украины с призывом предпринять все возможные и необходимые меры для обеспечения объективного и нетенденциозного рассмотрения данного дела».


Ярослава КУЗЬМУК для Власти.нет

Відповіді

  • 2006.06.21 | Tatarchuk

    Вот что нужно сделать!

    Наконец-то появилось достаточно информации по драке в Коттоне, столкновении в Симеизе и предшествующим событиям. Как и предполагалось, дело шито белыми нитками и выглядит абсолютно сфабрикованным.
    И вот почему.

    ПРОЦЕСС НАД КРЫМСКИМИ ТАТАРАМИ. Именно так стараниями наших правоохранителей стало выглядеть дело! Представьте себе, например, приезжаете вы в Винницу и слышите, что у них был … громкий процесс над евреями. «Как над евреями?» А вот так: объединили дело, где раввин подрался с попом, с делом, в котором раввин препятствовал работе прессы, и еще пару эпизодов, в которых фигурируют евреи. (!!!).

    Именно так выглядит «объединение» дел. Симеиз не имеет никакого отношения к «Коттону». Общее только то, что в обоих эпизодах было решено ОБВНЕНИЕМ сделать главным фигурантом Куртсеита. И хотя это совершенно разные дела и разные участники, суд и следствие с самого начала учинили произвол.

    Необходимо сделать следующее.

    Требовать выделения отдельных дел по четырём эпизодам. И вот эти эпизоды.

    Первый. Столкновение в Симеизе.
    Второй. Драка на Пушкинской.
    Третий. Драка в Коттоне.
    Четвёртый. Избиение 12-летнего баласы в Салгирке.

    По каждому из этих ОТДЕЛЬНЫХ дел, мы увидим ниже, будут разные фигуранты. Смотрите сами.

    Первый. Столкновение в Симеизе.

    Суть дела: столкновение группы самозахвата №1 (Куртсеит и другие) с группой самозахвата №2 (семья Янаки-Грача). Первые захватили землю без решения суда, вторые пытались её отобрать до решения суда. Первые устроили «поляну протеста», вторые незаконно застраивали спорную территорию под аквапарк.

    Фигуранты: все лица, оказавшиеся на территории. Первоначальный статус всех – свидетели происшествия. Начальная задача следствия – выяснить, что произошло.

    До выяснения обстоятельств необходимо требовать по этому делу предоставить всем фигурантам дела «Симеиз» ограничение свободы в виде подписки о невыезде (или домашний арест).

    Подозреваемые: 1) Татары – в нанесении побоев журналистам. 2) Бахчисарайские казаки – в незаконной застройке под видом строителей. 3) Журналисты – в ведении незаконной съёмки (без редакционных удостоверений, без согласия персонажей). 4) граждане Николай Янаки и Леонид Грач – в попытке присвоить общественную землю. 5) члены группы «поляны протеста» - в попытке самозахвата. 6) свидетели Сердюк, Теличев, Погорелов – в даче заведомо ложных показаний.

    Действия фемиды: 1) разместить плёнки по кадрово в Интернете. 2) сравнить каждый кадр с соответствующими показаниями всех участников. 3) установить истину. 4) выделить два эпизода, в случае выяснения криминального состава, в отдельные дела – по 2 самозахватам одной территории.


    Второй. Драка на Пушкинской.

    Рекомендации фемиде:
    1) возбудить дело против гражданки, которая «в состоянии аффекта» изрезала спину Дилявера Максутова ножом и была отпущена (!!!) так как типа сама не поняла как это произошло.
    2) задержать известных граждан, которые подозреваются в принадлежности к группам «масяни» и «скины».
    3) задержать всех «свидетелей», так как их статус близок к «подозреваемым».

    Третий. Драка в Коттоне.

    Требования к фемиде:
    1) провести серию очных ставок «свидетелей» на предмет причастности Куртсеита к драке в баре.
    2) специально проверить надёжность свидетельств Сердюка, который «случайно» оказывается всюду, где виновным оказывается Куртсеит.
    3) зафиксировать телесные повреждения всех участников драки
    4) по результатам очных ставок определить статус всех участников (пострадавшие, свидетели, обвиняемые).

    Четвертый эпизод: Избиение баласы в Салгирке.

    Тут все вообще ясно: ПРОВЕСТИ СЛЕДСТВИЕ! Потому что первые три эпизода «как бы случайно» заслонили инцидент, признанный «простым баловством».
    згорнути/розгорнути гілку відповідей
    • 2006.06.21 | Медіатор 33

      Re: Вот что нужно сделать!

      Ющенко и Дрижчаный договорились "усилить гражданский контроль" над крымской СБ
      21 июня.

      Как пишета сегодня газета Коммерсант, накануне состоялась встреча Виктора ЮЩЕНКО с председателем СБУ Игорем ДРИЖЧАНЫМ, в ходе которой стороны обсудили процесс реформирования ведомства и ситуацию в Крыму.

      Президент сообщил, что поддерживает реформу, и дал понять, что смена правительства не коснется господина Дрижчаного.

      Вчерашняя встреча президента с Игорем Дрижчаным стала первой после публикации в газете "Украина молода" материалов о коррупции в СБУ . Господин Ющенко уже заявлял, что считает действия руководства СБУ корректными, а вчера лично заверил в этом господина Дрижчаного.

      Значительную часть беседы Президент и глава СБУ посвятили ситуации в Крыму. Виктор Ющенко потребовал от Игоря Дрижчаного применять все законные методы, для того чтобы не допустить возникновения конфликтов на полуострове. Господин Дрижчаный доложил главе государства о том, какие меры СБУ принимает для стабилизации ситуации, сложившейся после приезда американских резервистов в Феодосию. Вероятно, одной из этих мер стало объявление персоной нон грата гражданина России главы объединения Прорыв Алексея ДОБЫЧИНА. Виктор Ющенко также обсудил с Игорем Дрижчаным ход расследования ряда резонансных уголовных дел, находящихся в ведении СБУ.

      Пресс-служба президента сообщила, что глава государства отметил необходимость "усилить гражданский контроль за действиями силовых структур", в частности Службы безопасности Украины.



      N.B.!!! "Виктор Ющенко также обсудил с Игорем Дрижчаным ход расследования ряда резонансных уголовных дел, находящихся в ведении СБУ".

      и конечно же - "глава государства отметил необходимость "усилить гражданский контроль за действиями силовых структур", в частности Службы безопасности Украины. "

      Не думаю, что это что то большее, нежели дань демократической риторике и стиля, но зато - какой козырь для аргументации в умелых руках активных граждан!
      згорнути/розгорнути гілку відповідей
      • 2006.06.21 | Урал-

        Re: Вот что нужно сделать!

        А может проще..
        Раздуть это дело до межнац. конфликта... призвать Киев в арбитры... и потребовать от русской общины Крыма (от народа, а не организации) выдачи преступников по этому делу...
        Если русские своих не выдают, то вместе с аппеляцией к закону Украины начать откровенную резню со всеми вытекающими...
        В итоге - либо украинское государство берет под контроль и ситуацию в Крыму, и разбирательство по этому делу, либо Крым уходит из Украины на все четыре стороны...
        При этом Крым усеян трупами, российские солдаты в Керчи и Севастополе, американцы - в Ялте и Старом Крыму, украинский ОМОН - в Симферополе, Евпатории. Джанкое и по селам между городами, русское ополчение - в Балаклаве, а отряды татар - в Бахчисарае... :)
        Вот такой расклад...
        .................
        припоминается детский стишок "... потому что в кузнице не было гвоздя..."...
    • 2006.06.21 | sofu

      Предлагаю Tatarchukа выдвинуть на должность верховного судьи!(-)


      Предлагаю Tatarchukа выдвинуть на должность верховного судьи! :)
      згорнути/розгорнути гілку відповідей
      • 2006.06.23 | Tatarchuk

        от будуть в нас виборні судді..

        sofu пише:
        >
        > Предлагаю Tatarchukа выдвинуть на должность верховного судьи! :)

        Дяку-дяку, от будуть в нас виборні судді, тоді вернемося до вашої пропозиції :)

        А як серьйозно, то громадству, яке активує в Азатлику, потрібен ЯКІСНИЙ 1-класний адвокат. Такий наприклад як Тетяна Монтян. Бо справа зроблена тяп-ляп, і тількі адвокат-монстр, який звик рвати зубами та принижувати суддів до звичайних смертних, може розрубати гордієв вузол.

        При ідельному розвитку, (тобто якби до справи взявся фахівець), - засудженних відпустять прямо в залі суду, бо ті речі, які їм все ж таки залишуться інкріміновані, потягнуть строки менші ніж вони вже відсиділи.
    • 2006.06.22 | Медіатор 33

      Пан має рацію...

      А я маю гвінтівку
  • 2006.06.23 | line305b

    Совместная акция "Меджлис-Азадлыкъ" 22-го?

    Такое объявление прошло сегодня по Crimea-L. Кто-нибудь в курсе, имело ли место нечто похожее?
    згорнути/розгорнути гілку відповідей
    • 2006.06.23 | Брат-1

      Re: Совместная акция "Меджлис-Азадлыкъ" 22-го?

      line305b пише:
      > Такое объявление прошло сегодня по Crimea-L. Кто-нибудь в курсе, имело ли место нечто похожее?

      Читайте новости собственно Майдана. Там оперативно освещается акция и все, что с нею связано
      згорнути/розгорнути гілку відповідей
      • 2006.06.23 | line305b

        Re: Совместная акция "Меджлис-Азадлыкъ" 22-го?

        Не понятно. Судя по этой новости, что-то организовывал Азадлыкъ (150 человек), потом были еще 500 - без принадлежности в новостях, но названные "межлисом" каким-то ментом. Так кто и что там все-таки организовывал?
        згорнути/розгорнути гілку відповідей
        • 2006.06.23 | line305b

          Судя по новостям, совместной акции не было...

          Везде упомянут Азадлыкъ и Бекиров, ни слова о Меджлисе, кроме заявления вышеупомянутого мента. Так есть у кого-сь инфа, чего там было совместного или нет? Отсылки на новости пожалуйста не давать - не так трудно написать пару слов...
      • 2006.06.25 | line305b

        Демократия по Крымски, МедиаКрым

        ДЕМОКРАТИЯ ПО-КРЫМСКИ
        Рустем ХАН, МЕДИАКРЫМ, 22 июня
        http://mediacrimea.com.ua/index.php?new_id=148


        "Брони хватит?" – спрашивали беркутовцы друг друга, бегая от главного входа Апелляционного суда г.Симферополя к задним воротам. "Там решетки
        на окнах стоят?" – волновался боец, экипированный по полной: бронежилет, резиновая дубинка, каска, перцовый баллончик, перчатки,
        наколенники, наручники и кобура, в которой, думается, были вовсе не бутерброды. "Да, стоят". "А здесь нет!" Но тут высоко – не пройдут".

        Это не военные учения. Знакомьтесь, это демократия по-крымски. По отношению к крымским татарам, она бывает именно такой.

        Сегодня утром в Апелляционном суде г.Симферополя началось повторное рассмотрение дела по инцидентам в Симеизе и в симферопольском баре
        "Коттон".

        Ещё за день до судебного заседания было ясно, что предстоящие слушания будут не совсем обычными. Когда представители прессы заранее пытались аккредитоваться на судебный процесс, им заявили, что смысла в этом нет – зал, в котором будет проходить слушание, небольшой. И ни один
        представитель СМИ – это знали заранее (читай: решили заранее) там не поместится.
        В здании Апелляционного суда есть просторные залы, которые вместили бы достаточно желающих. Однако слушание по инцидентам в Симеизе и в
        "Коттоне" постановили проводить в маленьком, тем самым фактически превратив официально открытое заседание в закрытое.

        Утром, в день начала слушаний перед зданием Апелляционного суда начал собираться митинг. Милицейский патруль, частично перекрывший
        единственный подъезд к суду и пропускавший автомобили выборочно, со своей задачей справился плохо – митингующие всё же смогли провезти к
        зданию суда аудиоаппаратуру и колонки.
        На площадке перед зданием был установлен микрофон, по которому выступали родственники осужденных и активисты движения "Азатлыкъ"
        ("Свобода"). Были развернуты транспаранты с общим девизом "Требуем справедливого решения суда".

        Впрочем, о справедливости говорить не приходилось: прессу на судебное заседание, как и ожидалось, не пустили. Сначала попросили подождать в холле, а затем лукаво сообщили, что заседание уже началось и прерывать его нельзя.

        Однако прервать пришлось дважды. Так сначала на заседание не пустили родителей одного из осужденных. Это вызвало возмущение демонстрантов. Люди, стоявшие у входа, требуя
        впустить на слушание хотя бы мать, начали хлопать ладонями по парадным дверям здания. Это вызвало оживление в рядах работников МВД. Если до
        этого в холле здания их находилось не более десятка, то после хлопков по дверям тщательно экипированные бойцы спецподразделений заполонили
        холл. Около полусотни человек с оружием в бронежилетах и касках. Плюс охрана, оставшаяся на заднем дворе. Плюс несколько десятков
        милиционеров, окруживших здание.
        Напряжение спало лишь после того, как родителей обвиняемого всё же пустили на заседание суда.

        Вице-премьера крымского правительства Азиза Абдуллаева также с большим трудом пустили на слушание. А вот Серверу Салиеву, главе Рескомнаца, депутату Верховной Рады АРК не удалось уговорить охрану – чтобы попасть на заседание ему пришлось дожидаться перерыва в холле. Журналисты же так и не попали в зал, где проходило слушание. На этот раз никакой мотивировки не было – просто "нельзя". Между тем, как утверждали родственники осужденных, сидевшие на заседании, свободных мест в зале было достаточно.

        На данный момент митингующие всё ещё стоят у входа в Апелляционный суд, в заседании до 15 часов сделан перерыв. Часть крымских татар
        находится возле заднего входа в здание. Однако устроители пикета предупреждали митингующих несколько раз: действий никаких не предпринимать, на провокации не поддаваться и тем более не препятствовать проезду автомобиля, в котором повезут осужденных.
        Последнее особенно важно, поскольку, как стало известно МЕДИАКРЫМу, бойцам, охраняющим автомобиль, дан приказ: в случае физического препятствования прохождению транспорта – стрелять на поражение.
        згорнути/розгорнути гілку відповідей
        • 2006.06.25 | Lenur

          Азатлыкъ?

          я конечно извиняюсь за не просвещенность - Азатлыкъ не могли бы дать инфо или их сайт?

          А насчет суда над нашими, настоящий ЮАР прошлого века, теперь еще и Нельсона Манделу и все будет ОК


Copyleft (C) maidan.org.ua - 2000-2021. Сайт розповсюджується згідно GNU Free Documentation License.
Архів пітримує Громадська організація Інформаційний центр "Майдан Моніторинг". E-mail: news@maidan.org.ua