МАЙДАН - За вільну людину у вільній країні


Архіви Форумів Майдану

"THE TRAGEDY OF CRIMEA", by Edige Kirimal

05/18/2007 | Гуливер
THE TRAGEDY OF CRIMEA

[3] The Crimean peninsula occupies an area of 26,140 square kilometres, which is equal to half the size of Switzerland. Surrounded by the Black, Azov and Sivas Seas, Crimea is connected with the Eastern European continent only by the narrow Perekop Isthmus, seven kilometres wide, and from the geographical and economie points of view constitutes a self-contained territorial entity, distinct from the continent.

The population of Crimea has undergone very considerable changes during the last two centuries. In the eighteenth century the population of the Crimean Khanate, which besides Crimea included Taman, Kuban, the steppes of Nogaya and Budzhak, amounted to between 3,000,000 and 5,000,000 persons, of which between 800,000 and 1,500,000 were in Crimea itself. After the conquest of the Crimea by Russia (1783) followed by the extermination of the local population and mass emigration to Turkey, the number of Turkish inhabitants of the peninsula greatly diminished, within a century (about 1880) falling to 280,000.*) According to Russian statistics, the population of Crimea at that time amounted to 397,237, of which 89% were of Turkish descent in the mountainous (northern) part of the country, and 50% in the steppes (south). The same statistics state that the population of Crimea increased to 564,592 at the beginning of the twentieth century, the proportion of Turkish inhabitants being 58.7% in the Yalta district, 41.8% in the Simferopol district, 40.5% in Eupatoria district, 37.2% in the Feodosia district, and 23.5 % in the Perekop district altogether 35.1 % of the total population of the peninsula. +)
Contrary to Russian statistics, some Turkish, French, Polish and German sources assessed the total number of Crimean Turks living on Russian territory in the first quarter of the twentieth century at 300,000 to 500,000. Thus for instance a Crimean writer, Djafer Seydahmet, quoted the statement contained in the Great French Encyclopedia (1901) according to which there were 550,000 Moslems in Grimea, constituting " the core of the population " of the peninsula. These estimates are confirmed by Djafer himself, who based bis assertion on the statistics referring to the elections to the District Boards of Self-Government in Crimea in 1917. A prorninent Turkish orientalist, Reshit Rahmeti Arat, in his work " Location and number of the Turks " published in 1942 in Istanbul, after having compared and examined the different statistical data assessed the number of Crimean Turks living in the U.S.S.R. at 440,000.

*) Cfr. Herman Roskoshny, Russland, Lœnd und Lente, Vol. I. Leipzig, p. 310, and H. Vambery, Westticher Kaltureinfluss im Osten, Berlin, 1906, p. 36.
+) Author's Note : In my article I delibcrately used the term " Turks of Crimea " instead of the former name, " Tartars of Crimea." We have a common cause with the Turkish peuples, we put our hopes in solidarity with them and their future assistance. The majority of our fellow-countrymen, calling themselves Turks of Crimea, are on Turkish territory, and as a matter of fact we are Turks by blood, longue and civilisation.

The above statistics did not include the Crimean Turks living [4] outside Russia, mainly in Rumania, Bulgaria and Turkey, united to their brothers in Crimea by bonds of blood and spiritual community.
These displaced Crimean Turks are the descendants of former inhabitants of the peninsula who after the conquest of the Crimea by Russia were forced to leave their homeland under the pressure of a colonial system introduced there, and took refuge within the borders of the Osman Empire. The number of these refugees who left Crimea at the end of the eighteenth and in the course of the nineteenth centuries is assessed by Turkish sources at 1,000,000 to 1,200,000. Their descendants, living outside Crimea, number 2,000,000, accord-ing to the statistics for 1918.
Summing up, we can state that only a small proportion of the Crimean Turks continued to live on their national territory, that is on the Crimean peninsula, at the beginning of the First World War. They took a direct part in the national movements of 1917—1946.
In 1883, a hundred years after the conquest of Crimea by Russia, a prominent Crimean journalist, Ismail Bey Caspirali (1851—1914) began publication in the town of Bakhchisarai of the first Turkish-Crimean newspaper, " Terdjuman," which gave the start to the national rnovement for the liberation of the Crimean Turks. This movement, which gained strength with time, was represented in the first decade of the twentieth century by three national-ideological trends, often overlapping each other :
a) Trend of Gaspirali's epigones, amongst others, grouped around the paper " Terdjuman " and devoted mainly to pedagogie, literary and cultural activities.
b) Revolutionary-political movements such as " Mlodotatar " (Young Tartar), playing a leading part in national-revolutionary events in Crimea at thé time of the Russian revolution of 1905.
c) National-political movement of youth, grouped in a clandestine organisation, " Vatan " (Homeland), the members of which aimed at the liberation of Crimea from Russian domination, and were the principal promoters of the national uprising in 1917.

The Russian revolution of February 1917 turned a new page in the history of Crimea. On the 7th April 1917 a Provisional Constituent Assembly of the Crimean Turks gathered at Simferopol and proclaimed the cultural and national autonomy of the nation. It elected a Central Executive Committee of Crimea, which took over the affairs of the Turkish population in Crimea. This Committee pre-pared the meeting of the Constituent Assembly of the Crimean Turks, which took place on the 9th December, 1917, in the town of Bakhchisarai, and adopted the National Constitution on the 26th December of the same year. Paragraph 16 of this Constitution proclaimed the Crimean National Republic in Crimea. The Constituent Assembly was then transformed into the National Parliament, which elected the National Government with Tchelebi Djichan at its head. At the same time a small Crimean army was organised, consisting of one cavalry brigade and one infantry regiment.
The authority of the National Government covered the whole peninsula except the naval base of Sebastopol, held since the 28th December, 1917, by the Russian Black Sea fleet, which submitted to the Bolshevik government in Petrograd. This state of things caused an armed conflict between the National Government and the Black Sea fleet. It started on the 4th January, 1918, and ended in the defeat [5] of the weak forces of the National Government on the river Alma on the 26th January, 1918. This battle put an end to the reconstitution of the independence of the Crimean Turks and enabled the Bolsheviks to occupy the whole of Crimea and proclaim there the Soviet Republic of Taurida, which existed until the 25th April, 1918.
At the end of April Crimea was cleared of Bolsheviks by the forces of the German Eastern Front, which occupied the peninsula. The German command made no difficulties about restoring the Crimean independence by the Crimean Turks. On the 8th May, 1918, at Simferopol the National Parliament resumed its activities, and on the 26th June, 1918, the Crimean Land Government was set up, having at its head General Suleyman Sulkevitch. The main task of the latter was to organise national defence. It also set up administrative and judicial bodies, promulgated laws on Crimean citizenship and the reemigration of Crimean Turks living outside the State territory, as well as establishing diplomatie and commercial relations with Turkey, Germany and the Ukraine. Turkey and Germany recognised the independence of Crimea.
The defeat of Turkey and Germany had a fatal effect on the further existence of the Crimean Land Government, which ceased its activities on the 15th November, 1918, following the occupation of Crimea by the Volunteer Army under General Denikin and the Allied Naval Forces, which remained in Crimea until the 17th April, 1919. A short occupation by the Bolsheviks (from the 30th April to the 24th June, 1919) followed, after which the Volunteer Army under the command of General Wrangel, again took hold of Crimea, until the nth November, 1920.

During these two years the Crimean Turks, deprived of the possibility of materialising their aim of national independence, boy-cotted the Volunteer Army, recognising as their only legitimate authority the National Parliament which existed until the 28th June, 1919, and was dissolved by the supreme organs of the Volunteer Army.
On the 10th February, 1919, Parliament chose its member Djafer Seydahmet as its delegate, charged with the defence of the cause of Crimea in Europe. In Summer, 1919, he appeared before the High Commissioners of the Allied Governments in Istanbul, and in 1920-21 before the League of Nations stating the national aims of the Crimean Turks in the following way :
1. Independence of Crimea and its admission to tne League of Nations,
2. Protection of Crimea by the League of Nations establishing a mandatoty territory there.
3. Free return to their home country for the Crimea Turks abroad, guaranteed by the League of Nations.

At the same time Djafer Seydahmet stated the case of Crimea to prominent European political leaders, such as the head of the French Government, Millerand, the head of the Polish State, Marshal Pilsudski, Pope Pius XI, and President Mustafa Kemal of Turkey.
In the meantime, on the 11th November, 1920, the Bolsheviks occupied Crimea, incorporating it into Soviet Russia. A ruthless terror was exercised on the population by the Muscovite nominee, Hungarian Communist Bêla Kun. The Bolsheviks deprived Crimea [6] of food stocks, causing a terrible famine in 1921-22, responsable for the death of 100,000 people, amongst them 60,000 Crimean Turks. A partisan movement spread amongst the Crimean Turks, who took refuge in the mountainous area of the peninsula. This resistance forced Moscow to relinquish the terror, proclaim an amnesty, and summon the All-Crimea Congress of Crimean Turks on the 23rd September, 1921. It was a type of Soviet-sponsored National Constituent Assembly, which issued a manifeste of the autonomous rights of Crimea. On the 18th October, 1921, the Autonomous Crimean Soviet Socialist Republic was proclaimed, this fact encour-aged the Crimean Turks to become reconciled with Moscow and to start the practical realisation of an autonomous existence.
The position of Chairman of the Executive Committee (President) of Crimea was entrusted to a Turkish Communist, Veli Ibrahim. Many posts in the Govnarkom (Government) in administrative and judicial bodies were taken over by Crimean Turks. The Turkish language was recognised as a State language on the same footing as Russian. National schools, press, educational establishments, theatres, etc. were founded. At the same time a scheme for the gradual repatriation of Crimean Turks abroad was being prepared. Thanks to these measures, in the period 1924—1927 Crimea became a truly autonomous national republic.
In 1927 Stalin's group finally seized power in Moscow, adopting the programme of
" industrialisation," " collectivisation of land tenure" and " centralisation of the U.S.S.R." This had a decisive influence on the fate of Crimea, where at the same time as the
" collectivisation of land tenure " Moscow began to liquidate the autonomy of Crimea under the pretext of destroying " local bourgeois nationalism." In May, 1928, the head of autonomous Crimea, Veli Ibrahim, was accused by Moscow of " bourgeois nationalism " and executed ; after him, on the same pretext, more than 3,500 Crimean Turks were either executed or deported. At the same time Moscow abandoned Veli Ibrahim's plan for repatriating Crimean Turks, and began to resettle in Crimea Jewish colonists from Byelorussia. It put an end to the autonomous privileges of the Crimean Turks and within the following years (1929-1941) Moscow carried out the policy of " Sovietising " Crimea—according to an unbiassed Russian writer, Alexand-rov, accompanied by " systematic destruction, following a pre-arranged scheme, of the Crimean Tartars (Turks) by thé Soviet author-ities."*)
The first stage of this systematic genocide was marked by the " collectivisation of land tenure " in Crimea, during which between 35,000 and 40,000 Crimean Turks were sent to concentration camps in Ural and Siberia. Most of them perished during the journey or in the camps.
Then followed the years of famine (1931-1934) in Crimea, during which, according to Alexandrov, " dead bodies piled up in the streets of villages and towns "; it was the second stage of the annihilation of a nation. The famine, due to the abnormal export of food pro-ducts from Crimea and the measures of collectivisation, raised strong protest from Veli Ibrahim's successor in the post of Président of

*) George Alexandrov : Istreblenye Krimskikh Tatar, " Sotsjalisticheskii Vestnik," Paris, March 1950, pages 50—51.

[7]Crimea, Mehmed Kubay. At a meeting of the Central Executive Committee in 1931 he declared : " Moscow destroys the Republic of Crimea, carries away ail it's natural riches, without giving bread to the starving population of the peninsula." For this protest Kubay was punished by deportation, and Moscow continued even more persistently the action of Sovietising Crimea. This was expressed by the persecution of religious practices, the closing of mosques and arrests of Moslem priests, continuai purges and screening of members of the Communist party and civil servants ; the destruction of the majority of Crimean-Turkish professors and scientists ; banning a considerable proportion of the national literature ; far-reaching Russianisation of the language by forbidding the use of Arabie and Persian words*) and replacing them by the so-called Soviet (in fact Russian) words. The Russian alphabet (Cyrillic) was compulsorily introduced in Crimea, being utterly inadequate for Turkish words. According to Djafer Seydahmet it meant " the annihilation of the national being, of the national civilisation and of the language of the Crimean Turks."
Still more fateful for the Crimean Turks was the two years mass terror carried out in 1937-38 by the famous Stalinist executioner Yezhov. His victims came from ail the social strata of Crimea, beginning with the President of the Republic of Crimea, Ilias Tar-khan, and the Chairman of the Crimean Sovnarkom, Ibrahim Samed-din, accused of " bourgeois nationalism," and ending with eighty-year-old men. In the course of this period of terror those executed or deported included many commissars (ministers), members of the Communist party, most of the " Soviet " poets, writers and play-wrights, what remained of the professoriate, and many others. The terror also spread to the villages, and dozens of peasants were arrested in every Turkish settlement ; they were interrogated, deported or sentenced to death. This terror completed the Sovietisation of Crimea by Moscow's organic destruction of the Crimean Turks.
Kirimli Anefi, a Crimean author, examining the problem of the physical losses amongst the Turks of Crimea during the period of the Bolshevik domination in Crimea (1921-1941) came to the conclusion that within those twenty years the number of Crimean Turks shot, deceased in deportation, starved to death during the famine years of 1931-1934, or forced to escape from Crimea, amounted to roughly 100,000 men. If we add to this number 60,000 who died from starvation in 1921 /22, we can state that the total figure of the victims of Russian Bolshevism reached 160,000, equal to half the Turkish population of the Crimea in 1917. This is the best proof of the fact that Moscow deliberatelty annihilated half the Turkish population of Crimea even before the outbreak of the Second World War, that is when no alleged reason of breach of faith towards Soviet Russia yet existed.
The problem of the so-called betrayal of the Soviet government by the Crimean Turks during the Russo-German war, viewed from this angle, gives a quite different picture from that used by Soviet propaganda, which tried to conceal from the eyes of the world the true reasons for this " betrayal."
Reduced numerically by half, deprived of basic human rights and


*) The language of the Crimean Turks contains a large proportion of words derived from Arabie and Persian roots, adopted in the course of centuries.

[8] all national rights, despoiled of national civilisation, language and literature, systematically Russianised, enjoying no freedom of faith, bereft of ail priests and the flower of the intelligentsia, dispossessed of the soil and forced to join the kolkhoz in which they were utterly exploited ; submitted to double pressure, not only social like the genuine Russian citizen but also national, and brought to extreme misery and despair—such was the tragic real position of the Turkish population in Crimea at thé outbreak of the Soviet-German war in June, 1941.
No wonder that the nation, reduced to such desperate conditions by the Soviets, greeted the German army which entered Crimea in November, 1941, as liberators from the Soviet Russian yoke, andwhen the Bolsheviks in Winter, 1942, tried to recover possession of Crimea spontaneously took up arms in order to repel the Soviet descent on the Turkish villages on the southern shores of Crimea. Nobody acquainted with the true facts of the Soviet activities in Crimea can consider these moves of the Crimean Turks as " betrayal," the same as history cannot qualify as " betrayal " the uprising under Spartacus in Rome or the actions of Czechs and Slovaks in thé course of the First World War. It should be pointed out that the term " betrayal " might rather be applied to Moscow, on so many occasions guilty of breaking and betraying her own officiai declarations, signed by Lenin and Stalin on the 15th November and 7th December, 1917, and promis-ing freedom and national rights to the peoples of Russia, like the pledges given to the Crimean Turks at the All-Crimea Congress on the 23rd September, 1921.
This movement of the Crimean Turks against the Soviet raids led to their further struggle against the Bolsheviks. In the Winter of 1942, by agreement with the German High Command, six national volunteer batallions were organised in Crimea, consisting partly of prisoners of war. These batallions never left Crimea, and fought numerous Soviet partisans established in the mountains of the peninsula and systematically attacking Turkish villages. Prominent members of the Turkish community tried to avail themselves of the new conditions in Crimea in order to restore the national rights of the Crimean Turks and win full national and political independence by re-establish-ing their own state. But the Germans underestimated the importance of national moves amongst the non-Russian people of the Soviet Union, and ignored them, preferring to maintain in Crimea a regime of military occupation, without satisfying the national aspirations of the Crimean Turks. The latter were only able to set up in towns and villages of the peninsula the so-called Moslem Committees, headed by the Central Moslem Committee in Simferopol, which assumed control over the national, religious, cultural, educational, social and military afrairs of the Crimean Turks.
The German regime of military occupation maintained its power by a terrorism which was responsible for many victims amongst the Turks. The latter found themselves between Scylla and Charybdis, Bolshevism on thé one side and Nazism on the other, causing deep disappointment to the Turkish masses, already at the end of 1942 suffering a great disillusion due to the German policy. The fight on both fronts, against the Bolsheviks and the Germans, was never-theless unthinkable, and therefore the Crimean Turks were forced
[8] to remain within the German orbit. When in April 1944, Soviet forces invaded Crimea, many Turks escaped to the West, preferring not to endure a new stage of Bolshevik terror. The Germans be-came aware of their great mistake only after their rout on the Eastern Front, and in March 1945, permitted the transformation of the Representation of the Central Moslem Committee in Berlin into a Crimean Turkish Central National Committee, the programme of which was the recovery of the independence of Crimea. At that time the war was already definitely lost by Germany, and one of the main reasons for this was her lack of understanding for national rights and aspirations of non-Russian nations of the U.S.S.R.
Occupying Crimea, the Russians introduced a regime of ruth-less terror against the remaining Turks, characterised by mass murders in the streets of towns and villages or burning people alive in their houses. Soon after, by the Decree of the Praesidium of the Supreme Soviet of the U.S.S.R. of the 25th June 1946, the autonomous Crimean Soviet Socialist Republic was liquidated and the whole Turkish population of Crimea was deported outside the peninsula. The fate of those deported remains unknown, as Moscow does not disclose where they have been sent. There are only some indications that they have been deported to the concentration camps in the Urals (Sverdlovsk area) where thousands of them have perished from starvation, hard slave labour, and cold. Information in the German press, stating that in 1948 50,000 deported Turks had been resettled in the area of Vilno and Grodno, like the information in the Turkish press published in October 1950 about Russian plans to expel Crimean Turks from Russia to Turkey, have received no confirmation so far.
Soviet propaganda tries to justify before world opinion the liquidation of the autonomous Crimean Republic and the deportation of the Turkish population from the peninsula by qualifying this measure as a punishtnent deserved for " universal betrayal of the Soviet government." Nevertheless, vast evidence proves that thé charge of " universal betrayal " only served as a pretext for carrying out a long-prepared plan devised by Moscow to clear the peninsula completely of the Turkish population. The best proof of that is that already in 1941 half this population had been exterminated by Moscow. Other conclusive evidence is the testimony of the Crimean writer, Ismail Khasan, referring to the decision adopted by the Soviet authorities as early as Autumn 1941 on thé déportation of the whole Turkish population of Crimea to Kazakhstan. This measure was not carried out simply on account of the hasty evacuation of Crimea by the Bolsheviks. Records of this decision, according to the author's evidence, were found in Simferopol after the evacuation of that city by the Bolsheviks. In the last instance it should be pointed out that Moscow deemed it necessary to accuse of betraya) and deport the whole Turkish population of Crimea, without any exception, including also the Turkish Crimean Communists, together with their familles, in spite of the fact that they fought in the ranks of the Soviet partisans and regular Soviet forces, for which deeds many of them received military decorations from the Soviet authorities and the title of " heroes of the Soviet Union."
In view of the foregoing, we are bound to state that the deportation of the whole Turkish population from Crimea was actually [10] the final step in the extermination of the Crimean Turks by Moscow, started in 1921/22 by a deliberately provoked famine and by varions measures for that purpose during the period between 1928 and 1941. The real cause of this crime, unheard of in history, was the Russian wish to transform the peninsula into a stronghold and one of the strategie bases for the aggressive aims of Soviet Russia. This aim was to be carried out by clearing Crimea of alien elements and trans-forming the area into a genuine Russian territory inhabited by Russians owing allegiance to their State. This aim was confirmed by the fact quoted by a Turkish writer, Mirza Bala, who stated that the land left by the Turks has been resettled not by the neighbouring Ukrainians but by genuine Russians. It has a sinister meaning that the initiative and the actual deportation of the Turkish population of Crimea was due to a " faithful disciple " of Stalin, member of thé Politbureau Malenkov, who personifies the new trend of Russian nationalism and centralism.
The expulsion of the Turks from Crimea, recalling the similar measures taken by the tyrants of the ancient empire of Assyria against the defeated nations, is by no means an isolated act of Moscow policy. The same measure sealed the fate of a portion of the Don and Kuban Cossacks, of the Greek and German population of Crimea, the Germans of the Volga région, Tschetschenetz, Ingush, Karagaevtsi, Balkartsi and Kalmucks. At the same time the autonomous republics and areas of these nations were liquidated by Moscow. The same thing happened in 1940/41 and is still happening to a considerable proportion of the population of the Baltic States and Eastern Poland. It proves that the method of physical extermination and deportation of whole nations, coupled with slave labour camps and artifically pro-duced famine, are essential features of Moscow policy, which in its ruthlessness can be compared only to the barbarous practices of ancient despotic empires in remote times when society was based on slavery.
In our conclusions we wish to emphasise that whatever may have been the losses suffered by the Crimean Turks at the hands of the Bolsheviks, the Turks of Crimea will never abandon their struggle for national freedom and political independence. The fact that a considerable number of them are settled outside Russia has saved the nation from total destruction by Moscow. The present aims of the Crimean movement for national liberation may be summed up as follows :
1. Recovery of the independence of Crimea.
2. The return to Crimea of the native Tutkish population which was forced to leave its homeland on account of the oppression by Tsarist and Soviet Russia.
3. Assuming by the United Nations of the protection of Turks expelled from Crimea by the Soviet Government.*)
Firmly believing in the justice of their national aspirations, and strengthened by confidence in their national strength and the final victory of their just cause the Turks of Crimea look forward with hope to their happier future.

*) Cfr. Appeal of the Promethean League of the Atlantic Charter to the United Nations Organisation of the Ist August 1946 in the matter of the extermination of many non-Russian nationalities by the Government of the U.S.S.R. ; memorandum addressed on the 5th August 1949 by Yan Ittifak (Union of Moslem Peoples of Russia) to the United Nations Organisation in the matter of the extermination of the Moslem peoples of the U.S.S.R.

Edige Kirimal, 1951

http://www.larichesse.com/eng/modules/sections/index.php?op=viewarticle&artid=1

Відповіді

  • 2007.05.19 | Азиз

    Re: "THE TRAGEDY OF CRIMEA", by Edige Kirimal

    очень интересная статья, спасибо, Гуливер!!!
  • 2007.05.19 | Маклай

    Дайте слово Кырымалу <En => Ru>

    Вот, кстати, кто располагает свободным временем - русский перевод этой статьи и станет достойным предварительным ответом чемберленам, пока гранды не напишут профессиональные статьи в защиту.

    Когда Кырымал сам рассказывает о коллаборации, это звучит совершенно иначе, чем когда за него это рассказывают другие. Тем более, что его рассказ звучит на фоне рассказа о злодеяниях коммунистов, и на этом балансе кое-какие вещи объясняются вполне адекватно.

    Конечно, режут ухо "крымские турки", "турецкие села в Крыму", странно выглядит отсутствие упоминания о 1944 г. (причины гибели людей под Урале ему известны - а год депортации неизвестен...). Но это всё мелкие мелочи.

    В любом случае, следует дать слово ему самому.

    Если б я не был чудовищно занят другим срочным переводом на понедельник - то сам бы взялся. Работы не так-то и много: за 20 секунд перегнать ПРОМТом, а затем часа за 2-3 отредактировать вручную.
    згорнути/розгорнути гілку відповідей
    • 2007.05.19 | Азиз

      Re: Дайте слово Кырымалу <En => Ru>перевод части статьи

      К сожалению, я тоже очень занят, пока удалось перевести кусок статьи..


      КРЫМСКАЯ ТРАГЕДИЯ


      (3) Крымский полуостров занимает площадь в 26 140 квадратных километров, что равно половине Швейцарии. Окруженный Черным, Азовским и Сивашским морем, Крым соединен с восточно-европейским континентом узким Перекопским перешейком, который в ширину составляет 7 километров. С географической и экономической точки зрения полуостров представляет собой самостоятельную территориальную единицу, отличающуюся от континента.

      Население Крыма претерпело значительные изменения в течении двух последних веков. В 18 веке население Крымского ханства, которое помимо Крыма включало Тамань, Кубань, ногайские степи, а также Буджак, составляло от 3 до 5 миллионов человек, из которых от 800 тысяч до 1.5 миллионов находились в самом Крыму. После завоевания Крыма Россией (1783), сопровождающиеся истреблением местного населения и массовой эмиграции в Турцию, количество турков, населяющих полуостров значительно снизилось, в течение века к 1880 году до 280 тыс.(*). Основываясь на российской статистике, население Крыма в тот момент составляло 397 тыс. 237 человек, из которых 89% были турецкого происхождения в горной (северной) части страны и 50% в степях (юг). Та же самая статистика свидетельствует, что население Крыма увеличилось до 564 592 человек на начало 20 века, где население турецкого происхождения составляло в Ялтинском районе – 58,7%, 41.8% в Симферопольском районе, 40.5% в Евпаторийском и 23.5% в Перекопском районе, а всего составляло 35.1% от общего населения полуострова (примечание автора: в своей статье я намеренно использовал термин турки из Крыма. У нас общие корни с турками, мы надеемся на их солидарность и помощь. Большинство наших соотечественников, называя себя турками Крыма, находятся на турецкой территории, и мы на самом деле турки по крови, языку и цивилизации).
      В отличие от российской статистики, некоторые турецкие, французские, польские и немецкие источники оценивали общее число крымских турок, проживающих на российской территории на первый квартал двадцатого века в 300 – 500 тыс. человек. Так, например, крымский писатель, Джафер Сейдамет, упоминал, ссылаясь Большую Французскую Энциклопедию (1901 года), где указывалось, что количество мусульман в Крыму составляло 550 тыс. человек, представляя основную часть населения. Эти оценки подтверждены самим Джафером, который базировал свои оценка на статистике, относящейся к выборам в районные советы по местному самоуправлению в Крыму в 1917 году. Известный турецкий востоковед, Решим Рахмети Арат, в своей работе «Месторасположение и число турок», опубликованной в Стамбуле в 1942 году, после сравнения и анализа различных статистических источников оценил число крымских турок, проживающих в СССР в районе 440 тыс.
      Вышеуказанная статистика не включала крымских турок, проживающих (4) вне России, в основном в Румынии, Болгарии и Турции, объединенных с их братьями в Крыму узами крови и духовной общности. Эти вытесненные крымские турки - потомки бывших жителей полуострова, которые после завоевания Крыма Россией были вынуждены покинуть свою родину под давление колониальной системы, и нашли убежище в границах Османской империи. Число беженцев, покинувших Крым в конце 18 века и последующем 19 веке, оцениваются турецкими источниками от 1 млн. до 1 млн. 200 тысяч людей. Их потомки живут вне Крыма, и их число составляет 2 млн. человек, основываясь на статистике 1918 года. Суммирую, мы можем утверждать, что только небольшая часть крымских турок продолжала жить на своей национальной территории, Крымском полуострове, на начало Первой Мировой Войны. Они приняли прямое участие в национальном движении в 1917-1946 годах. В 1883 году, после ста лет с завоевания Крыма Россией, известный крымский журналист, Исмаил Бей Гаспрали (1851-1914) начал публиковать в Бахчисарае первую крымско-турецкую газету «Терджиман», которая положила начало национальному движению за свободу крымских турок. Это движение, которые набрало со временем силу, была представлено в первой декаде двадцатого века тремя национально-идеологическими тенденциям, зачастую пересекающимися друг с другом. А) Последователи Гаспрали, группировались вокруг «Терджимана» и посвятили себя педагогике, литературе и культурной деятельности. Б) Революционно-политическое движения, такие, как, например, движение «Младотатары», которые играло важнейшую роль в национально-революционных событиях в Крыму во время российской революции 1905 года. С) Национально-политическое движение молодежи, объединенное вокруг тайной организации «Ватан», члены который способствовали освобождению Крыма от российского доминирования, и были основными источниками национального восстания в 1917 году.


      Российская революция в феврале 1917 года открыла новую страницу в истории Крыма. 7 апреля 1917 года Временное Собрание Крымских Турок собралось в Симферополе и объявило культурную и национальную автономию. Собрание избрало Центральный Исполнительный Комитет Крыма, который стал руководить делами турецкого населения в Крыму. Этот комитет подготовил встречу Временного Собрания Крымских Турок 9 декабря 1917 года в городе Бахчисарае. Собрание приняло Национальную Конституцию , которая провозгласила Крымскую Национальную Республику в Крыму. Временное Собрание затем было преобразовано в Национальный Парламент, который избрал Национальное Правительство во главе с Челеби Джиханом. В тоже время была организована небольшая крымская армия, состоящая из одной кавалерийской бригады и одного пехотного полка. Власть Национального Правительства простиралась на весь полуостров за исключением военно-морской базы в Севастополе, которую занимал российский черноморский флот с 28 декабря 1917 года и подчинялся большевистскому правительству в Петрограде. Такое положение вещей привело к конфликту между Национальным Правительство и черноморским флотом. Противостояние началось 4 января 1918 года и закончилось поражением слабых сил Национального Правительства на реке Алма 26 января 1918 года. Это сражение положило конец попыткам крымских турок обрести независимость и позволило большевикам занять весь Крым и объявить его Советской Республикой Тавридой, которая просуществовала до конца 25 апреля 1918 года. В конце апреля Крым был очищено от большевиков силами Германского Восточного Фронта, который оккупировал полуостров. Немецкое командование не чинило препятствий на пути восстановления независимости крымских турок. 8 мая 1918 года, в Симферополе Национальный Парламент возобновил свою работу и 26 июня 1918 года было учреждено Крымское Государственное Правительство во главе с генералом Сулейманом Сулькевичем. Основной задачей Правительства была организация национальной обороны. Правительство также организовало административные и юридические институты, провозгласило законы о крымском гражданстве и возвращении крымских турок, проживающих за рубежом, а также установило дипломатические и деловые отношения с Турцией, Германией и Украиной. Турция и Германия признали независимость Крыма.
      Поражение Турции и Германии имело фатальные последствия на дальнейшее существование Крымского Правительства, которые прекратило свою деятельность 15 ноября 1918 года, с последующей оккупацией Крыма Добровольческой Армией под командованием Деникина и Союзных военно-морских сил, которые оставались в Крыму до 17 апреля 1919 года. Затем последовала короткая оккупация большевиками (с 30 апреля до 24 июля 1919 года), которую сменила Добровольческая Армия под командованием генерала Врангеля до ноября 1920 года.
      згорнути/розгорнути гілку відповідей
      • 2007.05.19 | Маклай

        Дайте слово Кырымалу - продолжение и сырьё для окончания...

        Выдалось немного свободного времени...
        Оказывается, выполняли с Азизом одну и ту же работу :)
        Но у меня перевод зашел немножко дальше, добавляю:
        ---------------------------------------------------------------
        ...
        На протяжении этих двух лет крымские турки, лишенные возможности реализовать свое стремление к национальной независимости, бойкотировали Добровольческую армию, признавая своей единственной законной властью Национальный парламент, существовавший до 28 июня 1919 г. и распущенный комендованием Добровольческой армии.
        10 февраля 1919 г. парламент избрал своего члена Джафера Сейдамета делегатом, уполномоченным защищать интересы Крыма перед Европой. Летом 1919 г. он предстал перед верховными комиссарами правительств союзников в Стамбуле, а в 1920-21 - перед Лигой Наций, заявив о национальных устремлениях крымских турков следующим образом:
        1. Независимость Крыма и его вхождение в Лигу Наций,
        2. Защита Крыма Лигой Наций, устанавливающей там мандатную территорию.
        3. Гарантированное Лигой Наций Свободное возвращение на родину крымских турок, проживающих за границей.

        В то же самое время Джафер Сейдамет изложил суть крымского дела видным европейским политическим лидерам, таким, как глава французского правительства Миллеран, глава Польского государства, маршал Пилсудский, Римский папа Пий XI и президент Турции Мустафа Кемаль.
        Тем временем, 11-ого ноября 1920, большевики заняли Крым, включив его в состав советской России. Над населением был учинен ужасающий террор, организованный московским назначенцем - венгерским коммунистом Бела Куном. Большевики лишили Крым запасов продовольствия, причинив ужасный голод 1921-22 гг., приведший к смерти 100 000 человек и среди них 60 000 крымских турков. Среди крымских турков, скрывшихся в гористой части полуострова, распространилось партизанское движение. Это сопротивление вынудило Москву остановить террор, объявлять амнистию и собрать Всекрымский конгресс крымских турков 23 сентября 1921. Это был просоветский вариант национального учредительного собрания, которое издало манифест автономных прав Крыма. 18 октября 1921 г. была провозглашена Крымская автономная советская социалистическая республика была объявлена. Этот факт подтолкнул крымских турок к примирению в Москвой и началу практической реализацию автономного существования.
        Пост председателя Исполнительного комитета (президента) Крыма был поручен турецкому коммунисту Вели Ибрагиму. Много постов в Говнаркоме (правительстве), административных и судебных органах также были тданы крымским туркам. Турецкий язык был признан государственным на той же основе, что и русский. Появлялись национальные школы, пресса, образовательные учреждения, театры и т.д. К тому же времени была подготовлена и схема постепенной репатриации крымских турков из-за границы. Благодаря этим мерам, за период 1924-1927 гг. Крым действительно стал автономной национальной республикой.
        В 1927 г. группировка Сталина окончательно захватила власть в Москве, приняв программу "индустриализации", "коллективизации" и "централизации СССР ". Это имело решающее влияние на судьбу Крыма, где во время "коллективизации" Москва начала ликвидировать автономию Крыма под предлогом разрушения "местного буржуазного национализма". В мае 1928 г. глава Крымской автономии, Вели Ибрагим, был обвинен Москвой в "буржуазном национализме" и казнен; после него, под тем же предлогом, были казнены или высланы более 3 500 крымских турок. В то же самое время Москва отменила план Вели Ибрагима по репатриации крымских турков, и начала переселять в Крым еврейских колонистов из Белоруссии. Это положило конец автономным привилегиям крымских турок, и в последующие годы (1929-1941), Москва повела политику "советизации" Крыма - сопровождаемую, по свидетельству непредубежденного русского автора Александрова, "систематическим уничтожением, по заранее подготовленной схеме, крымских татар (турок) советской властью".
        Первая стадия этого систематического геноцида ознаменовалась "коллекитивизацией" в Крыму, во время которой от 35 000 до 40 000 крымских турок были отправлены в концлагеря Урала и Сибири. Большинство из них погибло в дороге либо в самих лагерях.
        Затем последловал голод 1931-1934 гг. в Крыму, во время которого, согласно Александрову, "мертвые тела валялись по улицам деревень и городов"; это была второй этап уничтожения нации. Голод вследствие нерационального экспорта продовльственных продуктов из Крыма и коллективизационных мер вызвал сильный протест со стороны преемника Вели Ибрагима на посту президента Крыма, Мехмеда Кубая. На заседании Центрального Исполнительного комитета в 1931 он заявлял: "Москва разрушает Крымскую республику, вывозит все ее природные богатства, не оставляя хлеба голодающему населению полуострова". За этот протест Кубай был покаран высылкой, а Москва еще более настойчиво продолжила политику "советизации Крыма". Это выражалось в преследованиях религиозных обрядов, закрытии мечетей и арестах мусульманских священнослужителей, постоянных чистках и проверках членов Коммунистической партии и государственных служащих; уничтожении большинства крымско-турецких профессоров и ученых; запрете значительной части национальной литературы; далекоидущей русификации языка с запретом на использование арабо-персидских слов и их заменой т.н. "советскими" (фактически русскими) словами. В Крыму был введен как обязательный полностью неподходящий для турецких слов русский алфавит (кириллица). Согласно Джафeру Сейдамету, это означало "уничтожение национального существования, национальной цивилизации и языка крымских турок".
        ---------------------------------------------------------------

        Итак, переведена примерно половина статьи.
        Википедический такой перевод...
        ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ!

        А вот куча сырья из ПРОМТа, кто имеет литературный талант - отредактирует:

        Все еще более роковой для Крымских Турков был ужас{террор} массы этих двух лет, выполненный в 1937-38 известным Сталинистским палачом Ежовым. Его жертвы прибыли от, беспокоят социальные страты Крыма, начинаясь с Президента Республики Крым, Ilias Смола-khan, и Председатель Крымского Sovnarkom, Ибрагима Сеймд-дина, обвиненного в " буржуазном национализме, " и заканчивающий восьмидесятилетними мужчинами. В ходе этого периода ужаса{террора} выполненные или высланные включали много комиссаров (министры), члены Коммунистической партии, большинство "советских" поэтов, авторов и драматургов, что оставалось от профессуры, и многих других. Ужас{террор} также распространяется к деревням, и множества крестьян были арестованы в каждом турецком урегулировании{поселении}; они были допрошены, высланы или приговорены к смерти. Этот ужас{террор} закончил Sovietisation Крыма органическим разрушением Москвы Крымских Турков.


        Kirimli Anefi, Crimean автор, исследуя проблему физических потерь среди Турков Крыма в течение периода Большевистского доминирования в Крыме (1921-1941) пришел к выводу, что в течение тех двадцати лет число{номер} Crimean выстрела Турков, умирало в высылке, голодал к смерти в течение лет голода 1931-1934, или вызвал, чтобы убежать из Крыма, составлял примерно 100 000 мужчин. Если мы добавляем к этому номер 60 000, кто умер от голодания в 1921/22, мы можем заявить, что полная фигура{число} жертв российского Большевизма достигла 160 000, равный половине турецкого населения Крыма в 1917. Это - лучшее доказательство факта, что Москва deliberatelty уничтожила половину турецкого населения Крыма даже перед вспышкой Второй Мировой войны, это - то, когда никакая предполагаемая причина{разум} супружеской измены к советской России все же не существовала.
        Проблема так называемого предательства советского правительства Crimean Турками в течение Russo-немецкой войны, рассматриваемой от этого угла, дает весьма различную картину от используемого советской пропагандой, которая пробовала скрыть от глаз мира истинные причины для этого "предательства".
        Уменьшенный в цифровой форме наполовину, лишенный основных прав человека и


        *) Язык Crimean Турков содержит большую пропорцию слов, полученных из Аравии и персидских корней, принятых в ходе столетий.

        [8] все национальные права, грабившие{ограбленные} национальной цивилизации, языка и литературы, систематически Russianised, не наслаждаясь никакой свободой веры, лишенной из беспокоят священников и цветок интеллигенции, лишенной почвы и принудительный, чтобы присоединиться к колхозу, в котором они крайне эксплуатировались; подвергается{представленный}, чтобы удвоить давление, не только социальный подобно подлинному российскому гражданину но также и национальный, и принесенный к чрезвычайному страданию и отчаянию - такому был трагическим реальным положением{позицией} турецкого населения в Крыме при thé вспышке советской-немецкой войны в июне 1941.
        Неудивительно то, что нация, уменьшенная до таких отчаянных условий{состояний} Советами, приветствовала немецкую армию, которая вступила в Крым в ноябре 1941, как освободители от советского российского хомута, andwhen Большевики Зимой, 1942, пробовал оправиться, владение Крымом спонтанно подняло руки{оружие}, чтобы отразить советский спуск на турецких деревнях на южных берегах Крыма. Никто не ознакомил с истинными фактами советских действий в Крыме, может рассмотреть{счесть} эти шаги Crimean Турков как "предательство", то же самое, поскольку история не может квалифицировать{готовиться} как "предательство" восстание под Spartacus в Риме или действиями Чехов и Словаков в курсе thé Первой Мировой войны. Это должно быть указано, что срок{термин} "предательство" мог бы скорее быть применен к Москве, в так многих случаях, виновных в ломке{нарушении} и предавании ее собственных officiai деклараций, подписался Ленином и Сталином 15-ого ноября и 7-ого декабря 1917, и многообещающей свободой и национальными правами на народы России, подобно залогам, данным Crimean Туркам на Конгрессе Все-Крыма 23-ьего сентября 1921.
        Это движение Crimean Турков против советских набегов вело к их дальнейшей борьбе против Большевиков. Зимой 1942, в соответствии с соглашением с немцем Высоко Командуют, шесть национальных добровольцев batallions были организованы в Крыме, состоя частично из военнопленных. Эти batallions никогда не оставляли Крым, и боролись с многочисленными советскими приверженцами, установленными в горах полуострова и систематически нападение на турецкие деревни. Видные члены турецкого сообщества пробовали помочь себе новыми условиями{состояниями} в Крыме, чтобы восстановить национальные права Crimean Турков и выиграть полную национальную и политическую независимость, восстанавливая их собственное государство{состояние}. Но Немцы недооценили важность национальных шагов среди нероссийских людей Советского Союза, и игнорировали их, предпочитая поддержать{обслужить} в Крыме режим военного занятия, не удовлетворяя национальные стремления Crimean Турков. Последний был только способен настроить{установить} в городах и деревнях полуострова так называемые Мусульманские Комитеты, возглавляемые Центральным Мусульманским Комитетом в Симферополе, который принимал контроль{управление} над национальным, религиозным, культурным, образовательным, социальным и военным afrairs Crimean Турков.
        Немецкий режим военного занятия поддержал{обслужил} его власть{мощь} терроризмом, который был ответственен за многие жертвы среди Турков. Последний оказался между Сциллой и Charybdis, Большевизм на thé одна сторона и Нацизм на другом, причиняя глубокое разочарование к турецким массам, уже в конце 1942, перенося большое разочарование из-за немецкой политики{полиса}. Борьба на обоих фронтах, против Большевиков и Немцев, была однако невероятна, и поэтому Crimean Турки были вынуждены
        [8] оставаться в пределах немецкой орбиты. Когда в апреле 1944, советские силы вторглись в Крым, много Турков убежали на Запад, предпочитая не вынести новую стадию{сцену} Большевистского ужаса{террора}. Немцы стали знающий об их большой ошибке только после их бегства на Восточном Фронте, и в марте 1945, разрешал преобразование Представления Центрального Мусульманского Комитета в Берлине в Crimean турецкий Центральный Национальный комитет, программа которого была восстановлением независимости Крыма. Тогда война была уже определенно потеряна Германией, и одна из главных причин для этого была ее недостатком понимания для национальных прав и стремлений нероссийских наций СССР
        Занимая Крым, Русские вводили режим безжалостного ужаса{террора} против остающихся Турков, характеризованных массовыми убийствами на улицах городов и деревень или горящих людей, живых в их зданиях. Вскоре после, в соответствии с Декретом о Президиуме Верховного Совета СССР от 25-ого июня 1946, автономная Crimean советская Социалистическая Республика была ликвидирована, и целое турецкое население Крыма было выслано вне полуострова. Судьба высланных остается неизвестной, поскольку Москва не раскрывает, куда их послали. Есть только некоторые признаки, что они были высланы к концентрационным лагерям в Урале (Свердловская область), где тысячи из них погибли от голодания, твердого{трудного} труда раба, и холода. Информация в немецком прессе{печати}, заявляя, что в 1948 50 000 высланных Турков переселились в области Vilno и Гродна, подобно информации в турецком прессе{печати}, изданном в октябре 1950 о русском, планирует высылать Crimean Турков от России до Турции, не получила никакого подтверждения пока.
        Советская пропаганда пробует оправдывать перед мировым мнением ликвидация автономной Crimean Республики и высылка турецкого населения от полуострова, квалифицируя эту меру как punishtnent, заслуженный для " универсального предательства советского правительства. " Однако, обширное свидетельство{очевидность} доказывает, что нагрузка{обвинение} thé " универсального предательства " только служила предлогом чтобы выполнить долго-подготовленный план, изобретенный Москвой, чтобы очистить полуостров полностью турецкого населения. Лучшее доказательство этого - тот, уже в 1941 половина этого населения истребилась Москвой. Другое заключительное свидетельство{очевидность} - доказательство Crimean автора, Исмэйля Хазана, обращаясь{относясь} к решению, принятому Советскими властями уже Осень 1941 на thé déportation целого турецкого населения Крыма к Казахстану. Эта мера не была выполнена просто из-за поспешной эвакуации Крыма Большевиками. Отчеты{рекорды} этого решения, согласно свидетельству{очевидности} автора, были найдены в Симферополе после эвакуации того города Большевиками. В последнем случае это должно быть указано, что Москва считала необходимым обвинить в betraya) и выслать целое турецкое население Крыма, без любого исключения, включая также турецкий язык Crimean Коммунисты, вместе с их familles, несмотря на то, что они боролись в разрядах советских приверженцев и правильных советских сил, для каких дел многие из них получили военные художественные оформления от Советских властей и названия{права} " героев Советского Союза. "
        Ввиду предшествующего, мы должны заявить, что высылка целого турецкого населения из Крыма была фактически [10] заключительный шаг в истреблении Crimean Турков Москвой, начатой в 1921/22 преднамеренно вызванным голодом и мерами varions для той цели в течение периода между 1928 и 1941. Реальной причиной этого преступления, неслыханного из в истории, было российское желание преобразовать полуостров в цитадель и одно из оснований strategie для агрессивных целей советской России. Эта цель состояла в том, чтобы быть выполненной, очищая Крым иностранных элементов и преобразовывая область в подлинную российскую территорию, населенную Русскими, бывшими должными преданность их Государству{Состоянию}. Эта цель была подтверждена фактом, указанным турецким автором, Мирза Бала, которая заявила, что земля, оставленная Турками переселилась не соседним Ukrainians, а подлинными Русскими. Это имеет зловещее значение, что инициатива и фактическая высылка турецкого населения Крыма происходили из-за " преданного ученика " Сталина, член thé Политберео Маленкова, который персонифицирует новую тенденцию российского национализма и централизма.
        Изгнание Турков из Крыма, вспоминая подобные меры, взятые{предпринятые} тиранами древней империи Ассирии против побежденных наций, ни в коем случае не изолированный акт Московской политики{полиса}. Та же самая мера запечатала судьбу части Дона и Кубанских Казаков, греческого и немецкого населения Крыма, Немцы Волги région, Tschetschenetz, ингушского языка, Karagaevtsi, Balkartsi и калмыков. В то же самое время автономные республики и области этих наций были ликвидированы Москвой. Та же самая вещь случилась в 1940/41 и все еще случается со значительной пропорцией населения Балтийских Государств и Восточной Польши. Доказывает, что метод физического истребления и высылки целых наций, вместе с трудовыми лагерями раба и artifically произвел голод, - существенные особенности Московской политики{полиса}, которая в ее жестокости может быть сравнена только с варварскими методами древних деспотических империй в отдаленные времена, когда общество базировалось на рабстве.
        В наших заключениях мы желаем подчеркнуть, что безотносительно, возможно, были потери, перенесенные Crimean Турками в руках Большевиков, Турки Крыма никогда не будут оставлять их борьбу за национальную свободу и политическую независимость. Факт, что значительное число{номер} их улажено вне России, спас нацию от полного разрушения Москвой. Существующим целям Crimean движения за национальное освобождение можно подвести итог следующим образом:
        1. Восстановление независимости Крыма.
        2. Возвращение к Крыму населения аборигена Таткиша, которое было вынуждено оставить его родину из-за притеснения Царской и советской Россией.
        3. Принятие{Предположение} Организацией Объединенных Наций защиты Турков, высланных из Крыма советским Government. *)
        Твердо веря в правосудие их национальных стремлений, и усиленный верой{секретностью} их национальной силе и заключительной победе их правого дела Турки Крыма ожидают с надеждой их более счастливому будущему.

        *) Cfr. Обращение{привлекательность} Прометеевой{Новаторской} Лиги Атлантического Чартера{Устава} к Организации Организации Объединенных Наций "Знатока " Огаста 1946 в вопросе истребления многих нероссийских наций Правительством СССР; меморандум, к которому обращаются{адресуют} 5-ого августа 1949 Yan Ittifak (Союз Мусульманских Народов России) к Организации Организации Объединенных Наций в вопросе истребления Мусульманских народов СССР

        Edige Kirimal, 1951
        згорнути/розгорнути гілку відповідей
        • 2007.05.20 | line305b

          А чего вы собственно переводите "тюрков" как "турков"?

          Мало сомневаюсь, что Кырымал под "кырым тюрклери" подразумевал народность в составе глобального тюркского этноса, а не крымскую ветвь (общину) турецких турков.

          Относительно депортации - текущую статью не читал пока, но если по каким-то причинам депортация и не упомянута (что было бы странно), о крымскотатарской депортации Кырымал писал много: см. список работ http://www.iccrimea.org/historical/edigekirimal.html где то и дело всплывают темы депортации и геноцида в Крыму.
          згорнути/розгорнути гілку відповідей
          • 2007.05.20 | Маклай

            исходя из английского текста

            line305b пише:
            > Мало сомневаюсь, что Кырымал под "кырым тюрклери" подразумевал народность в составе глобального тюркского этноса, а не крымскую ветвь (общину) турецких турков.

            Разумеется, здесь логичнее предполагать "тюрки". Если бы перевод шел с турецкого, где Türk означает и турка, и тюрка, то другие варианты были бы неуместны. Но в английском языке, как и в русском, эта разница терминов есть. Она выражается в прилагательных: Turkish (турецкий) и Turkic (тюркский). В английском тексте статьи везде применено "Turkish", и ни разу "Turkic". Это и определило выбор варианта перевода. Хотя звучит он весьма непривычно.

            А вот что говорит сам автор:
            In my article I delibcrately used the term "Turks of Crimea" instead of the former name, "Tartars of Crimea." We have a common cause with the Turkish peuples, we put our hopes in solidarity with them and their future assistance. The majority of our fellow-countrymen, calling themselves Turks of Crimea, are on Turkish territory, and as a matter of fact we are Turks by blood, longue and civilisation.

            "Peuples" (искаженное французским наборщиком) вроде бы указывает именно на тюрок, но Turkish territory, где ныне пребывает большинство земляков, - это явно не Тюркский Мир, это именно Т. С.
            згорнути/розгорнути гілку відповідей
            • 2007.05.20 | line305b

              Re: исходя из английского текста

              Маклай пише:
              > Разумеется, здесь логичнее предполагать "тюрки". Если бы перевод шел с турецкого, где Türk означает и турка, и тюрка, то другие варианты были бы неуместны. Но в английском языке, как и в русском, эта разница терминов есть. Она выражается в прилагательных: Turkish (турецкий) и Turkic (тюркский). В английском тексте статьи везде применено "Turkish", и ни разу "Turkic". Это и определило выбор варианта перевода. Хотя звучит он весьма непривычно.

              Это скорее аргумент в пользу "тюрков" - раз в турецком различия нет, можно преположить, что автор или переводчик "не заметил разницу". Знай он о разнице, скорее всего разъяснил бы свое понимание терминов - как счел необходимым разъяснить другое разночтение - "тюрки" вс. "татары".

              Вообще "Turkish/Turkic" - насколько я понимаю, относительно новое терминологическое деление - скорее всего пост-советское, поскольку именно пост-советские тюрки, которые оказались вовлечены в эти дискуссии, начали настаивать на разделении терминов, поскольку "Turkish" уж больно "тУрко-центрично" отражало суть вопроса.

              >
              > А вот что говорит сам автор:
              > In my article I delibcrately used the term "Turks of Crimea" instead of the former name, "Tartars of Crimea." We have a common cause with the Turkish peuples, we put our hopes in solidarity with them and their future assistance. The majority of our fellow-countrymen, calling themselves Turks of Crimea, are on Turkish territory, and as a matter of fact we are Turks by blood, longue and civilisation.
              >
              > "Peuples" (искаженное французским наборщиком) вроде бы указывает именно на тюрок, но Turkish territory, где ныне пребывает большинство земляков, - это явно не Тюркский Мир, это именно Т. С.

              Ну, если бы это было так, то Кырымал был бы единственным в Диаспоре, кто бы считал, что Крым - турецкая территория. Нынешняя Диаспора - а в большинтсве своем они пришли из той же среды, что и Кырымал - такой мысли на моей памяти ни разу не допустила. А вот альтернатива - "тюркская территория" - да, это как бы диаспорный лейтмотив. Поскольку Кырымал считается, насколько я понимаю, одним из отцов турецкого диаспорного движения, маловероятно, чтобы его подход стерся из обращения так основательно.

              Можно бы продолжить дискуссию, но думаю по умолчанию можно переводить как "тюрк", "тюркский" и т.д. - во всяком случае до появления какого-то существенного аргумента в пользу альтернативного перевода.
              згорнути/розгорнути гілку відповідей
              • 2007.05.20 | Маклай

                терминология

                > Знай он о разнице, скорее всего разъяснил бы свое понимание терминов - как счел необходимым разъяснить другое разночтение - "тюрки" вс. "татары".
                > Вообще "Turkish/Turkic" - насколько я понимаю, относительно новое терминологическое деление - скорее всего пост-советское
                Нет, не новое... Эта терминология встречается в изданиях, появившихся задолго до возникновения постсоветской проблематики. Там есть разница не только в прилагательных, но порой и в существительных: Turk и Turc.
                Естественно, в свете общей давней диаспорной практики логичнее предполагать, что автор оперировал именно понятием "тюрки" - ведь в его родном языке этой разницы нет. Спору нет: защищать "турецкий" вариант перевода трудно (да и незачем), но для международной аудитории тема прозвучала именно в турецком контексте.
                згорнути/розгорнути гілку відповідей
                • 2007.05.20 | line305b

                  Re: терминология

                  Маклай пише:
                  > Нет, не новое... Эта терминология встречается в изданиях, появившихся задолго до возникновения постсоветской проблематики. Там есть разница не только в прилагательных, но порой и в существительных: Turk и Turc.

                  Вы наверное имеете ввиду англоязычную академическую прессу, либо очень внимательных турецких авторов. Для англоязычного автора (как впрочем и для русскоязычного), конечно, есть большая разница между этими терминами - да и сами термины хотя бы существуют. Но для большинства тюркоязычных авторов, если только не обращать специального внимания - такого различия нет. Даже в довольно позднем 97-98 многие пишущие турки сплошь и рядом терминологические нюансы игнорировали, хотя в смысловом плане неоднозначность понятий "Türkiye Türkleri" и "Türkler" - и их английских эквивалентов - подразумевалось.

                  П.С. Turc? Вряд-ли в английском такое написать можно...

                  > Естественно, в свете общей давней диаспорной практики логичнее предполагать, что автор оперировал именно понятием "тюрки" - ведь в его родном языке этой разницы нет. Спору нет: защищать "турецкий" вариант перевода трудно (да и незачем), но для международной аудитории тема прозвучала именно в турецком контексте.

                  Это наверное да.. хотя, сказать по правде - со смешением понятий татары-турки со стороны международной аудитории - особо не сталкивался..
                  згорнути/розгорнути гілку відповідей
                  • 2007.05.20 | Маклай

                    Re: терминология

                    line305b пише:
                    > Вы наверное имеете ввиду англоязычную академическую прессу,
                    Именно. Я говорю об академической литературе.

                    > П.С. Turc? Вряд-ли в английском такое написать можно...
                    Причем в довольно давних публикациях. В современных такого уже не встречал.

                    В принципе, если взвешивать, с одной стороны, академическую традицию, а с другой - широкую практику тюркоязычной диаспоры, то Вы правы: наиболее корректным действительно будет "Крымские тюрки".
                    Хотя английская версия вроде и свидетельствует о другом, но нам, сверх того, известно из других источников, что подразумевали сами авторы.
                    Учтем при дальнейшем переводе.


Copyleft (C) maidan.org.ua - 2000-2021. Сайт розповсюджується згідно GNU Free Documentation License.
Архів пітримує Громадська організація Інформаційний центр "Майдан Моніторинг". E-mail: news@maidan.org.ua