МАЙДАН - За вільну людину у вільній країні


Архіви Форумів Майдану

Игра в бутылочку на увольнение: телеканал НК против журналистов

09/23/2007 | Екатерина Бубнова
7 сентября 2007 года ведущие журналисты ГТРК «Севастополь» («Народный канал») Светлана Белова и Татьяна Воронова были уволены с телеканала по п.7 ст.40 КЗоТ Украины (нахождение на рабочем месте в нетрезвом состоянии). Случай беспрецедентный.



Девушки обвинение категорически отрицают и будут обжаловать увольнение в суде. Директор «НК» Алексей Григорьев настаивает на том, что инцидент был, чему он лично является свидетелем. Точку поставит суд. Вот, казалось бы, и все. Остальное – эмоции, которые разделят журналистскую, зрительскую, читательскую братию на группы «за» и «против»…



Однако есть в этой истории и другие детали, которые выводят ситуацию из разряда «внутрикорпоративной бытовухи» и заставляют задуматься о состоянии дел в городском медиа-сообществе вообще. Что происходит за закрытыми дверями редакций?



Подробности – в стенограмме состоявшейся 12 сентября пресс-конференции с участием уволенных журналистов.



Юрий Парамонов, Председатель Севастопольского независимого медиа-профсоюза «Репортер»: В данном случае факт увольнения – это грубейшее нарушение действующего законодательства. Во-первых, доказательств «распития спиртных напитков» нет. Во-вторых, по нашим данным, это увольнение произошло с грубым нарушением всех необходимых процедур. Мы обратились с письмом в городской Совет с требованием разобраться в этой ситуации.



Татьяна Воронова, уволенная главный редактор редакции информационных программ НК: Основанием для приказа уволить нас послужил акт, которого, к сожалению, мы так и не увидели. Нам его так и не предъявили. В трудовой книжке нам написали, что статья такая-то, факт распития спиртных напитков, появление в нетрезвом виде на работе, но на основании чего - мы, к сожалению, не знаем. На наши просьбы выдать нам копию приказа и копию акта был получен отказ.



Вопрос: Проводили ли медицинское освидетельствование вашего состояния в день инцидента?



С. Белова: Нам не только не проводили медицинское освидетельствование, более того, мы вообще случайно узнали, что этот акт был составлен: просто пошли разговоры об этом между членами коллектива.



Вопрос: Насколько часты случаи на вашем телевидении (я за другие говорить не буду, все знают прекрасно практику проведения пресс-конференций, презентаций, где мы, журналисты, общаемся, бывает, с бокалом вина, и это никому не ставится в вину) юбилеи, праздники какие-то, где спиртное присутствовало?



С. Белова: Еще перед прошлыми выборами неофициально, но на собрании коллектива Т.Н. Бонь объявила так называемый «сухой закон». Мы не устраивали никаких праздников в пределах НК в рабочее время. Это было непозволительно, все это понимали и принимали. С приходом нового директора стали меняться люди, и мы вообще перестали что-либо праздновать, даже дни рождения.



Вопрос: Чем на самом деле все это было вызвано?



С. Белова: Никто никакой причины нам не объяснил, мы можем только предполагать. Возможно, на наши рабочие места были претенденты, возможно, мы не устраивали по каким-то своим личным качествам коллектив или руководство, возможно, мы задавали какие-то неправильные вопросы на пресс-конференциях, это лишь предположения, потому что никаких предпосылок нашему увольнению не было. Не было ни взысканий, ни предупреждений, ни вызовов на беседу или на собрание коллектива, к нам не было никаких претензий до момента увольнения.



Вопрос: Что послужило поводом обвинения?



С. Белова: Возможно, то, что мы во время обеденного перерыва втроем (с коллегой) находились в столовой.



Вопрос: А насколько обновился ваш коллектив?



Т. Воронова: Начиная с апреля, считаем вместе с нами, ушло 8 человек из прежнего коллектива. Весь НК – это, по-моему, 18 человек.



Вопрос: С чем был связан уход такого количества людей?



Т. Воронова: С апреля 2007 года на НК появился новый руководитель.



С. Белова: Люди уходили по собственному желанию, по статье уволены только мы.



Вопрос: Вы предупреждали свое бывшее руководство об этой пресс-конференции и приглашали их принять участие в ней?



Ю. Парамонов: Да.



Вопрос: Есть они в зале?



С. Белова: Нет.



Вопрос: Каковы критерии оценки качества работы журналистов внутри редакции?



Т. Воронова: Сейчас никаких критериев, вероятнее всего, нет. Во всяком случае, я как главный редактор редакции информационных программ не приглашалась на заседания программного совета, есть такое еженедельное мероприятие…



Вопрос: А кто входит в состав этого Совета?



Т. Воронова: Редакторы отделов, начальник технической службы, директор и его зам.



Вопрос: А представителей Горсовета там нет?



Т. Воронова: С горсоветом у телекомпании другие отношения. Есть так называемый Наблюдательный Совет, состоящий наполовину из депутатов, наполовину из членов коллектива. Он собирается раз в месяц, иногда реже, и руководство «Народного канала» согласует с депутатами направление своей работы, тематику передач…



Вопрос: От наблюдательного Совета последовала какая-то реакция на ваше увольнение?



С. Белова: От имени независимого профсоюза журналистов были направлены письма к председателю городского Совета, к председателю наблюдательно Совета, и к директору телеканала с требованием создать комиссию, которая бы расследовала этот случай. До настоящего момента никаких ответов не последовало… Хотелось бы о другом, о главном сказать: как оказалось, обвинить, причем обвинить ложно, можно кого угодно и в чем угодно. Теперь мы вынуждены доказывать, что ничего подобного не было. Никто из вас от этого не застрахован…



Вопрос: Будете ли вы в иске требовать помимо всего возмещения морального ущерба?



Т. Воронова: Мне вообще-то не понятно, как люди подписались под этим актом, и я очень хочу доказать в суде, что это клевета. Чтобы люди знали, что, клевеща на другого, они уголовно ответственны.



Вопрос: А скажите, есть ли у вас коллективный договор с вашим собственником?



Т. Воронова: Да. Насколько мне известно, там прием на работу и увольнение сотрудников должны согласовываться с Наблюдательным Советом.



Реплика: Дело в том, что в Севастополе 2 у нас структуры – «Севастопольские известия» и «НК» - издаются за деньги горожан. Здесь другие нормы вступают в силу, мне кажется. Это не СТВ, которое Киев финансирует, это не НТС, которое за деньги учредителей работает, и так далее, это народный городской канал! Мы должны все участвовать в его жизни, а получается, что всё решается единолично.



Вопрос: А к вам как к потерпевшим обращались ли какие-либо политические партии с целью рекламы или пиара в обмен на помощь?



С. Белова: Мы сразу всех предупредили о том, что не собираемся вступать ни в одну партию в связи с этим событием.



Вопрос: До этого инцидента вас все устраивало в работе НК? Были ли у вас какие-то претензии к руководству, к коллективу, какие-то

конфликты?



Т. Воронова: Заниматься новостями, составлять ежедневные эфирные сценарные планы в «обновленной редакции» мне уже не надо было, я занималась проектом «Городской Совет в действии». Но редакторский зуд мой… Возможно, я неверно действовала, когда периодически обращала внимание руководства на качество новостей, которые сейчас идут на канале. Я, например, говорила, что новости длительностью 9 и 12 минут - это недопустимо. Что журналисты не должны говорить нЕкрополь, а должны говорить некрОполь. Что фраза «селяне пообещали, что они произведут своевременный обкос и обпашку полей» (громкий хохот в зале) просто смешна... Да, я критиковала вслух, возможно, это не нравилось.



С. Белова: У меня не было возможности какой-то громкой критики, потому что я не вхожу в руководство канала, не присутствую на совещаниях, я работала в качестве рядового журналиста.



Вопрос: А есть сейчас к вам какие-то предложения, связанные с возможным будущим местом работы?



Т. Воронова: К нашему счастью, нам уже предложили несколько вариантов.



Вопрос: Есть работодатели, которых не пугает такая запись в трудовой книжке?



Реплика из зала: Да как же не пугает, жизнь длинная, это же, по сути, «волчий билет»!



С. Белова: Действительно, есть несколько предложений о работе, и мы очень благодарны тем каналам и тем людям, которых не испугали такие записи. Огромное спасибо всем за поддержку.



Записала Екатерина Бубнова

Відповіді

  • 2007.09.23 | Трезвость - норма жизни

    Пить меньше надо. На работе

    Я б тоже выгнала б.
    згорнути/розгорнути гілку відповідей
    • 2007.09.24 | Никакой

      Re: Пить меньше надо. На работе

      С алкоголизмом как правило борются закодированные алкаши.Мстят.....
      згорнути/розгорнути гілку відповідей
      • 2007.09.24 | Драко Малфой

        Re: Пить меньше надо. На работе

        Так они же не пили
        Это подстава, редакция чистит оппозицию там дальше все написано
        згорнути/розгорнути гілку відповідей
        • 2007.09.26 | Зеленый

          Re: Пить меньше надо. На работе

          Не знаю, как насчет того, пили барышни или нет. Но СевГТРК этим страдает очень сильно. Пару месяцев назад должны нам были там на проходной оставить кассету. так вот охрана и все присутствующие там были в таком состоянии, что можно было вынести ВСЮ аппаратуру, мебель и прочие ценности. а с телами алконавтов сотворить нечеловеческие вещи.
          Драко Малфой пише:
          згорнути/розгорнути гілку відповідей
          • 2007.09.27 | Никакой

            Re: Пить меньше надо. На работе

            Вааще легендарный Севастополь явно не Дубай.Копек даин ичелер.Алкаши в силу возникшей у них абстиненции и как следствие продуктивной симптоматики(галлюцинаций) стали подозревать в уничтожении ценного продукта иных.
            згорнути/розгорнути гілку відповідей
            • 2007.09.27 | Кабакбаш

              Re: Пить меньше надо. На работе

              Очень долго и громко смеялся, прочитав сообщение "Никакого"...
              А сегодня случайно посмотрел по ТВ " А поутру они проснулись..." по Шукшину... Без комментариев...


Copyleft (C) maidan.org.ua - 2000-2021. Сайт розповсюджується згідно GNU Free Documentation License.
Архів пітримує Громадська організація Інформаційний центр "Майдан Моніторинг". E-mail: news@maidan.org.ua