МАЙДАН - За вільну людину у вільній країні


Архіви Форумів Майдану

Можно получить статьи из Голоса Крыма?

03/16/2007 | line305b
По слухам, вроде б были дебаты между Хамзиным и Дагджы, после чего последнего размазала по асфальту (НАКОНЕЦ-ТО!) Гульнара Бекирова. Или я чего-то не так услыхал, или правда было, но сюда не попало. Пан Татарчук, где там ваш сканнер, плиз.

Відповіді

  • 2007.03.17 | Tatarchuk

    сразу много мыслей и мало текста

    Сканер наш не в порядке :) Старенький. Несколько недель назад он распознал нос Малиборского как букву S и после этого здох (реальная история).

    Могу посоветовать "промежуточную" статью - самого Дагджы http://www.milli-firka.org/?idc=35200703060026&PHPSESSID=f464c0d6c2606aab3a81cf9dc7af195a

    Это он отвечает на Хамзина но даже не догадывается что сам получит ответ от Бекировой :)

    Если бы была возможность то вывесили бы все три текста (а там и больше будет).
    Не могу сказать что читать эти статьи приятно - не покидает чувство брезгливости с первых строк когда Дагджы воротит полную ахинею.

    Короткое резюме (без пикантных деталей): Дагджы - как вчерашний иудей который святее папы.
    Пишет полный бред - сначала обосновывает что все что он делал было хитрой тактикой его и других ветеранов, потом говорит что все бумаги (те самые которые отвечают тактике) он подписывал в каком-то безсознательном состоянии. А потом говорит что каждый кто его заподозрит сам дурак. Мустафу Джемилева выставляет хитрым мальчишкой который обманул дядю Тимура. Через это дядя Тимур и страдает до сих пор. Судя по текстам Джемилев тратил все свободное время на дискредитацию Дагджы, видно чуя что это настоящий вождь, мудрый и честный. Понятно что у Джемилева практически не оставалось времени на собственно борьбу народа - на что изящно намекает Дагджы.

    Вообще повесть о "настоящем" таком человеке. Русско-узбекско-крымский ремикс романа Оруелла "1984". Видно что человек Дагджи чем-то соприкоснулся с вольнодумием (где-то в оттепель при Хрущеве видимо решил что это самая тема). Потом дико испугался, но было поздно. Тюрьма его добила хоть был он там недолго. Оставшуюся жизнь был советчиком, потом антисоветчиком. Обвиняет Безсмертного в собственных комплексах. Наверное Роман Безсмертный напоминает ему какого-то следователя который спас ему жизнь но украл честь.

    Лучше всего после этого сесть и прочесть последнюю главу Оруелла "1984". Там описано как побывавший в тюрьме и полностью втоптанный в дерьмо интеллигент-диссидент получил синекуру, стал суперлоялен и что он при этом испытывает. Это ужасно. Думаю что Тимур Дагджы жертва режима. Только ему не руку сломали и не голову прошибли, а испортили сердце и душу. Ощущение что он не может не врать но ему самому противно врать.
    Это называется двоемыслие.

    Уверен что это и есть настоящая люстрация - народ в буквальном смысле должен знать своих героев, кавычки поставить на нужном месте. Человеку с хорошими прошлым нечего бояться, у него никогда не зародится мысль что история - это "ковыряние в прошлом". Ковыряются не в прошлом.
    згорнути/розгорнути гілку відповідей
    • 2007.03.17 | Chief

      Re: сразу много мыслей и мало текста

      Через пару дней смогу прислать текст статьи Г.Б. - пока нахожусь в дороге...
  • 2007.03.18 | KirimTatar.Com

    Статья Г.Бекировой

    «Если бы можно было вычеркнуть год моего морального падения из жизни…»


    История национального движения крымскотатарского народа драматична. Активисты движения – люди разных возрастов и поколений, объединенные единой целью – вернуть свой народ в Крым, – непосредственно близко столкнулись с советской репрессивной системой – жестокой, коварной и хитрой одновременно.


    В жизни каждого из них, посмевших открыто выступить в защиту своего народа и предпринимавших конкретные усилия по восстановлению справедливости, неизбежно наступал момент прямого соприкосновения с властью в лице «правоохранительных органов». И хотя история крымскотатарского национального движения явила примеры поразительной стойкости и героизма, однако известны случаи, свидетельствующие о человеческой слабости и трусости.

    Как историк я не являюсь сторонником публичного, тем более в печати, выяснения мотиваций поведения конкретных людей, не сумевших выстоять в личном противостоянии с советской репрессивной машиной. К тому же то обстоятельство, что живы многие герои и очевидцы этих событий, накладывает на исследователя особую ответственность за проводимые им научные изыскания. Более важной задачей является подготовка научных работ, освещающих наиболее принципиальные страницы национального движения, а также мужество тысяч его активных участников.

    Именно поэтому трудно остаться сторонним наблюдателем в той жесткой полемике, которая развернулась на страницах печати. С интересом ознакомилась я со статьями Али Хамзина «Дискредитировал тогда, дискредитирует сейчас» и Тимура Дагджи «Правда и ложь на весах национального движения», опубликованными в №№9, 10, 2007 г. «ГК» соответственно.

    В статье Т.Дагджи упоминаюсь и я. Т.Дагджи не понравилось, что я опубликовала в книге «У микрофона Айше Сеитмуратова» телеграмму, характеризующую его, мягко выражаясь, не с лучшей стороны: после освобождения из заключения он послал телеграмму в адрес ЦК КПСС и еще ряд инстанций с благодарностью за освобождение. Публикация этой телеграммы интерпретируется Дагджи как попытка его дискредитации, инспирированная… его личным врагом Мустафой Джемилевым.

    Несмотря на то, что Т.Дагджи в своей статье не опускается до общения со мной, а все претензии относит непосредственно М.Джемилеву, придется ответить все-таки мне – хотя бы потому, что ни цензором, ни заказчиком моей статьи об А. Сеитмуратовой М.Джемилев не был. Это может подтвердить как сама Айше-ханым, так и второй составитель книги – Эдие Муслимова.

    Что же касается телеграммы, то ее оригинал сохранился в Государственном архиве РФ в фонде Прокуратуры СССР, которая была одним из шести адресатов. Публикация мною телеграммы не преследовала цель осветить темные стороны биографии Тимура Дагджи. Опубликована она была исключительного для того, чтобы читателю стало понятно: Айше Сеитмуратова и Сервер Шамратов, которые фигурируют в качестве подписантов телеграммы, не имели к ее составлению никакого отношения. Иными словами, Т.Дагджи попросту обманул своих подельников по процессу. Именно об этом недвусмысленно говорит сама А. Сеитмуратова, на слова которой я ссылаюсь, и именно эта мысль выражена в моем предисловии. Желающих убедиться в правоте этих слов отправляю непосредственно к статье в книге или к публикации моего предисловия в газете «Авдет».

    Этим объяснением можно было бы и ограничиться, если бы Дагджи столь своеобразно не трактовал назначение историков национального движения – «ковыряние в прошлом» под диктовку Мустафы Джемилева; а также свою собственную роль в национальном движении.

    ***

    Несколько лет назад в фондах Государственного архива РФ я обнаружила ряд надзорных дел Прокуратуры СССР участников национального движения. Было среди них и дело Т.Дагджи, А.Сеитмуратовой и С.Шамратова по процессу 1966-1967 гг. К сожалению, в материалах упомянутого процесса сохранились документы, которые не дают основания трактовать роль Тимура Дагджи в столь героическом ключе, как интерпретирует ее он сам. Копии выявленных документов я также передала для архива национального движения, однако без права их публикации, поскольку, повторюсь, обнародование этих документов мною не предполагалось – у меня нет обыкновения публиковать материалы, которые характеризуют людей с неприглядной стороны.

    Но жизнь вносит коррективы: промолчать после появления статьи Т.Дагджи – это значит поддержать красивый, но, на мой взгляд, сфальсифицированный миф, который совершенно не подтверждается анализом документов процесса. Прежде чем ознакомить читателей с этими документами, оговорю ряд моментов.
    Публикуемые ниже материалы сохранились в надзорном производстве Прокуратуры СССР в ГАРФ (ф.7523) фигурантов процесса. Напомню, что в советской юридической практике надзор за следствием, ведшимся органами государственной безопасности, осуществлялся в специальных отделах областных, республиканских или союзных прокуратур.
    Прокурорский надзор оформлялся в виде надзорного дела (производства), заводившегося в органах прокуратуры параллельно с ведшимися следственными органами уголовными делами в соответствии с их поднадзорностью. Надзорное дело – в отличие от следственного, – как правило, не содержит документы, подписанные участниками процессы – такие документы хранятся в следственном деле; во многих случаях мы имеем дело с копиями документов. Тем не менее, - и я это особо подчеркиваю - появление «случайных» или фальсифицированных документов в надзорном деле практически невозможно.

    Все это я говорю для того, чтобы читателю было понятно: надзорное дело - репрезентативный и достоверный с точки зрения источниковедения документ, во всяком случае, сомневаться в аутентичности материалов надзорного дела относительно следственного не приходится. В заключение скажу, что, как явствует из документов надзорного дела, архивное уголовное дело фигурантов процесса в настоящее время хранится в Центральном архиве ФСБ. Там же, по-видимому, хранятся и собственноручные показания Т.Дагджи, на которые ссылается в своей справке в Прокуратуру СССР от 13 января 1967 г. начальник следственного отдела КГБ при Совете Министров СССР, генерал-майор юстиции А.Волков.

    А теперь по существу дела.

    «…Надо иметь недюжинную фантазию, - пишет Дагджи, вновь обращаясь к Мустафе Джемилеву, а вовсе не ко мне как к публикатору телеграммы, - чтобы заявить, что одна такая телеграмма могла послужить поводом для нашего освобождения».

    Вы правы, Тимур-агъа, телеграмма была лишь одним из этапов в этой истории, а предшествовали ей совсем иные документы.

    Т.Дагджи пишет: «Дело в том, что в ходе следствия я частично признал свою вину за то, что не удосужился проверить переданные мне из разных городов письма, которые я должен был использовать при подготовке всенародного обращения к съезду КПСС. Некоторые из них действительно могли разжечь национальную рознь».

    И это все?! Помилуйте, Тимур-агъа, Вы явно скромничаете: частичное признание вины в документах следствия выглядит как «заявление о полном признании вины и глубоком раскаянии».

    Вот что пишет Т.Дагджи в ноябре 1966 г. начальнику следственного отдела КГБ СССР:

    «Этот документ прошу рассматривать как заявление о моем полном признании вины и глубоком раскаянии в содеянном.
    К сожалению, только во время следствия, в процессе детального разбора документов, к составлению, хранению и распространению которых я имел прямое отношение, я понял, что я – преступник. И хотя мой разум, моя совесть возмущаются против этого факта, остается фактом – я совершил преступление и за это должен понести соответствующее наказание.

    Каким же образом я скатился по наклонной кривой в зловонную яму национализма? Ведь я всегда считал его узколобым, вредным, недопустимым в нашей стране.

    Чтобы ответить на этот вопрос, нужно напомнить прошлое…
    Приходится, к сожалению, констатировать, что выселение крымских татар не было гуманным шагом. [Каков стиль! Какая обходительность! - Г.Б.] Нынешнее положение моего народа, когда ему запрещают проживание и прописку у себя на родине, в Крыму, также не может быть признано нормальным. Любая же несправедливость в отношении малого народа вызывает горькую обиду и зачастую приводит к националистическим настроениям. Об этом не раз говорил В.И.Ленин.
    Уязвленное национальное самолюбие, болезненное восприятие фактов и, вследствие этого, тенденциозный подход к ним явились теми шорами, которые закрыли мне глаза. Искренне думая, что борюсь за интернационализм, я на деле погружался в болото национализма.
    Сейчас мне помогли снять эти шоры. Спасибо товарищам. [Каково? - Г.Б.] И теперь, оглядывая уже ясным взглядом свою деятельность, я понимаю, что мне как журналисту, как человеку, знакомому с трудами классиков марксизма-ленинизма по национальному вопросу, с решениями исторических съездов нашей партии, не может быть прощения. Можно простить постоянную физическую слепоту, но не умственную, если даже она была временной.

    В чем же суть моего преступления?

    Те документы, которые я составлял, хранил и распространял могут послужить ответом на этот вопрос. Разберем их.
    1.”Обращение крымско-татарского народа к ХХШ съезду партии”.
    Документ этот искажает некоторые стороны жизни крымских татар. Часть выводов не соответствует действительности. Факты подобраны в тенденциозном духе.
    Приведу примеры.
    Так, в “Обращении” говорится о проводимой якобы у нас широкой клеветнической пропаганды против крымско-татарского народа. На самом деле ни о какой широкой пропаганде в этом духе не может быть и речи. У читающего эти строки из “Обращения” может создаться впечатление, что весь пропагандистский аппарат занимается только тем, что льет грязь на наш народ. Это неверно. Это клевета на нашу пропаганду.
    Искажены факты выселения крымских татар из Крыма и проживания их в Узбекистане.
    Так, одно из писем, приведенных в обращении, а именно письмо Тензиле Ибрагимовой, при проверке органами следствия оказалось сплошным вымыслом. Более того, как оказалось, сама Ибрагимова неграмотна и письма этого не писала».

    Прерываю цитирование, чтобы пояснить читателю: хорошо известное исследователям по документам национального движения свидетельство Тензиле Ибраимовой – типичный, но от этого не менее страшный рассказ об ужасах выселения.

    Продолжаю чтение документа Т.Дагджи:
    «Не может претендовать на точность и общая цифра погибших крымских татар на местах высылки в 1944-1945 гг.

    Как это ни прискорбно сейчас сознавать, но в «обращении» встречаются и такие фразы: «Хорошо быть русским», которые в контексте звучат как противопоставление русского народа крымским татарам. Такие выводы не укрепляют дружбу народов, а мешают ей.

    В этом же документе утверждается, что политика государства в те годы была направлена на уничтожение крымских татар. Конечно, выселение целого народа акт довольно жестокий, но даже это не дает нам права делать безответственные выводы».

    В этом месте не могу не остановиться, поскольку эти слова принадлежат человеку, кто сегодня приписывает себе все заслуги в инициировании признания геноцида крымских татар: «Выселение целого народа акт довольно жестокий, но даже это не дает нам права делать безответственные выводы». Сколько людей говорило и писало об этом, рискуя жизнью, мы даже порой не знаем их имен, но мы не найдем ни одного свидетельства, кто бы при этом так отрекался! Не поэтому ли столь трудно поверить сегодня Тимуру Дагджи? Не потому ли не более чем самопиаром выглядит эта его сегодняшняя акция: когда нужно было разжалобить власти – он отказался от своих взглядов, теперь же, когда ругать власти стало «модной фишкой», и на этом можно легко попиариться перед собственным народом – он использует эту карту.

    Но продолжаю цитирование с незначительными сокращениями этого документа, в котором Дагджи – доселе именующий себя «ветераном национального движения», - отрекается и от своих прежних взглядов, которые ему помогли пересмотреть «товарищи» (за которыми уж очень легко угадываются сотрудники КГБ), и от идеалов национального движения:

    «А вот фраза, которую я лично вписал в текст “Обращения”, но, которую, к счастью, выкинули из него: “Уму непостижимо, дело доходит до того, что шовинистически настроенные элементы устраивают облавы на крымских татар вроде тех облав, что устраивали черносотенцы до революции на инородцев”.

    Нечего греха таить, были случаи, когда из Москвы за те или иные нарушения насильственно удалялись представители крымско-татарского народа, но чтобы описывать это в таких красках, как это делал я, надо было иметь больное воображение.

    Можно привести еще много примеров, но и этих достаточно, чтобы понять, какую неблагодарную роль сыграл этот документ, переходя из рук в руки крымскотатарского народа. Он вреден потому, что отрицательно действовал на их национальные чувства. К большому сожалению, сам я раньше этого не понимал.
    2. “Крым – арена разгула великодержавного шовинизма и украинского национализма”.
    Этот заголовок к документу, критикующему произведения некоторых писателей и историков, придумал я. Мне кажется, что комментарии здесь излишни. Заголовок говорит сам за себя. Это явная фальсификация, явная клевета.
    Вот начало документа:
    “Благословен тот час, когда в Крыму не останется ни одного татарина,” – писал “Русский вестник” в 1868 году.
    Мечта старых черносотенцев сбылась. Этот “благословенный” час наступил 18 мая 1944 года... То, что не смогли сделать до конца Екатерина и Гитлер, удалось коммунисту Сталину”.
    Разве можно подавать факты выселения в таком виде? Если читать это глазами крымского татарина, до болезненности восприимчивого к подобным вещам, то станет ясно, что не только подобные, но даже бесспорные факты порой нельзя употреблять без опасения, что они разогреют националистические чувства народа. Теперь я это хорошо понимаю, потому что и сам когда-то подогрелся на таких вещах.
    Сам тон документа не выдерживает никакой критики. Как бы ни были грешны писатели и историки, произведения которых в нем разбираются, нам никто не дал права писать о них в таких иссиня-черных красках. Сейчас я с содроганием перечитываю некоторые фразы из этого документа. Вот что я писал: “Спекулируя этими идеями, выдавая их за творческий марксизм, эти махровые шовинисты с трудом сдерживают зубовный скрежет, когда их ловят на месте преступления...”.
    Я и сейчас не оправдываю писателей и историков, которые ошибочно освещали некоторые факты и умалчивали о героях моего народа, но даже в отношении них мы не имени права писать в таком тоне.
    Этот документ – результат болезненного восприятия фактов. Вот и получилось, что соринку в чужом глазу увидели, а в своем бревна не заметили.
    3. “Отповедь современным шовинистам – апологетам национализма и антиинтернационализма”.
    Этот документ очень по смыслу похож на предыдущий. В нем, как и в некоторых других, в частности, говорится о якобы проводившейся у нас широкой пропаганде в духе ненависти к крымским татарам. Ошибки отдельных писателей нельзя обобщать до уровня широкой пропаганды.
    Я приведу одну фразу из этого документа:
    “Спрашивается, не раба ли усматривают в беззащитном крымско-татарском народе?”
    Ну, что можно сказать об этом? Разве можно делать такие вредные выводы. А подобных выводов в этом документе немало». […]
    5.“Национальная дискриминация в экономической, общественной и культурной жизни».
    Документ ярко характеризует сам себя. Но, чтобы доказать его клеветническую сущность, достаточно привести из него один абзац: «Политику террора и угнетения коренного населения, которую проводят расистские власти Южно-африканской республики, у нас называют бесчеловечной, считают тягчайшим преступлением против человечества. Так, чем не отличаются от этой политики та, которая систематически проводится в жизнь против крымских татар?» Комментарии излишни […]
    7. Письмо «Об антипартийных заявлениях кандидата в депутаты Верховного Совета по 98 избирательному округу…». В этом документе запись выступления тов.Насреддиновой вызывает сомнение. Трудно поверить, чтобы Председатель Президиума Верховного Совета УзССР сделала такие заявления.
    Считаю документ вредным, разжигающим националистические чувства моего народа и подрывающим авторитет ответственного работника Узбекской республики.
    8.«Запрос от трудящихся крымских татар, проживающих в Ташкентской области». Автор этого документа я.
    В нем идет речь о том, что Бахчисарайская газета «Слава труду» выступила с призывом к трудящимся Украины переселяться в Крым. В то же время крымским татарам отказывали в прописке у себя на родине.
    Распространившись среди народа, этот документ сыграл незавидную роль в разжигании национальной розни.
    В этом же запросе сделано несколько неправильных, вредных в своей основе выводов. Вот несколько строк из этого документа:
    «Сегодня нас обвиняют в том, что мы не понимаем линии партии в этом вопросе, что тот крымский татарин, который хочет вернуться на родину - националист».
    Положение абсолютно неверное. У нас не обвиняют людей в национализме, если они не хотят вернуться на родину. Националист – это человек с болезненной психикой, который в силу своей болезненности разжигает националистические чувства не только в себе, но и в других. Если обычные националисты доказывают превосходство своей нации над другими, то я, как и некоторые другие крымские татары, бросились в другую крайность, доказывая, что положение нашего народа много ниже, чем у других братских народов, что мы хотим быть такими же равноправными, как и они. В конечном итоге мы довели это положение до абсурда, начали сравнивать положение крымских татар с неграми (это не в том документе, а в других).
    Правильно говорят, что самая беспредельная вещь – это глупость. У нее действительно нет предела»... и т.д. и т.п.

    Самобичевание в таком духе продолжается еще на протяжении нескольких страниц. Документ столь пространный, что опубликовать его в полном объеме не представляется возможным, поэтому приведу лишь его финальную часть:

    «Оглядываясь назад, я сейчас ясно вижу, как я шел на преступление. Написав один документ, дополнив другой, исправив третий, я не встречал никакого отпора, и по всей видимости зарвался. Страшно подумать, к чему бы все это привело, если бы меня вовремя не остановили. И еще раз благодарю товарищей, которые очень терпеливо вывели меня на правильный путь. И хотя горчичник жжет, но, как говорят, хорошо помогает.
    Я все понял и готов предстать перед судом, чтобы честно ответить за все свои деяния.
    Но страшнее для меня суд моей собственной совести. Ведь я не только совершил преступление, разжигая националистические страсти, но своими писульками навредил крымскотатарскому народу в деле разрешения его вопросов – возвращения на родину. Все это будет мучить меня до конца моей жизни.
    Прошу разрешить мне обратиться к крымскотатарском народу с письмом (письмо прилагается), чтобы предупредить, остановить тех товарищей, которые заблуждаются и идут по этому же пути.
    Я понимаю, что крымскотатарский народ может добиться разрешения вопроса о возвращении в Крым только законным путем. Всякие националистические настроения, у кого они есть, должны быть отброшены. И если мое письмо поможет излечиться от этой болезни хотя бы очень немногим, или заставит их призадуматься, то я буду считать, что искупил тысячную долю своей вины.
    Если бы можно было вычеркнуть год моего морального падения из жизни, я бы сделал это. То, что можно было найти на широком проспекте дружбы народов, я искал в узких и грязных переулках и тупиках. Как и всякий националист я был достоин одного лишь презрению.
    Я еще раз прошу рассматривать этот документ, как заявление о моем полном признании вины и глубоком раскаянии в содеянном.
    Дагджи Тимур Шахмурадович
    22 ноября 1966
    Заявление принял: ст. следователь следотдела КГБ при СМ СССР Фомин».

    Ниже привожу полностью письмо Т.Дагджи к соотечественникам, приложенное к упоминавшейся выше справке начальника следственного отдела КГБ при Совете Министров СССР, генерал-майора юстиции А.Волкова. Симптоматичная деталь - А.Волков также фигурирует в числе адресатов упомянутой телеграммы, что, на мой взгляд, еще раз демонстрирует: благодарственная телеграмма в адрес властей была необходимым условием органов, и это лишнее подтверждение факта сотрудничества Дагджи со следствием. Кстати, неясно, откуда Дагджи взял, что отправка благодарственных телеграмм за освобождение была нормой для активистов движения - признаться, ни до, ни после мне не доводилось читать аналогичных посланий активистов движения в адрес властей.


    "Дорогие соотечественники!

    Я попросил разрешения у следственных органов Комитета государственной безопасности при Совете Министров СССР обратиться к вам с этим письмом, чтобы вы не думали, что я сижу за то, что ездил в Москву и ставил перед ЦК КПСС и Советским правительством вопрос о возвращении нашего народа в Крым. Нет! За это у нас не судят.
    Меня обвиняют в другом. Во время следствия в процессе детального разбора некоторых документов, к составлению, хранению и распространению которых я имел прямое отношение, я понял, что есть все основания обвинять меня в национализме и судить по всей строгости закона.

    В чем же заключается мое преступление?

    Прежде чем ответить на этот вопрос, мне хочется предупредить вас, чтобы вы очень внимательно прочитали это письмо, поняли все и не делали тех ошибок, которые сделал я. Больше того, я постараюсь привести примеры, характерные для многих наших документов.

    А теперь давайте рассмотрим здраво, что и как мы описывали в своих письмах, обращениях и других документах.

    Возьмем для начала одно слово ”шовинист”. Это слово встречается у нас довольно часто. Мы обзываем этим словом людей направо и налево. Не клевета ли это на людей? Ведь бывает, что человека мы в первый раз видим, чем—то он нам не понравился, и мы тут же вешаем на него ярлык шовиниста или человеконенавистника. Разве это хорошо?

    А теперь возьмем другой пример. В разных документах вы наверняка встречали такую фразу: “С каждым днем ширится клеветническая агитация и пропаганда против крымскотатарского народа».

    Соответствует ли это действительности? Конечно, нет! Если не верите мне, то можете проверить. Как только закончите читать это письмо, отправляйтесь в ближайший книжный магазин и поищите там что-нибудь клеветническое против крымских татар. Я уверен, что не найдете. А ведь если верить фразе “ширится пропаганда...”, то все полки должны быть завалены такой литературой. Больше того, вы можете поднять подшивки всех газет Советского Союза и ничего клеветнического там не найти. Как же получается, что эта пропаганда ширится с каждым днем?
    И может случиться, что какой-нибудь человек, прочитав это, решит, что в книгах, газетах, по радио и в кино только и делают, что поливают грязью крымских татар. А вникнет в это дело и поймет, что все это неправда, что все это клевета на советскую пропаганду.

    Дорогие друзья! Нельзя обобщать все до абсурда!

    В своих документах мы говорим, что в процентом отношении у нашего народа больше чем у кого—либо Героев Советского Союза. Сейчас нам стало известно, что в процентном отношении у нас чуть ли не больше всех интеллигенции, то есть образованных людей. Мы гордимся не только своими героями и учеными, мы гордимся и своими передовиками труда, механизаторами хлопковых полей, шахтерами, горняками, нефтяниками, строителями— всеми, кто трудится на передовой линии, кто сегодня строит светлое будущее— коммунизм.

    Но гордясь этим, зная каких огромных успехов в труде, учебе и т.п. добился наш народ, кое—кто из нас, в своем националистическом угаре, сравнивает положение крымских татар с положением негров из Южно-Африканской Республики.

    Да, к сожалению в наших документах встречается и такое. Правильно говорят, что глупость беспредельна. И вот эта глупость настолько искажает действительность, что иному человеку очень трудно разобраться в настоящем положении нашего народа. А кое— кто из крымских татар, не знающий положения негров, может поверить в это. Есть ли польза от такого документа? Один только вред!

    Я хочу привести один разговор с моим следователем.
    —Не бедствуют ли сейчас крымские татары?— спрашивает он меня.
    —С экономической точки зрения наш народ живет отлично,— говорю я.— В любом городе, в любом поселке и на любой улице вы сразу отличите дом крымского татарина от других. Он большой чистый, светлый и обязательно с садом или виноградником. Наш народ трудолюбив.
    —Этим можно гордиться,— говорит мне следователь. Потом достает чье-то письмо и читает: “Вся политика направлена на уничтожение крымских татар”.

    Мне становится стыдно, стыдно и за себя, и за автора письма. Разве может быть у нас в стране политика, направленная на уничтожение целого народа? Надо думать, когда о чем-нибудь пишешь!

    В другом письме кто—то пишет, что перед крымско-татарской молодежью закрыты все двери вузов.
    —Правда ли это?— спрашивает у меня следователь и тут же кладет передо мной листы с подписями ташкентских студентов.
    Не знаю, под каким документом они подписывались, но их 382 человека. И это только ташкентские. Причем, это еще не все студенты. А ведь наши ребята и девушки учатся и в других городах.
    —Если перед вашим народом закрывают двери вузов, то откуда же появились эти студенты?— спрашивает меня следователь.
    Мне нечего ответить. Мне опять стыдно. Мы отрицаем сами то, что пишем.

    Больше того, в наших документах иногда встречаются противопоставление крымскотатарского народа другим народам нашей страны. Разве можно это делать? Разве это укрепляет дружбу народов Советского Союза? Скорее всего наоборот!

    Очень часто мы в своих письмах тенденциозно, то есть односторонне и неправильно подбираем факты, порой до неузнаваемости искажаем их.

    Я мог бы привести еще много примеров из наших документов, но надеюсь, что вы сами критически рассмотрите их и поймете теперь уже правильно.

    Вредная, преступная сущность их заключается в том, что мы дезинформируем ЦК КПСС и Советское правительство, дезинформируем свой народ. И уж если партийным и советским организациям порой трудно из-за этих писем разобраться в действительном положении дел, то народ воспринимает все это как правду, и в нем разжигаются националистические чувства.

    А ведь и сам я не задумываясь глубоко, не проверяя фактов, писал подобные вещи. И вам теперь, наверное, будет понятно, что, когда мне сейчас говорят, что я зарвался, возразить я на это никак не могу. К сожалению, когда я писал подобные вещи, я был слеп и не видел этих ошибок.

    А теперь несколько слов о подписях под нашими документами.
    Мне с болью в сердце пришлось убедиться, что часть из них недействительна. Один и тот же человек подписывается за пятерых—семерых, встречаются подделки. Под серьезными документами, как оказалось при проверке органами следствия, подписывались даже дети, которые ничего еще не понимают ни в ленинизме, ни в национальном вопросе.

    Разве такие вещи допустимы?

    Многие бесспорные факты говорят и о том, что нам надо призадуматься над своим поведением. Когда человек приходит в какое—либо учреждение, грубит там или говорит глупости, он позорит не только себя, но и весь народ, который послал его в качестве его представителя.

    Нужно вести себя солидно, где бы вы ни были, с кем бы вы ни разговаривали. Ни одному человеку не дано право оскорблять другого. Надо чувствовать большую ответственность за каждое сказанное или написанное слово.

    Прислушайтесь к голосу разума и ни в коем случае не нарушайте социалистической законности. Нельзя допускать никаких митингов, никаких массовых беспорядков.

    Обращаясь ко всем знакомым и незнакомым, ко всем моим соотечественникам— крымским татарам, я глубоко верю, что вы меня поймете правильно. Мне бы очень хотелось открыть глаза тем, кто подобно мне заблуждается. Мне бы очень хотелось, чтобы никто из вас не повторял моих ошибок.

    Что же касается нашего вопроса, то насколько мне известно, он находится на рассмотрении в ПК КПСС и Советском правительстве. Будем надеяться, что решен он будет справедливо. Ведь наша партия, наше правительство — самые справедливые в мире!

    Мысленно всегда с вами. Ваш Тимур ДАГДЖИ.

    Копия верна: Зам. начальника отделения спецотдела КГБ при Совете Министров СССР, полковник (подпись) ШАРАПОВ

    ***
    Вот такие документы сохранились в надзорном деле Прокуратуры СССР, и как ни хочется сделать вид, что их нет – но тут ничего не поделаешь: гриф секретности с них снят…

    Надо сказать, что практика получения от подследственных раскаяния посредством подобных писем отнюдь не была новинкой для органов госбезопасности. Уже в бытность председателем КГБ Ю.Андропова была даже популярна практика показательных процессов, когда диссиденты появлялись на экранах телевизоров, публично признавая свою вину, и в награду получали сравнительно мягкие наказания. Эта подлая тактика органов нанесла правозащитному движению больше вреда, чем самые суровые приговоры. Например, печально известный процесс в отношении диссидентов П.Якира и В.Красина 1973 г., когда обвиняемые вступили в сотрудничество со следствием и публично признали свою вину, деморализовал правозащитное движение и на несколько лет приостановил его развитие.

    Очевидно, что аналогичную цель преследовал и этот процесс – правда, не столь широко распропагандированный властями из-за нежелания публичного признания наличия крымскотатарской проблемы, - состряпанный органами накануне готовившихся в Политбюро решений о дальнейшей судьбе крымскотатарского народа. И ничего удивительного не было в том, что следователи Лефортово приступили к делу с особым тщанием и достигли нужного результата – получили соответствующие заверения в раскаянии и лояльности от одного из «опасных националистов» - а Т.Дагджи на тот момент действительно рассматривался властями как один из влиятельных участников крымскотатарского движения. Но вот деморализовать и обратить движение в нужное русло органам так и не удалось – то ли они преувеличили роль Тимура Дагджи, то ли недостаточно много сделали для доведения до общественности, в том числе и до крымских татар, факт его раскаяния, то ли просто недооценили стремление крымских татар к возвращению…

    Разумеется, исследуя события прошлого, я ставлю своей целью найти документальное (или иное мотивированное) подтверждение каждому своему выводу. В этой связи не могу не отметить, что версия Т. Дагджи о воздействии на него психотропными или еще какими-либо веществами в ходе следствия кажется мне не более чем попыткой самооправдания в предчувствии нежелательной для него правды – конечно же, Дагджи не может не знать о существовании документов, характеризующих его как человека, активно сотрудничавшего со следствием. Что, конечно, не отменяет того факта, что в Комитете государственной безопасности работали большие мастера своего дела, прекрасные психологи; для «обработки» подследственного им не нужны были ни психотропные вещества, ни физические пытки – достаточно было почувствовать внутреннюю слабость подследственного. Так что, боюсь, ореол мученика и слава Александра Литвиненко Тимуру Дагджи не грозят – уже хотя бы потому, что по делу проходили еще два фигуранта – Айше Сеитмуратова и Сервер Шамратов, но только Т.Дагджи оставил после себя покаянные письма. Раскаявшись, он, конечно, решил и их судьбу, способствовав вынесению им столь же мягкого, как и ему, приговора, но при этом на время бросил тень и на них... Сервер Шамратов уже ничего не сможет рассказать об этом процессе, а вот Айше Сеитмуратова категорически отвергает факт раскаяния с ее стороны. Признаться, ее дальнейшая биография не оставляет никаких сомнений в ее искренности.

    А вот последующая биография Т.Дагджи – увы, только укрепляет в тех выводах, от которых он с присущим ему мастерством старается отказаться сегодня.

    Можно ли представить себе в самом дивном сне, чтобы человек, покинувший Лефортовский изолятор КГБ с судимостью по политической статье уголовного кодекса, к тому же не реабилитированный, - получил бы должность работника Центрального Комитета Компартии Узбекистана, а затем и главного редактора газеты – органа Коммунистической партии – должность, заметим, номенклатурную, назначение на которую было санкционировано ЦК и органами? Подобные «преследования» - а Дагджи пытается представить себя не только жертвой длительной травли со стороны части активных участников движения, включая и Мустафу Джемилева, но и КГБ - гораздо больше напоминают трогательную заботу, которой компетентные органы окружали разве что своих штатных и внештатных сотрудников. Тем же, кто действительно был глубоко противен чекистам, то есть кого им не удалось обработать и на кого не воздействовали их изощренные методы – Айше Сеитмуратову, Мустафу Джемилева или не раз упоминавшегося Дагджи Джеппара Акимова, – была уготована совершенно иная участь. А. Сеитмуратова отправилась в мордовские лагеря уже спустя три года после первого процесса, М.Джемилев в 1970-х - первой половине 1980-х практически постоянно находился в заключении; «свои» три года лагеря получил и Д.Акимов. Так что недоверие, которое выказывали Дагджи многие активисты движения – такие, например, как Бекир Османов – было, на мой взгляд, вполне обоснованным.

    …Когда я писала эту статью, в памяти постоянно всплывала другая биография - Глеба Павловского – человека, начинавшего как диссидент, но после ареста органами раскаявшегося в своих взглядах. Карьера его после этого пошла вверх… Сегодня этот факт биографии Павловского помнят разве что историки да бывшие соратники по диссидентскому движению, относящиеся к нему с нескрываемой брезгливостью; в глазах же подавляющего большинства российского общества он предстает как респектабельный политолог, «серый кардинал» при президенте-полковнике, во многом определяющий политику страны. Какова эта политика – всем известно… А вроде и дел-то было… Но не зря ведь говорят: «единожды предав – предаст снова»…

    …Со временем история все события расставляет по свои местам, и каждому человеку отводит полагающееся ему место. Уверена, так будет и в истории нашего народа, у которого никогда лже-герои не были в почете.

    Гульнара Бекирова,
    эксперт Международного института
    гуманитарно-политических
    исследований (Москва)
    згорнути/розгорнути гілку відповідей
    • 2007.03.18 | Исмаил

      Re: Статья Г.Бекировой

      Много комментариев можно привести по поводу эпизодов, которых касается Г. Бекирова. Но ограничусь тем, что обращу внимание на кощунственную ремарку: "Мысленно всегда с вами. Ваш Тимур ДАГДЖИ". Не был товарищ Дагджи с нами ни в спецпоселении, ни в борьбе. И много он на себя берет отдавая себя нам! "Ваш Тимур Дагджи", видите ли. Мы знаем, чей этот человек.
      Некоторые товарищи забывают, что есть и архивы, и газеты конца тридцатых годов. Не надо провоцировать тех, кто честен в изложении исторических реалий.
    • 2007.03.20 | line305b

      Кто-нибудь в курсе, Дагджи не застрелился?

      Какая реакция на статью у фигуранта и народа?
      згорнути/розгорнути гілку відповідей
      • 2007.03.20 | Chief

        Re: Кто-нибудь в курсе, Дагджи не застрелился?

        line305b пише:
        > Какая реакция на статью у фигуранта и народа?

        Фигурант пишет ответ...

        У того народа, кого я уважаю, нормальная - во всяком случае, у тех, кто активно участвовал в национальном движении в Узбекистане и для кого его биография не является новостью...
        згорнути/розгорнути гілку відповідей
        • 2007.03.20 | Tatarchuk

          Re: Кто-нибудь в курсе, Дагджи не застрелился?

          А какая может быть другая реакция? :) Не выражаясь скажем так - процитируем Линкольна.

          "Возможно обмануть 1 раз всех.
          Возможно все время обманывать 1 человека.
          Но невозможно все время обманывать всех"
        • 2007.03.20 | line305b

          Re: Кто-нибудь в курсе, Дагджи не застрелился?

          Chief пише:
          > Фигурант пишет ответ...

          Ну-ну...

          > У того народа, кого я уважаю, нормальная - во всяком случае, у тех, кто активно участвовал в национальном движении в Узбекистане и для кого его биография не является новостью...

          Насчет этого народа я тоже в курсе :) типа "НУ НАКОНЕЦ-ТО!!". а как насчет остальных?

          Кстати, Милли Фирка Дагджи из членов не поперла?
          згорнути/розгорнути гілку відповідей
          • 2007.03.20 | Chief

            Re: Кто-нибудь в курсе, Дагджи не застрелился?

            line305b пише:
            >
            > Кстати, Милли Фирка Дагджи из членов не поперла?

            А Вы думаете, они до этого не знали, кто он такой?
            згорнути/розгорнути гілку відповідей
            • 2007.03.20 | line305b

              Re: Кто-нибудь в курсе, Дагджи не застрелился?

              Chief пише:
              > line305b пише:
              > >
              > > Кстати, Милли Фирка Дагджи из членов не поперла?
              >
              > А Вы думаете, они до этого не знали, кто он такой?

              Ну, типа, "народ не знал". А после такого салюта вроде как "неудобно" должно стать тупо игнорировать вопрос. Полит. труп таскать кому охота?
              згорнути/розгорнути гілку відповідей
              • 2007.03.20 | Chief

                Re: Кто-нибудь в курсе, Дагджи не застрелился?

                line305b пише:
                >
                > Ну, типа, "народ не знал". А после такого салюта вроде как "неудобно" должно стать тупо игнорировать вопрос. Полит. труп таскать кому охота?


                Это если рассудить по-умному...

                А если не очень, то скорее всего на меня какую-нибудь бочару покатят...
          • 2007.03.22 | Помощник дежурного :)

            Re: Кто-нибудь в курсе, Дагджи не застрелился?

            line305b пише:
            > Кстати, Милли Фирка Дагджи из членов не поперла?

            " А судьи кто?" - когда-то возопил классик:

            Сведения о Ревизионной комиссии «МИЛЛИ ФИРКА»

            1. Джепаров Тальат 17.08.1941 Пенсионер Председатель Ревизионной комиссии
            2. Куку Кемал 08.09.1932 Пенсионер Заместитель Председателя Ревизионной комиссии
            3. Гралов Робеспьер 23.04.1934 Пенсионер Член Ревизионной комиссии
            4. Ильясов Дильшат 16.06.1933 Пенсионер Член Ревизионной комиссии
            5. Кадыров Нариман 01.12.1937 Пенсионер Член Ревизионной комиссии
            згорнути/розгорнути гілку відповідей
            • 2007.03.22 | Chief

              Re: Кто-нибудь в курсе, Дагджи не застрелился?

              Помощник дежурного :) пише:
              > Сведения о Ревизионной комиссии «МИЛЛИ ФИРКА»
              >
              > 1. Джепаров Тальат 17.08.1941 Пенсионер Председатель Ревизионной комиссии

              Это не тот, который на юбилее Айше-апте призывал ее возглавить Милли-Фирку?
      • 2007.03.20 | Брат-1

        Re: Кто-нибудь в курсе, Дагджи не застрелился?

        Гульнара Бекирова совершила маленький подвиг. Впрочем, как говаривал классик, - "вся моя жизнь - это маленький подвиг для Вас" :)

        В самую критическую минуту Гульнара-ханым эфенди выбила из строя одного из самых подлых и опасных бойцов.
        Тимур Дагджи был коварным, тёртым калачиком. Успешно внедрился, - даже усики приклеивать не пришлось, - стал самым глоткастым "ветераном крымскотатарского движения", да ещё и поучать начал, как все неправильно думают.
        А тут на сцену вышел историк. Нет, не так, - Историк. Спокойно открыл свою записную книжечку и внимательно прочитал, что там написано. Нет, не так, - прочиталА :)

        Человек наследил. Человек был уверен, - откуда такая уверенность у всех не-историков? - что прошлое мертво. А тут ему напомнили.
        Чего он в этот раз выдумает? Неважно.
        Марсиане ли это были, которые научились принимать его внешность и подписывать его подчерком.
        Или это было заклятие "империус" из книги про Гарри Поттера.
        Это уже неважно, - кто будет слушать престарелого, закоренелого, убеждённого (sic!) яланджи?

        Читал статью со смешанными чувствами. Действительно, есть от чего загрустить. Как писал Владимир Винниченко, - "украинскую историю невозможно читать без успокоительного". У крымских татар точно также. Но читать надо, и писать надо (спасибо Гульнаре Бекировой), - а то завтра её напишут другие.

        Вот! (с)
        згорнути/розгорнути гілку відповідей
        • 2007.03.20 | Chief

          Re: Кто-нибудь в курсе, Дагджи не застрелился?

          Брат-1 пише:
          > Гульнара Бекирова совершила маленький подвиг. Впрочем, как говаривал классик, - "вся моя жизнь - это маленький подвиг для Вас" :)
          >
          > В самую критическую минуту Гульнара-ханым эфенди выбила из строя одного из самых подлых и опасных бойцов.
          > Тимур Дагджи был коварным, тёртым калачиком. Успешно внедрился, - даже усики приклеивать не пришлось, - стал самым глоткастым "ветераном крымскотатарского движения", да ещё и поучать начал, как все неправильно думают.
          > А тут на сцену вышел историк. Нет, не так, - Историк. Спокойно открыл свою записную книжечку и внимательно прочитал, что там написано. Нет, не так, - прочиталА :)
          >
          > Человек наследил. Человек был уверен, - откуда такая уверенность у всех не-историков? - что прошлое мертво. А тут ему напомнили.
          > Чего он в этот раз выдумает? Неважно.
          > Марсиане ли это были, которые научились принимать его внешность и подписывать его подчерком.
          > Или это было заклятие "империус" из книги про Гарри Поттера.
          > Это уже неважно, - кто будет слушать престарелого, закоренелого, убеждённого (sic!) яланджи?
          >
          > Читал статью со смешанными чувствами. Действительно, есть от чего загрустить. Как писал Владимир Винниченко, - "украинскую историю невозможно читать без успокоительного". У крымских татар точно также. Но читать надо, и писать надо (спасибо Гульнаре Бекировой), - а то завтра её напишут другие.
          >

          Спасибо на добром слове, Брат-1! - которое особо приятно, когда оно идет от исторического цеха :)

          Я надеюсь, что когда на Г.Б. со всех сторон набросятся разнообразные хулители - а, насколько я знаю, Хаиров и Ко уже готовят некую петицию в защиту Дагджи - Вы найдете мужество заступиться уже за Г.Б.
        • 2007.03.20 | Хан

          Re: Кто-нибудь в курсе, Дагджи не застрелился?

          Брат-1 пише:

          > В самую критическую минуту Гульнара-ханым эфенди выбила из строя одного из самых подлых и опасных бойцов.

          > Это уже неважно, - кто будет слушать престарелого, закоренелого, убеждённого (sic!) яланджи?

          По-моему, человека, который не стреляется и не тонет, окончательно из строя не выбьешь, как ни выбивай. Что у него можно забрать? Доверие людское? Так его и так немного. Рупор? Ну вряд ли Голос откажется от одного из своих идеологов. Умение писать (а с этим не поспоришь)? Не представляю.

          А может самоуважение? Ха!

          Проблема в том, что пока Дагджи пытается убедительно писать, и пока ему есть где публиковаться, какую бы ахинею он не нес в массы - его будут читать. Просто из любопытства.

          Вот!
          згорнути/розгорнути гілку відповідей
          • 2007.03.20 | Chief

            Re: Кто-нибудь в курсе, Дагджи не застрелился?

            Хан пише:
            >
            > Проблема в том, что пока Дагджи пытается убедительно писать, и пока ему есть где публиковаться, какую бы ахинею он не нес в массы - его будут читать. Просто из любопытства.

            Для меня "проблема Дагджи" - это прежде всего проблема того, как можно хронически долго обманывать близкий тебе социум... Если крымскотатарское сообщество наконец не поймет, как стремно менять героя на предателя и как опасно, когда хронический лжец становится пророком - значит, это уже проблема общества... Тут историкам делать нечего - мы это не лечим...
            згорнути/розгорнути гілку відповідей
            • 2007.03.20 | Tatarchuk

              оптимистично вам скажу...

              Хан пише:
              > >
              > > Проблема в том, что пока Дагджи пытается убедительно писать, и пока ему есть где публиковаться, какую бы ахинею он не нес в массы - его будут читать. Просто из любопытства.

              Chief пише:
              > Для меня "проблема Дагджи" - это прежде всего проблема того, как можно хронически долго обманывать близкий тебе социум... Если крымскотатарское сообщество наконец не поймет, как стремно менять героя на предателя и как опасно, когда хронический лжец становится пророком - значит, это уже проблема общества... Тут историкам делать нечего - мы это не лечим...

              Краще не скажеш.
              Маю надію що кримські татари зараз інтенсивно цикавляться власною історією. А інтерес це половина справи.
              Справа історика була - донести факти. Вона це зробила! Справа суспільства - бути готовими сприйняти інформацію. Думаю що суспільство до цього готово. Своїми вчинками він зганьбив не свого народа, а тількі себе.
              А читатимуть і надалі із інтересом - та це ж гарно! Коли людина починає думати, співставляти, робити висновки - хрін її тоді надуриш!
  • 2007.03.20 | line305b

    Вот еще вижу про Дагджи - "активиста нац.движения"

    http://www.iea.ras.ru/books/08_KRIM1/040220041212_2.htm
    "Надо отметить, что это фальсифицирующее направление оказалось
    настолько живучим, что стойко держалось в советской исторической лите-
    ратуре и публицистике вплоть до исхода 1980-х г.г. и даже оказывало
    влияние на зарубежную общественную мысль. В этой связи небезынтересна
    книга французского журналиста Анри Аллега "Красная звезда и зеленый
    полумесяц", которая была издана в переводе на русский язык в Москве
    издательством "Прогресс" в 1985 г. Если учесть, что в советских изда-
    ниях крымскотатарский вопрос к тому времени еще находился под цензур-
    ным запретом, то надо признать, что само упоминание о крымских татарах
    - в контексте современной геополитики - в книге, адресованной со-
    ветским читателям, было определенным завоеванием права публично и
    гласно обсуждать данную проблему. Однако позиция "просоветски" настро-
    енного французского журналиста, фактически выполнявшего своего рода
    специальный заказ в области коммунистической пропаганды, не позволила
    ему объективно отразить истинные чаяния крымскотатарского народа и
    программу прогрессивных сил национального движения. Он ограничился ин-
    тервью с официальным лицом, весьма далеким от передового края движе-
    ния, а именно с главным редактором крымскотатарской газеты "Ленин бай-
    рагъы" Тимуром Дагджи, заверившим французского гостя, что "нет запрета
    для татар, желающих выехать в Крым", но в большинстве своем они не хо-
    тят туда ехать, поскольку им очень хорошо в Узбекистане."
  • 2007.03.20 | Tatarchuk

    "рассматривали корни своей измены и обещали искупить вину"

    Началась эта история в середине шестидесятых годов, в период больших
    чисток, когда были поголовно истреблены подлинные вожди революции. К 1970
    году в живых не осталось ни одного, кроме Старшего Брата. Всех разоблачили
    как предателей и контрреволюционеров. Голдстейн сбежал и скрывался неведомо
    где, кто-то просто исчез, большинство же после шумных процессов, где все
    признались в своих преступлениях, было казнено. Среди последних, кого
    постигла эта участь, были трое: Джонс, Аронсон и Резерфорд. Их взяли году в
    шестьдесят пятом. По обыкновению, они исчезли на год или год с лишним, и
    никто не знал, живы они или нет; но потом их вдруг извлекли дабы они, как
    принято, изобличили себя сами. Они признались в сношениях с врагом (тогда
    врагом тоже была Евразия), в растрате общественных фондов, в убийстве
    преданных партийцев, в подкопах под руководство Старшего Брата, которыми
    они занялись еще задолго до революции, во вредительских актах, стоивших
    жизни сотням тысяч людей. Признались, были помилованы, восстановлены в
    партии и получили посты, по названию важные, а по сути -- синекуры. Все
    трое выступили с длинными покаянными статьями в "Таймс", где рассматривали
    корни своей измены и обещали искупить вину.

    Дж. Оруэлл. "1984". :)
    згорнути/розгорнути гілку відповідей
    • 2007.03.20 | Chief

      Re: "рассматривали корни своей измены и обещали искупить вину"

      Tatarchuk пише:
      > Дж. Оруэлл. "1984". :)

      Великая книга, что там говорить :)
      згорнути/розгорнути гілку відповідей
      • 2007.03.22 | Исмаил

        Re: "рассматривали корни своей измены и обещали искупить вину"

        Миль пардон, но была ли опубликована статья Гульнары Бекировой в бумажном варианте, доступном массам?
        згорнути/розгорнути гілку відповідей
        • 2007.03.22 | Chief

          Re: "рассматривали корни своей измены и обещали искупить вину"

          Исмаил пише:
          > Миль пардон, но была ли опубликована статья Гульнары Бекировой в бумажном варианте, доступном массам?

          Да, конечно, она была опубликована в №12 (694), 16 марта.
          згорнути/розгорнути гілку відповідей
          • 2007.03.22 | Chief

            Re: "рассматривали корни своей измены и обещали искупить вину"

            Chief пише:

            >
            > Да, конечно, она была опубликована в №12 (694), 16 марта.

            Добавлю к вышесказанному, что статья Г.Б. была опубликована в Голосе Крыма - так же,как и статьи Али Хамзина и Тимура Дагджи.
            згорнути/розгорнути гілку відповідей
            • 2007.03.22 | Исмаил

              Re: "рассматривали корни своей измены и обещали искупить вину"

              Прогресс, однако! Я имею в виду Голос Крыма.
              згорнути/розгорнути гілку відповідей
              • 2007.03.22 | Chief

                Re: "рассматривали корни своей измены и обещали искупить вину"

                Исмаил пише:
                > Прогресс, однако! Я имею в виду Голос Крыма.

                Согласна.

                О статье Али не знаю, но что касается моей статьи, то конечно с Эльдаром были предварительные переговоры, и я ему ясно дала понять, что если он откажется публиковать мою статью, я все равно опубликую ее в другом месте.
                згорнути/розгорнути гілку відповідей
                • 2007.03.23 | line305b

                  Re: "рассматривали корни своей измены и обещали искупить вину"

                  Chief пише:
                  > Исмаил пише:
                  > > Прогресс, однако! Я имею в виду Голос Крыма.
                  >
                  > Согласна.
                  >
                  > О статье Али не знаю, но что касается моей статьи, то конечно с Эльдаром были предварительные переговоры, и я ему ясно дала понять, что если он откажется публиковать мою статью, я все равно опубликую ее в другом месте.

                  А что, пытался отказаться публиковать?
                  згорнути/розгорнути гілку відповідей
                  • 2007.03.23 | Chief

                    Re: "рассматривали корни своей измены и обещали искупить вину"

                    line305b пише:
                    >
                    > А что, пытался отказаться публиковать?

                    "Ненавязчиво" отговаривал :)


Copyleft (C) maidan.org.ua - 2000-2021. Сайт розповсюджується згідно GNU Free Documentation License.
Архів пітримує Громадська організація Інформаційний центр "Майдан Моніторинг". E-mail: news@maidan.org.ua