МАЙДАН - За вільну людину у вільній країні


Архіви Форумів Майдану

Небанальные истины, или Кое-что из истории ОУН и УПА

10/18/2007 | Сергей Грабовский
На форуме одного харьковского сайта недавно появилось нечто вроде: «Пусть УПА и присягала Гитлеру, но чем Сталин лучше бесноватого фюрера? А Красная же армия присягала кровавому Сталину! Поэтому осуждать УПА нельзя – она боролась, что называется, в тех страшных условиях между двумя тоталитаризмами!»


Такая логика соображений бросилась в глаза свыше: она порождается дальше незнанием, но и ошибочными знаниями, навеянными постоянным пользователям Интернета статьями о сугубо тоталитарной идеологии лидеров ОУН и исторической случайности, которая сделала невозможным создание в орбите нацистов марионеточной Украинской державы.

Действительно, давайте разберемся хотя бы некоторых вещах.

...В 1941 года на оккупированном нацистами Кракове "крыло Бандеры" провело свой II Великий Сбор ОУН. В принятой этим Сбором программе говорилось, что "только справедливый, националистический общественный порядок послужит основой силы Украинскому государству и свободного жизнь всего народа".

Этот порядок должен был быть организован "на основах сильной власти, сильной национальной армии и флота и единой политической организации ведущего национального актива"; основы эти должны были включать "плановую организацию целого хозяйственного общественной жизни", "разделение на равные занятия и специальности, и соответственно производственные и профессиональные организации, построенные на основе производственного солидаризма и равноправия всех работников", "ограниченное частное, кооперативное и общественное право собственности на хозяйствование землей и станками для тех, кто на них работает"; таким утверждалась "государственная собственность тяжелой промышленности и транспорта; устранение всякой спекуляции, самовольства и халатности в хозяйстве" и т.п.

И еще ОУН-Б выступала "за плановую организацию украинской государственной властью народного здоровья, процветания украинской расы", "за устранения чужих корыстных влияний", "за новое героическое содержание украинской культуры", "за свободу совести и религиозных культов не противных нравственной силе нации и интересам Украинского государства".

Все это было сочетаться с сильной и эффективной социальной защитой всех лиц, надлежащих к "украинской расе", лояльных власти и задействованых в борьбе "против всех политических течений, несущих ослабление жизненных сил народа". И, наконец, в этих постановлениях содержится пункт о том, что "в Советском Союзе жиды – самая надежная поддержка правящего большевистского режима и авангард московского империализма на Украине..."

Надо ли комментировать, с к каким типам идеологий принадлежит эта программа?

Но сразу заметим, что попытка полностью солидаризовать идеологию и практику ОУН с нацистской не удалась из-за сопротивления двух групп среди руководства организации – Ивана Митринґи и Льва Ребета, соответственно, социал-демократов и социал-консерваторов, если обозначить их политическую позицию.

Более того: и Мітринґа, и Ребет выступали за многопартийность, против этнического национализма, против вождизма, и лишь чрезвычайная военно-политическая ситуация удержала их от публичного выступления против Степана Бандеры.

Более того: была осуществлена попытка выдвинуть Романа Шухевича на должность председателя провода ОУН – но тот в конце концов отказался, извинившись перед сторонниками...

Иначе говоря, раскол в ОУН-Б (который организационно оформился в 1948 году) существовал уже тогда. Так же, как существовал и идейный раскол в ОУН под руководством полковника Мельника – ведь Олег Ольжич и Елена Телига отправились в Киев готовить против нацистов всеукраинское восстание, тогда как Мельник и его единомышленники сотрудничали с германскими властями.

Отказ германских властей признать восстановление Украинского государства Бандерой и Стецько только ускорил неизбежные события, не более.

Осенью 1941-го года немецкая оккупационная власть отдает приказы о новых арестах и уничтожении членов ОУН-Б. Немецкий тоталитаризм оказался братом-близнецом советского. В результате вполне закономерно началась идеологическая переориентация националистов, сначала – на практике, еще без фиксации в программе.

Обратимся в этом смысле к такому щепетильному (но и точному) идеологическому показателю, как антисемитизм. Уже в марте 1942 года, в связи с немецким рапортом, "в Житомире, Кременчуге и Сталино (Донецк) были арестованы несколько последователей Бандеры ― за то, что пытались склонить население к идее независимости Украины.

«Тогда же было установлено, что группа Бандеры поставляла своим членам и евреям, работавшим в этом движении, фальшивыми паспортами».

По всей видимости, пока речь идет о "своих", "правильных" евреях, которые "перековались" или "привержены украинству", в отличие от "неправильных", "промосковских" евреев, "жидобольшевиков".

Однако практика толкает дальше – с возникновением УПА в ее рядах появляются евреи-врачи, санитары, сапожники, обозники, и потом – и рядовые стрелки и боевые командиры. В лесах под охраной УПА появляются еврейские лагеря. В одном из таких лагерей около Пориц, на Волыни, находилось 100 евреев, а, в Кудрунках, – около 400 человек. Есть сведения о нападении отряда УПА на охранников гетто и освобождении ним нескольких сотен евреев.

Это всего штрих к картине изменений в действиях ОУН-Б в 1942-43 годах. А вслед за изменениями в практике непременно приходится идти на изменения в идеологии, чтобы потом, свою очередь, формировать практику нового типа.

И вот в 1942 году, когда Вермахт наступает на Сталинград, Василий Кук, возглавляющий структуры ОУН-Б на Днепропетровщине (кстати, изрядная была организация! По свидетельству НКВД, более пяти тысяч человек! Не только Брежневым, Щербицким и Кучмой славен этот край), начинает работу по переосмыслению идеологии украинского национализма.

Конечным результатом всего становится проведенный после долгой подготовки под руководством Романа Шухевича летом 1943 года ІІІ Великий Сбор ОУН. Без Бандеры, Стецько, Ребета и ряда других лидеров, которые заключены в нацистских концлагерях. Сбор принимает новую программу ОУН.

"Уничтожение национального порабощения и эксплуатации нации, система свободных народов в собственных самостоятельных государствах - это единственный строй, который даст справедливое решение национального и социального вопроса в целом мире. ОУН борется против империалистов и империй, потому что у них один господствующий народ порабощает культурно и политически и эксплуатирует экономически другие народы... Поэтому мы против российского коммуно-большевизма и немецкого национал-социализма. ОУН сопротивляются тому, чтобы один народ осуществлял империалистические планы, "освобождал", "брал под охрану", "под опеку" другие народы, поскольку под этими лукавыми словами кроется отвратительное содержание ― порабощения, насилие, грабеж. Поэтому ОУН будет бороться против российско-большевицких и немецких захватчиков, пока не очистит Украину от всех "опекунов" и "освободителей", когда добьется Украинской Суверенной Соборной Державы (УССД), где крестьянин, рабочий и интеллигент обретут способность свободно, зажиточно и культурно жить и развиваться".

Ну как, есть разница по сравнению с тем, что было в начале 1941 года?

И еще в программе конкретно сказано, в чем борется ОУН.

В частности, за «индивидуальное и коллективное пользование землей, в зависимости от воли крестьян»; «за свободный труд, свободный выбор профессии, свободный выбор места работы»; «за свободу профсоюзов»; «за свободный доступ ко всем научным исследованиям и культурному достоянию человечества»; «за свободу печати, слова, мысли, убеждений, веры и мировоззрения».

«Против официального навязывания общественности мировоззренческих доктрин и догм»; «за полное право национальных меньшинств лелеять свою собственную по форме и содержанию национальную культуру»; «за равенство всех граждан Украины, независимо от их национальности, в государственных и общественных правах и обязанностях, за равное право на труд, заработок и отдых»…

Из программы, листовок и прессы ОУН-Б в это время исчезает лозунг «Украина для украинцев», исчезают слова об «украинской расе».

Чтобы в полном объеме оценить значение этого решения, замечу мало известное нам: именно в это время немецкие ведомства по управлению «восточными территориями» переводят украинцев из статуса «недочеловеков» в статус «одного из арийских народов Европы».

«Нашей цели достигнем, выйдя за пределы Украины и связав нашу борьбу за УССД с борьбой других порабощенных или угнетенных империализмами народов, в частности народов Востока, Прибалтики и Балкан; пропагандируя и реализуя наш лозунг свободы народам и человеку, и права каждого народа на суверенное национальное государство; противодействуя реакционным концепциям и планам империалистов».

Кто-то, впрочем, скажет, что это все было лишь слова, на самом деле никакого поворота ничего не происходило. Опять обратимся к практике.

Не только появление в составе УПА многочисленных солдат другого этнического происхождения (в некоторых регионах, по свидетельству руководителей красных партизан, число не-украинцев в составе УПА достигало 40-50%!) показывает смену идеологических вех, но и состояние хозяйства в контролируемых повстанцами районах Волыни.

Как пишет петербургский историк Александр Гогун, хозяйство там было организовано более эффективно, и крестьяне в этих районах жили богаче, чем в соседних, контролируемых нацистами или красными партизанами.

Далее – лето 1944 года, создание на многопартийной основе Украинской главной освободительной рады – предпарламента Восставшей Украины. Президентом УГОР становится надднепровец Кирилл Осьмак (в 1917-18 годах – член Центральной Рады), одним из его заместителей – галицкий либерал Василий Мудрый, премьером и командующим всеми вооруженными силами – Роман Шухевич.

Среди задач, которые преследует УГОС – «воззвать к жизни первое украинское государственное правительство и созвать первое украинское всенародное представительство».

В одном из номеров «Вестника УГОС», где находится интервью с Шухевичем-«Чупринкой», читаем такие его слова: «Гарантией настоящей демократичности будущего строя украинского государства являются, прежде всего, широко народный характер украинского движения, его беспримерная идейность.
Украинское освободительно-идейное движение родилось из недр украинского народа, действовало во имя интересов украинского народа. Воля и счастье украинского народа – его наивысшая цель».

Одно из ведущих идеологов ОУН-Б и УГОС – Петр Полтава (Федун) – в те же самые годы пишет, что повстанцы ведут борьбу, в частности, «за истинную демократию, против диктатуры и тоталитаризма всех мастей, за свободу слова, печати, сборов, мировоззрения, за обеспечение национальных меньшинств Украины всеми национальными и общественными правами, против всесилия полиции, за такую власть в стране, которая главной обязанностью полагает служение интересам народа, а не своим империалистическим планам».

Борьба продолжается, она дает новые задачи. В июне 1950 года конференцией ОУН на украинских землях одобрены уточнения и дополнения программы ОУН-Б. Это произошло уже после гибели Романа Шухевича, но сформулированы эти изменения были еще при его участии.

Теперь в программе без обиняков заявлено о «демократическом устройстве» (неоднократно), о «демократическом государственном порядке и справедливом социальном строе», о «свободе политических и общественных организаций».

Точки над «и» расставлены, причем куда более определенно, чем у современных партий и организаций, любящих изображать себя прямыми наследниками ОУН и УПА.

Иначе говоря, «бандеровцы» на украинских землях прошли тяжелый, но реальный путь к признанию демократических ценностей и борьбе и них. Так что любые утверждения, что лидеры УПА руководствовались тоталитарной идеологией, являются по меньшей мере некомпетентными.

...А парадокс ситуации заключался в том, что Степан Бандера этого поворота не принял, и в 1948-54 годах ОУН-Б раскололась на тех, кто и дальше исповедовал вождизм и этнократию и тех, кто раз и навсегда поставил целью бороться за независимую, но и демократическую Украину.

Скажем, Лев Ребет в 1950-х годах главным бедствием украинского освободительного движения называл «преступный шовинизм» и лозунг «Украина для украинцев».

Абсолютное большинство воинов УПА и подпольщиков, которым удалось пробиться на Запад, Бандеру не поддержали, хотя во время войны назывались «бандеровцами».

И еще один штрих истории - и Ребета, и Бандеру с промежутком в два года убил один и тот же самый агент КГБ – Богдан Сташинский, по личному приказу «либерала» и «антисталиниста» Никиты Сергеевича Хрущева.

Перевел на русский ctrl_e.
http://ctrl-e.livejournal.com/


Copyleft (C) maidan.org.ua - 2000-2021. Сайт розповсюджується згідно GNU Free Documentation License.
Архів пітримує Громадська організація Інформаційний центр "Майдан Моніторинг". E-mail: news@maidan.org.ua