МАЙДАН - За вільну людину у вільній країні


Архіви Форумів Майдану

Ось вам Надір Бекіров "без купюр": опус "Добиваемся?" (л)

01/11/2007 | Tatarchuk
ДОБИВАЕМСЯ?

...Когда человек раз за разом идет на компромиссы, то от него неизбежно начинают требовать все больше компромиссов. И в какой-то момент он либо превращается в тряпку, о которую ноги вытирают, либо взбрыкивает — и с удивлением обнаруживает, что от него требуют большего, чем три месяца назад.

"Малашенко Игорь.
Конец пути.// Еженедельный журнал, 2004, № 22.

Близится сессия Курултая крымскотатарского народа. В повестке дня — доклад председателя Меджлиса крымскотатарского народа. Хотя иного названия у док­лада нет, понятно, что, как и ранее, он должен быть посвящен наиболее злободневным вопросам в жизни крымских татар.

Далее анализ результатов выборов.

Не поздно ли? Есть ли делегат Курултая или просто более-менее активный человек, который не знает этих результатов? Может, вместо этого уже пора отчитаться депутатам, утвер­жденным Курултаем и ра­ботающим почти год?

Однако дело в другом. Из отдельных высказываний должностных лиц Милли Меджлиса следует, что на этот раз наконец-то выявят и накажут тех, кто помешал одержать списку (спискам), утвержденным Курултаем и Милли Меджлисом, убеди­тельную победу. Потому что, ну, не может же быть, чтобы дисциплинированный крымскотатарский народ в массе своей не поддержал позицию собственных представительных органов.

А ведь не поддержал...

Раз так, значит измена, происки, вражья рука. Ну не может нормальный крымский татарин додуматься сам не идти на выборы, которые столь нужны для занятия мест в парламенте, в советах, в министерствах и исполкомах известным крымскотатарским политикам! Не может наш избиратель вдруг от­дать свои голоса не лиде­рам тайных заказных соцопросов, а подозрительному "Крымскотатарскому блоку"! Или вообще уже никуда не годному БЮТ, который "всего лишь" со­брал убедительное большинство голосов демократического электората в об­щеукраинском масштабе и был затоптан своими же "союзниками", также "не верившими", что это воля народа. Теперь, сама от себя в восторге после самоубийственной победы над БЮТ "партия власти" на глазах превращается в политическую побирушку.

Не может же быть для крымских татар высшего счастья, чем, не думая, со­глашаться с любым изви­вом политической позиции Милли Меджлиса или, по крайней мере, тех, кто име­ет право говорить от его имени! Это же очевидно. Если тем, кто говорит от имени Милли Меджлиса, приходит в голову та или иная мысль, то она автома­том является мыслью все­го крымскотатарского на­рода. Поэтому нет нужды ее обсуждать ни с самим крымскотатарским народом, ни, тем более, на Курултае или заседании Мил­ли Меджлиса. Все, что тре­буется, — безотлагательно реализовать ее в жизнь, а уж сам крымскотатарский народ просто не может быть с этим не согласен или недоволен.

В Милли Меджлисе циркулирует тезис о том, что не следует выносить наши разногласия на публику в печать на русском языке, поэтому вынужден обратить внимание читателя на некоторые факты.

Заседания Курултая не являются закрытыми, на них десятками и сотнями присутствуют и русскоязыч­ная пресса, и люди, не яв­ляющиеся делегатами Ку­рултая, в том числе и вообще не входящие в систему национального самоуп­равления крымских татар.

Среди присутствующих журналисты и лидеры крымскотатарской диаспоры из разных стран, воспринимающие информацию только на крымскотатарс­ком и только ту, что прозвучала при них на Курултае. Они вернутся к себе, и будут освещать ситуацию так, как они ее услышали здесь, точнее, так, как им ее здесь подали. Если они не слушали разные точки зрения, а они обычно слу­шают только основной док­лад, разъезжаясь потом по родственникам и экскурси­ям, то и отношение нашей диаспоры к той или иной проблеме или персоне бу­дет таково, как им подали без обсуждения. Однако доброе или недоброе имя в нашей диаспоре, на мой взгляд, гораздо важнее, чем реакция русскоязычной публики. Если можно восхвалить или охаять чье-то поведение или какую-то политическую позицию перед многомиллионной крымскотатарской диаспорой, почему нас волнует мнение нередко чуждых нам людей?

Значительная часть выступлений на Курултае, в том числе и остро полемическая, все еще идет на русском языке. Это, разумеется, наша беда, но пока что факт.

Люди, не владеющим крымскотатарским языком; смогут в зале всегда попросить кого-нибудь перевести им то или иное выступление, что поощряется. И это правильно.

Неправильно другое -представлять дело так, что наша полемика не известна нашим друзьям или, теш более, врагам. Курултай не постоянно действующий орган, у которого достаточно времени и есть возможность детального обсужде­ния любого вопроса (не се­годня, так завтра), а сесси­онный. Курултай собирает­ся на 2-3 дня, времени хва­тает лишь выслушать основные доклады, представляемые, как правило, дол­жностными лицами Милли Меджлиса, приветствия го­стей Курултая, проголосовать за проекты решении. Есть время и для дискус­сии, но оно жестко ограничено, как для отдельного выступления, так и в целом.

Этого стиля организации работы Курултая, по-видимому, пока избежать нельзя — это не постоянно действующий парламент. Однако настоящий смысл стремления ограничить дискуссию рамками Курултая заключается в том, что в случае появления острой и неоднозначной проблемы заведомо огромный перевес получает тот, кто делает основной доклад по ней. Его анализ, аргументы, оценки и выводы излагаются в макси­мальном объеме и в наи­более благоприятном режиме. Оппоненты вынужде­ны ограничиться скорого­воркой в отведенные им 5-10 минут. Возможно, система обязательных содок­ладов могла бы улучшить положение. Но годами опасаясь раскола в нашей системе, мы избегали созда­ния официальных фракций в национальном съезде и, соответственно, постепенно привыкли к политическому монологу. Думаю, что си­туация, как она есть, приведет нас и к фракционно­му построению Курултая, и к официальной оппозиции в его рамках, что поможет сделать дискуссию на нем более свободной и продук­тивной.

В моей статье нет информации из закрытых источ­ников. Все, о чем пишу, не просто содержалось в раз­ного рода публичных документах, а преднамеренно публиковалось в русско-или украиноязычных изданиях, и более того, активно распространялось дол­жностными лицами, газета­ми и пресс-службой Милли Меджлиса, с полным осоз­нанием того, что это дой­дет до миллионов людей некрымскотатарской наци­ональности. Поэтому ника­кой упрек в выносе на все­общее обозрение наших проблем не приемлю — они уже вынесены, и выне­сены не мной. Другое дело, что из одной и той же ин­формации можно сделать разные выводы.

"Кручу! Верчу!.."

На прошлой сессии Курултая в дискуссии по пункту повестки дня "Разное" выявились два подхода к участию крымских татар в общеукраинской политике. Один заключался в том, что принципы демократии для нас должны быть важнее, чем наши национальные интересы, по крайней мере, некоторые из них.

Другой — в том, что участие крымских татар в общеукраин­ских политических процессах должно иметь своей обязательной и приоритетной составной наши национальные интересы. Иначе говоря, что приоритетом крымскотатарского националь­ного движения есть и должно оставаться обеспечение нацио­нальных интересов крымскота­тарского народа в Украине, а не просто помощь той или иной украинской политической силе, потому что ей так удобно для достижения ее собственных целей.

Надо признать, что вопрос так и остался открытым, решения специально по этому вопросу Курултай не принял. Однако Курултай принял другие решения, внутренне связанные с этой дискуссией.

Первым было Постановление "О выборах народных депутатов Украины, депутатов Верхов­ной Рады Автономной Респуб­лики Крым, местных советов и сельских, поселковых и город­ских голов". В нем говорилось: "26 марта 2006 года в Украине состоятся выборы народных депутатов Украины, депутатов Верховной Рады Автономной Республики Крым, местных со­ветов и сельских, поселковых и городских голов...

Установленная действующим законодательством Украины система избрания народных депутатов Украины, депутатов Верховной Рады Автономной Республики Крым, местных советов и сельских, поселковых и город­ских голов при условии макси­мальной консолидации крымскотатарского народа и организации эффективной работы всех органов национального самоуправления в период избиратель­ной кампании, слаженного взаимодействия с избирательным блоком политических партий "Наша Украина", одним из субъектов которого является политический партнер крымских татар Народный Рух Украины, открывает новые возможности для обеспечения представительства крымскотатарского народа I Верховной Раде Украины, органах представительной и честной власти Автономной Республики Крым.

Курултай крымскотатарского народа постановляет:

1.Считать отвечающим интересам крымскотатарского народа участие 26 марта 2006 года в выборах народных депутатов Украины, депутатов Верховной Рады Автономной Республики Крым, местных советов и сельских, поселковых и городских голов.

2.Одобрить результаты договоренностей, достигнутых Меджлисом крымскотатарского народа и его председателя с Народным Рухом Украины — субъектом избирательного блока политических партий "Наша Украина".

Далее речь шла о распреде­лении мест между НРУ и крым­скими татарами в разных спис­ках и устанавливалось: "Обязать органы национального самоуправления крымских татар, деле­гатов Курултая крымскотатарского народа направить все усилия на безусловное выполнение настоящего Постановления Курултая крымскотатарского наро­да и решений Меджлиса крымскотатарского народа, принимаемых для его реализации".

Принято на четвертой сессии IV Курултая крымскотатарского народа, г. Симферополь, 11 де­кабря 2005 г.

Президиум четвертой сессии IV Курултая крымскотатарского народа М. Джемилев, Р. Чуба-ров, Р. Ильясов, К. Асанов, И. Умеров, председатель Секрета­риата четвертой сессии IV Курултая крымскотатарского наро­да 3. Смедляев.

То есть было констатировано, что союз только с "Нашей Украиной" и входящим в нее НРУ отвечает интересам крымскота­тарского народа.

При обсуждении вопроса на Курултае я предложил другой вариант — считать отвечающим интересам крымскотатарского народа участвовать в выборах по спискам любых партий не шовинистической и не коммуни­стической ориентации, представив возможность нашим избирателям и всему крымскотатар­скому народу искать и находить более широкий спектр союзни­ков в демократическом лагере Украины. Уже в тот период все более заметными становились внутренние противоречия и шатания, как в коалиции "Наша Украина", так и в Народном Рухе Украины. Предощущалось, что на выборах и после них борьба в оранжевом лагере будет, возможно, более ожесточенной, чем между ними и "бело-голубыми". Если наша цель заключалась в действитель­но максимальном представительстве крымских татар в раз­личных органах, нельзя было делать себя заложником этой борьбы. Или мы вообще с условно говоря национал-демократами, и тогда победа их в любых пропорциях — наша по­беда тоже. Или мы с одной их частью против других, тогда мы втянуты в их внутреннее проти­востояние уже на этапе выборов и победа "не наших" без всякой нужды бьет по нам, тем более, что захотим — не захотим, а вынуждены участвовать в их довольно-таки острых к тому времени ссорах. Для меня было важным и то, что ряд заметных деятелей НРУ уже четко проявили свое практическое безразли­чие к проблемам крымских та­тар, если не сказать хуже, несмотря на много рекламируе­мый раздел в партийной про­грамме. Этот раздел был введен в Программу НРУ еще при Вячеславе Чорновиле, но с тех пор многое изменилось и проверилось на практике наших вза­имоотношений и выводы в ос­новном — неутешительные. А фактический лидер "Нашей Ук­раины" Президент В.Ющенко и связанные с ним высокие должностные лица обозначили свое отношение и к крымскотатарс­кий автономии и даже просто к существованию крымскотатарс­кого народа термином "ассимиляция".

В принципе, поскольку Народный Рух Украины становился лишь одним и далеко не главным субъектом блока "Наша Украина", то он переставал быть свободным в своих действиях. Его программа для блока не имела никакого значения. Глав­ной была позиция "Нашей Ук­раины", а не Руха.

И что это была за позиция? К этому времени только слепому было не видно, что практичес­кая политика власти в отноше­нии крымских татар будет зак­лючаться в притеснении и запугивании. Здесь вам и уход от пересмотра неправосудного приговора по делу "Коттон Клуб", уклонение от диалога с Советом представителей крым­скотатарского народа, и отсут­ствие каких-либо поручений по итогам первой встречи за исключением тайных решение СНБОУ в июне 2005 года, это и попыт­ка раздать западное побережье под "Гольф Сити" при полном безразличии к безземелью среди крымских татар, и циничное празднество открытия фестива­ля "Интервидения" в день нашего национального траура, и обман с рассмотрением закона о восстановлении прав депор­тированных (Президент 5 мая сетовал, что до 18 мая законо­проект не успеет пройти коми­теты Верховной Рады, поэтому, дескать придется его отложить на более поздний срок. На какой? Сессия Курултая состоялась в декабре!). Но самое убе­дительное доказательство - ежедневная крымская действи­тельность, когда своим ходом шли и возбуждались новые административные, гражданские и уголовные процессы против крымских татар, участвующих в протестах против бесправия, насилия, беззакония.

Никакого "Майдана" для крымских татар как будто и в природе не существовало.

Это не было тайной или загадкой для делегатов Курултая. В конце концов, чтобы напрямую довести эти факты до све­дения делегатов, я выступил со специальным докладом. Вынужден его частично процитировать, поскольку он не опубликован ни в сборнике, подготовленном и отцензурированном руководством Милли Меджлиса, ни на веб-сайте Курултая: "В Судаке привлечено к административной ответственности 45 человек, к уголовной 5 крымских татар в связи с занятием ими земли под строительство без разрешения властей. Пока отделались штра­фами. Но в настоящее время уголовные и гражданские процессы начинаются в отношении еще 230 человек, построивших дома в массиве Ачиклар и уже по 5-7 лет проживающих в них.

В Ялте, как я уже говорил, уголовное дело в отношении А. Мустафаева, и 18 гражданских процессов о сносе самовольно возведенных строений. В отно­шении 6 человек в Гурзуфе и Никите, рассмотренные в Апел­ляционном суде АРК 5 декабря. Решения о сносе оставлены в силе, в ближайшее время можно ждать судисполнителя и "Беркут" и "казаков". При про­тиводействии — уголовные дела за сопротивление милиции или массовые беспорядки.

То есть гражданские дела очень легко трансформируются в уголовные. Аналогичные ситуации в Симеизе — 170, в Ни­ките — 18, в Гурзуфе — 145, в Ай-Василе — 175. Кроме того, местное самоуправление из поселенцев в Ялте заявило иск о признании незаконным реше­ние Ялтинского горисполкома о выделении земельного массива для крымских татар. Дескать, там наши огороды, эта земля нам самим нужна и пр. В случае успеха этого иска будут со­зданы предпосылки еще для 272 подобных дел. Итого, по моим данным, в Ялте в перспективе возможны 942 гражданских ад­министративных или уголовных дела.

В Алуште группа крымских татар около 30 человек 8 де­кабря организовала поляну протеста с требованием выделения земли при въезде в город. Их ждет, полагаю, такая перспектива (через несколько дней после сессии Курултая был разгромлен – Н.Б.)

Итак, сейчас мы имеем 23 человека уже привлеченных к уголовной ответственности. 47 —к административной, 18 — к гражданской, всего к разным видам юридической ответствен­ности 88 человек. В течение ближайшего года эти преследования могут затронуть порядка 1100 — 1200 крымских татар.

Мне кажется, что такого за один год не было после Стали­на даже при советской власти. И это все национальная полити­ка независимого и демократи­ческого, предельно горячо оранжевого украинского государства.

Оживление репрессивной деятельности украинского государства в последние недели не случайно.

После всех празднеств 21 но­ября 2005 года (за две недели до нашей сессии — Н.Б.) Президент Ющенко подписал указ №1643/2005 "О решениях Совета национальной безопаснос­ти и обороны Украины от 29 июня 2005 года "О состоянии исполнения требований законодательства и меры относительно повышения эффективности государственной политики в сфере регулирования земельных отношений, использования и охраны земель".

Ни в этом документе, ни в решениях Совбеза, ни в плане подготовки первоочередных законопроектов по этим вопросам нет ни слова о правах и интересах крымскотатарского народа в отношении земли.

Зато есть поручения в установленном порядке принять меры для освобождения само­вольно занятых земельных уча­стков и внесения статьи в Уго­ловный Кодекс Украины об ответственности за самовольный захват земли, то есть реализа­ция намерений и поручений, данных Сергеем Куницыным год назад, и обращения принятого Верховной Радой АРК осенью 2003 года.

Там есть и разработка поряд­ка использования особо ценных земель в Крыму, получения и выделения земельных участков на Южном берегу Крыма. Будь­те уверены — тихих-тихих бухт теперь будут десятки, а крымских татар, получивших землю на родном побережье — доли процента.

Я сконцентрировался на земельных вопросах как поводах для репрессий, потому что они очевидно кричащие. Но снова-таки, будьте уверены, если крымские татары попытаются добиваться своих прав явочным путем в любой другой сфере с ними будут расправляться те же образом. Если не найдут статьи, наш любимый Президент надежный союзник, поручит изобрести". Так оно и вышло, но об этом ниже.

Однако от этих доводов просто отмахнулись, не желая застревать на этой теме в момент когда — вот оно счастье — и гляди большинство из них падет в избирательный список НРУ на крымском или местном уровне, а дальше, глядишь, депутатство или должность головы, до министерства, исполкома или райгосадминистрации уже рукой подать, а там и служба, и гарантированная плата, и будущая пенсия, и много еще сладкого.

В эти дни мне постоянно в сминалось зазывное восклицание лотерейщиков: "Кручу! Верчу! Игру сделать хочу!"

Игра была сделана. Достаточно было увидеть в зале, как буквально пол-Курултая ломанулось к микрофону после объявления началу выдвижения кандидатов, чтобы успеть назвать своего выдвиженца и обеспечить за это свое собственное. Запах этого десерта дразнил всех, не­которые впоследствии куснули, большинство просто облизнулось. Так бывает всегда, но азарт вновь и вновь подталки­вает людей попытать счастья. Только в данном случае речь шла не об уличных простаках, а о представителях народа, по­лучивших мандат доверия, что­бы защищать его интересы, а не гнаться за своими.

Вообще-то фокусов было много. Например, со ссылкой на секретные социологические исследования нам было объявле­но, что у Первого заместителя Председателя Милли Меджлиса рейтинг среди крымских татар достигает 75%, поэтому его надо поставить во главе списка в Верховную Раду АРК, чтобы народ в соответствующей пропорции за него проголосовал. Причем, поскольку его автори­тет и рейтинг высок и бесспо­рен, то нужно утвердить его в этой позиции, в отличие от всех остальных кандидатов не тай­ным, а открытым голосованием (в нарушение всех процедурных норм!).

Да почему же? Если у него такой высокий рейтинг по объективным научным данным, чем он рискует, если за него проголосовать тайно, без визуального контроля со стороны его самого и Председателя Милли Меджлиса?! Да и вообще, у нас же главное — принципы демократии?

Ясное дело — его утвердили - на Курултае почти стопроцентным ликованием, как в свое время бывало с Мао Цзе Дуном и Сталиным.

Ну и народ после "подтвердил" "высочайший" рейтинг, тайно проголосовав за возглавляемый им список аж 35% от избирателей крымских татар.

Был тут, разумеется, и обмен на "договоренности". "Наша Украина" через Рух берет в проходную часть двух уже име­ющихся депутатов? Если начнем много рассуждать — нас не возьмут, без нас обойдутся. Главное проскочить. А с теми, кто поддерживает крымскота­тарский народ или предлагает ему тихо, спокойно ассимили­роваться, какая на самом деле разница? Изберемся, дадим клятву, как раньше, начнем слу­жить.

Избиратели могут не поддер­жать? Да вы что?! Где это ви­дано, чтобы нас не поддержа­ли? Если крымским татарам публично обещают ассимиля­цию, и Курултай это "глотает", то обычные крымские татары избиратели так и ринутся за нее голосовать! Если враги не помешают...

Однако был и второй документ, принятый, как теперь видно, для успокоения сомневаю­щихся. Это Постановление "О деятельности депутатов Верхов­ной Рады АРК, поддержанных Курултаем крымскотатарского народа, за период с мая 2002 года по ноябрь 2005 года", в котором, в частности, говори­лось: "Рассмотрев вопрос о ра­боте депутатов Верховной Рады АРК, поддержанных Курултаем крымскотатарского народа, за период с мая 2002 года по 2005 год, Курултай крымскотатарс­кого народа отмечает, что дея­тельность депутатов крымских татар в составе ВР АРК оказа­лась менее эффективной, чем могла быть...

Курултай крымскотатарского народа постановляет:

1. Меджлису крымскотатарского народа заключить письменные соглашения с политической партией (избирательным блоком политических партий), избирательные списки которых решением Курултая крымскотатарского народа будут рекомендованы для поддержки избирателями крымскими татарами. В этих соглашениях должны быть предусмотрены обязательства, направленные на обеспечение прав и свобод крымскотатарского народа в Украине.

2. Меджлису крымскотатарского народа разработать и утвердить целостную программу деятельности народных депутатов Украины, депутатов ВР АРК, местных советов и сельских, поселковых, городских голов, поддержанных Курултаем, Меджлисом крымскотатарского народа и органами национального самоуправления на весь период их полномочий, механизм их взаимодействия с Меджлисом крымскотатарского народа и органами национального самоуправления, порядок ответственности и отчетности перед Курултаем крымскотатарского народа....

Принято на четвертой сессии IV Курултая крымскотатарско­го народа, г. Симферополь, 9 декабря 2005 г.

Президиум четвертой сессии IV Курултая крымскотатарско­го народа: М. Джемилев, Р. Чу-баров, Р. Ильясов, К. Асанов, И. Умеров.

Председатель Секретариата четвертой сессии IV Курултая крымскотатарского народа 3. Смедляев".

Причем по смыслу докумен­та следовало, что "...письменные соглашения с политической партией (избирательным бло­ком политических партий), из­бирательные списки которых решением Курултая крымскота­тарского народа будут реко­мендованы для поддержки из­бирателями — крымскими татарами" должны быть заключены еще до выборов. Иначе какой в них толк? И самое важное: в них "должны быть предусмотрены обязательства, направленные на обеспечение прав и свобод крымскотатарского народа в Украине". Причем этот документ был итоговой оценкой деятельности прежних депутатов. Они не заключили таких соглашении и нате вам — деятельность оказалась неэффективной. Соглашения должны были быть заключены не только на крымском уровне, но и на общеукраинском, то есть с "Нашей Украиной". Безуслов­но, заключение или отсутствие такого соглашения до момента голосования должно было ска­заться на позиции крымских татар. Если бы "Наша Украина" взяла на себя обязательства провести закон о восстановлении прав, разрешить земельную проблему и т.д., кто знает, воз­можно, крымские татары и по­верили бы вновь. На послекурултаевском заседании Милли Меджлиса по выборам я напом­нил руководителю избирательного штаба Милли Меджлиса об этом решении. Мне ответили, что да, неплохо бы это сделать, и этим ограничились. Ну а крымские татары, соответственно, проголосовали.

Хотя позиция "Нашей Украи­ны" по отношению к крымским татарам была все же заявлена за месяц до выборов в виде Указа Президента Украины от 28 февраля 2006 года №154/ 2006 "О решении Совета наци­ональной безопасности и обо­роны Украины от 8 февраля 2006 года "Об общественной ситуации в Автономной Респуб­лике Крым". Все-таки и Совбез, и Президент Украины "нашеукраинцы" не формально, так по существу.

I. Кабинету Министров Украины:

6. ...обеспечить надлежащее сопровождение рассмотрения в Верховной Раде Украины Закона Украины "О восстановлении прав лиц, депортированных по национальному признаку" с предложениями Президента Украины". Это было без сроков, хотя законопроект лежал в Верховной Раде и Администрации Президента еще с прошлого созыва.

Зато.

7....подготовить предложения:

- в двухмесячный срок относительно внесения изменений в законодательство относительно установления порядка изъятия земельных участков у лиц, ко­торые на протяжении предус­мотренного Земельным кодек­сом Украины срока не обеспе­чили их эффективного исполь­зования в соответствии Целевым назначением, а также усиление ответственности за самовольное занятие земельных участков, нарушение сроков рас­смотрения органами исполнительной власти и органами мес­тного самоуправления заявле­ний и ходатайств о предостав­лении земельных участков и за другие нарушения земельного законодательства".

Здесь я вынужден остано­виться и процитировать еще раз: "Усиление ответственнос­ти за самовольное занятие зе­мельных участков". Эта идея принадлежала отнюдь не Л. Грачу, эта идея принадлежала и принадлежит Совету нацио­нальной безопасности и оборо­ны и Президенту Украины, на­шим двум лучшим друзьям. Обратите внимание: два меся­ца, то есть март, апрель. В мае эти предложения должны были быть сформулированы и пред­ставлены в Верховную Раду Украины. Теперь я вынужден забежать вперед и констатиро­вать: так оно и произошло. 25 мая 2006 года открылась пер­вая сессия вновь избранной Верховной Рады Украины, а 31 мая 2006 года народный депу­тат Л.Грач зарегистрировал за­конопроект "Про внесення змін до Кримінального і Кримінально-процесуального кодексів України щодо відповідальності за самовільне захоплення земельної ділянки".

Наши депутаты в Верховной Раде Украины не участвовали в голосовании по этому законопроекту, а до голосования выступили против его принятия. Это, разумеется, правильно. Но этот законопроект не был и не мог быть сюрпризом ни для кого, законопроекты раздают­ся всем депутатам на руки и, кроме того, поступают в коми­теты на обсуждение и отзывы. Бороться против него следова­ло значительно раньше, еще до момента регистрации этого за­конопроекта. А точнее, еще до момента издания данного Указа Президента.

7... Контроль над выполнением этого Указа возложить на Секретаря Рады национальной безопасности и обороны Укра­ины", то есть опять-таки на "нашеукраинца" по сути.

Можно и нужно было бы пройтись и по другим пунктам этого указа, тем более, что 17 марта 2006 года в "Авдете" появилась умильная статья под названием "Президент серьез­но занялся Крымом. Поможем ему!", подписанная неким Эль-ведином Айсерезли, где этот указ увязывался (и, по-видимо­му, совершенно верно) с избирательной кампанией и оцени­вался как "Итог осмысления главой государства положения крымскотатарского народа и результатов его встречи с Советом представителей крымско­татарского народа, состоявшейся в Бахчисарае в мае прошлого года".

Поверим автору панегирика и посмотрим, к чему пришел Пре­зидент. Ни одного упоминания о крымскотатарском народе, только национальные меньшин­ства и лица, депортированные по национальному признаку. Крымскотатарский язык — лишь как язык национального меньшинства. Несколько пунк­тов, явно направленных на попытку отнять у крымских татар даже ту землю, которую они к тому моменту уже получили. (Кто хочет убедиться, сам пусть возьмет "Авдет" № 8 за этот год или глянет указ по базе данных Президента в Интерне­те или на дисках со сборниками украинского законодательства.) Ни один пункт, имеющий хотя бы косвенное позитивное влияние на положение крымских татар, не выполнен. Все сроки по этим пунктам сорваны. Детальный анализ я проведу в другой публикации, чтобы не перегружать эту.

"Авдет", известно у нас, не частная вроде газета. И доиг­рать игру, начатую на сессии Курултая, было не прихотью автора, а его производственным заданием. Только тот, кто делает вид, что не понимает смысла слов, мог представить этот указ шагом навстречу крымскотатарском народу.

Большинство крымских татар смысл слов понимают, и боль­шинство сделало свои выводы на выборах.

Чтобы уж совсем не сомневались, вслед за указом в Крым приехал и сам Секретарь Со-вбеза того периода Л. Кинах. 19 марта 2006 года в эфире на крымском телевидении, буквально через два дня после восторгов в "Авдете" он констатировал большие нарушения в распределении земли в Крыму, заявил, что взял к себе в кон­сультанты руководство автономии (это просто находка для решения земельной проблемы, не правда ли? – Н.Б.) и выс­казал сожаление по поводу от­мены уголовной ответственно­сти за самовольное занятие зе­мельных участков. На вопрос журналиста, как быть с теми, кто уже официально оформил "права" на землю, привлекут ли их к уголовной ответственности, если она будет введена, ответил, что нет, такой закон об­ратной силы не имеет.

Моя заметка "Оранжевый пе­редел" в "Голосе Крыма" (№ 13 от 24 марта 2006 года) по этому поводу заканчивалась так:

"Когда уголовную ответственность введут вновь, то под нее не попадут нувориши, рас­хватавшие землю наших пред­ков под дачи, дворцы, бордели, аква- и зоопарки — уголов­ный закон не имеет обратной силы. А отнимать у них нахапанное в гражданском поряд­ке — власти будет не до того. Да уже и обещали: реприватизации не будет! То бишь украденное у вора и останется.

А вот крымские татары, ко­торые все эти годы отстаивали свое право на землю в пикетах, "полянах протеста", сопро­тивляясь погромам, выдерживая бесчисленные тяжбы, навязанные им украинской прокуратурой, так и не смогли "оформить" нужные бумаги. Вот тут-то оранжевая законность разгуляется, вот тут-то насажают вволю. И красиво. И полезно. Шума много, "пре­ступников" — крымских татар нашли, и ничего не поменялось. Коренной народ по-прежнему без земли и без прав. "Оранжевый передел" оборачивается новым, теперь уже окончательным, освященным именем демократии обезземеливанием нашего народа.

Ну и мы, крымскотатарские политики, хороши. Уговарива­ем свой народ отдать свои го­лоса за тех, кто не имеет с нами ни одного соглашения об обес­печении наших прав, но уже не раз откровенно пообещал нам будущее в виде ассимиляции, бесправия, безземелья, а теперь уже и тюремной камеры.

Можно не сомневаться, что закон об уголовной ответственности, по которому будут преследовать наших соотечественников, выйдет в свет усилиями наших союзников намного раньше, чем закон о восстановлении прав коренного народа Крыма.

Не люблю делать прогнозы и совсем не люблю держать пари, а зря. Юридического акта о восстановлении наших прав не было и нет (даже в виде за­регистрированного законопроекта), несмотря на всю демагогию в указе, а поправки к УК в первом чтении прошли еще в сентябре.

Для тех, кто рвался пройти в депутаты по списку от политической силы, грозящей нам тюрьмами, это не было важно, но у крымскотатарского наро­да оказалось иное мнение, и я не думаю, что нашим функционерам стоит на это обижаться.

Вообще-то можно было и не читать газеты и не смотреть телевизор. Реалии нового режи­ма и без того не давали себя забыть. В январе в день празд­нования Курбан-байрама на ок­раине Симферополя появился новый поселок Курбан. Без всяких поправок в УК и даже до указа Президента оранжевый глава Симферопольского рай­она предложил нашим соотече­ственникам перебраться по­дальше от трассы, воды, элек­тричества, связи в дальние ка­мыши, а не менее оранжевый Главный милиционер АРК по­пытался организовать погром под видом проверки паспорт­ного режима. Только отчаянная готовность к сопротивлению спасла наших соотечественников от Красного Рая-2. Прав­да, власть не может прожить без жертвоприношений. Девочку, которую во время акции протеста преднамеренно сбил автомобилем некий сторонник правопорядка, в больнице выходили, но привлечь потенциального убийцу к уголовной ответственности власть отказалась: бейте татар на здоровье! Зато очевидцев, написавших заявление в милицию (кстати, при подсказке крымскотатарских правоохранителей, регулярно выполняющих роль провокаторов в отношении своего народа) о происшествии, объя­вили организаторами и исклю­чительными участниками акции протеста, возбудив в отноше­нии них гражданское дело (для начала) и присудив возмещение ущерба, якобы ими нанесенно­го на сумму в десятки тысяч гривен.

Знаете, кто это? Шесть женщин в возрасте от 30 до 80 лет!

В соответствии с судебным решением они захватили и удерживают землю площадью 28 га. Вообще-то, по сравнению с ними меркнет подвиг "леген­дарных панфиловцев". Те все-таки остановили фашистские танки, шедшие по дороге, а не по 28 гектарам. Панфиловцев самих было 28. да и гранаты у них были.

С кем мы имеем дело, было понятно. Испытывать радость от слияния с партией власти могли только те, кто уже себя ею считал. Сама "Наша Украина", к тому времени занявшая лидирующее положение в органах власти разного уровня, как-то странно строила свою предвыборную агитацию. В пропагандистском видеоро­лике народу не рассказывали, как власть осуществляет идеа­лы Майдана, а призывали из­бирателей не предавать их. Украинский народ их не пре­давал и, по сути, не мог их предать. Предать может только правительство или полити­ческое руководство, лидеры, в том случае, если они отвора­чиваются от народа и от идеа­лов, которые они обещали ре­ализовать народу.

Если народ сам отворачива­ется от своего политического руководства, нельзя народ обзывать предателем, и пытаться искать врагов в его среде. Это ни что иное, как вотум недове­рия лидерам и, скорее всего, у народа для этого есть причи­ны, даже если лидеры их не видят или не желают видеть.

На фоне угроз и нападений на крымских татар в п. Курбан, а позже (после выборов) и по всему Крыму, говорить о союз­ничестве с "Нашей Украиной" было бессовестно. Ничего. Говорили и звали народ отдать за нее голоса. Тех же, кто пытал­ся отстоять наши национальные интересы, даже не трогая вопрос о выборах, клеймили как отступников. Отступников от чего?

Соглашений с "Нашей Укра­иной", предусмотренных решением Курултая не было в ту пору, нет и сейчас. Нас пыта­лись использовать как пушечное мясо в общеукраинской политике. Народ с этим не согласился. Лидеры обиделись! И рассердились!

Если кто-то всерьез хочет понять, по чьей вине, и по какой причине крымскотатарский на­род не поддержал в своем большинстве позицию Курултая крымскотатарского народа на выборах, нужно подумать, насколько же мы все эти годы оправдывали мандат доверия, полученный от народа для защиты его интересов.

Надир БЕКИРОВ,
делегат Курултая
(“Голос Крыма” №51, 15 декабря 2006 года)


Copyleft (C) maidan.org.ua - 2000-2021. Сайт розповсюджується згідно GNU Free Documentation License.
Архів пітримує Громадська організація Інформаційний центр "Майдан Моніторинг". E-mail: news@maidan.org.ua