МАЙДАН - За вільну людину у вільній країні


Архіви Форумів Майдану

Статья Г. Бекировой "Возвращение из небытия" в "ГК"

05/16/2008 | Филолог
ВОЗВРАЩЕНИЕ ИЗ НЕБЫТИЯ
16 Мая 2008 | История и Краеведение

Архивы Министерства обороны становятся доступны людям

Минули десятилетия со времени окончания самой кровопролитной войны в истории человечества - Второй мировой. Гибель десятков миллионов на войне и в концентрационных лагерях, целенаправленное уничтожение целых народов, ставших жертвами геополитических устремлений фашистского и коммунистического режимов - все это тяжелое наследие войны эхом отзывается и сегодня.

Казалось, это время осталось далеко позади, но по-прежнему актуальным для многих остается поиск информации о потерянных близких и родственниках. Как историк я знаю об этом не понаслышке, ко мне не раз обращались люди, пытавшиеся найти в архивах хоть какие-то следы о родных, канувших в лихолетье войны…

И вот совсем недавно в Интернете появился новый ресурс - обобщенный компьютерный банк данных (ОБД «Мемориал»), содержащий информацию о погибших и пропавших без вести в годы Великой Отечественной войны, а также в послевоенный период. Адрес сайта: www.obd-memorial.ru

Надо сказать, что появление этого ресурса можно отнести, скорее, к разряду приятных неожиданностей. Все, кто хотя бы немного знаком с российскими реалиями в области рассекречивания документации советской эпохи, в том числе и военного периода, знают, что они отнюдь не безоблачны. Так, например, недавно исследователь Георгий Рамазашвили в серии публикаций рассказал о многочисленных трудностях, с которыми ему довелось столкнуться в военных архивах при попытке получить доступ к документам о своем деде Самуиле Клебанове, летчике, пропавшем без вести во время войны.

Сайт ОБД «Мемориал» дает еще одну возможность миллионам граждан установить судьбу или найти информацию о погибших или пропавших без вести родных и близких, определить место их захоронения.

Конечно, этот банк данных далеко не полон, и многих, кто попытается с его помощью найти близких, постигнет разочарование. Тем не менее, необходимо отметить, что Военно-мемориальным центром ВС РФ и корпорацией «Электронный архив» (непосредственный исполнитель проекта) проведена уникальная по масштабам, технологии и срокам исполнения работа, результатом которой стала информационно-справочная система, не имеющая аналогов в мировой практике.

В рамках проекта отсканировано и предоставлено в интернет-доступ около 10 миллионов листов архивных документов и свыше 30 тысяч паспортов воинских захоронений.

Сведения для наполнения обобщенного банка данных взяты из официальных архивных документов, хранящихся в Центральном архиве Министерства обороны РФ (ЦАМО РФ) и в Военно-мемориальном центре ВС РФ (ВМЦ ВС РФ). При подготовке этих материалов использовались архивные фонды Центрального архива Министерства обороны РФ (ЦАМО РФ) (дела фондов 58 и 33, в которых собраны документы о безвозвратных потерях в Великой Отечественной войне) и Военно-мемориального центра вооруженных сил РФ (ВМЦ ВС РФ) (документы фонда «Паспорта воинских захоронений»).

Основной массив обрабатываемых документов - это донесения о потерях личного состава РККА (Рабоче-крестьянской Красной Армии), справки о погибших и пропавших без вести, а также описания и списки захоронений советских солдат и офицеров. Обрабатывались дела фонда «Донесения боевых частей о безвозвратных потерях» и картотека учета советских военнопленных (сегодня имеет название «Немецкая служба»), хранящиеся в ЦАМО РФ, документы фонда «Паспорта захоронений», хранящиеся в ВМЦ ВС РФ.

На сайте имеется информация о звании погибшего, части, в которой он служил, дате и причине смерти (убит, умер от ран, пропал без вести) и месте захоронения. Особо важно, на мой взгляд, что на сайте выложены отсканированные копии всех обработанных документов-первоисточников, содержащих информацию о персоналиях. Эти документы позволяют с большой точностью идентифицировать павших, поскольку в них содержится дополнительная информация, в частности, имена и адреса родственников, которым отсылались похоронки.

(Начало на стр.1)

Мартиролог войны

Для крымских татар, оказавшихся в 1944 году в местах изгнания, поиск пропавших во время войны родных был особенно труден. В первые годы после депортации, в спецпоселениях для подавляющего большинства выселенных это было практически невозможно. Голод, болезни, нечеловеческие условия жизни и каторжная работа буквально косили людей. Да и статус спецпереселенцев, приравняв целый народ к дешевой рабсиле, низведя его до положения изгоя, был столь низок, что любые обращения к властям были гласом вопиющего в пустыне. И все же на сайте можно обнаружить запросы крымских татар по поиску фронтовиков, сделанные уже из мест спецпоселений. Так, из запроса по поиску пропавшего без вести красноармейца Асланова Анафи узнаем, что разыскивающая его Асланова Н. проживает по адресу: «Ташкентская обл., Беговат, спец.пос. барак, 12, кв. 7».

Сильное эмоциональное впечатление производят немецкие документы о военнопленных, размещенные на сайте. А если при этом еще вспомнить отношение к советским военнопленным сталинского руководства, то станет ясно за сухими строчками документа скрывается подлинная человеческая трагедия.

Печально знаменитый Приказ советской Ставки Верховного Главнокомандования № 270 от 16 августа 1941 года гласил, что сдавшиеся в плен считаются «злостными дезертирами, семьи которых подлежат аресту как семьи нарушивших присягу и предавших свою родину», при этом «если… начальник или часть красноармейцев вместо организованного отпора врагу предпочтут сдаться в плен, уничтожать их всеми средствами, как наземными, так и воздушными… семьи сдавшихся в плен лишать государственного пособия и помощи». Таким образом, советские военнопленные фактически оказывались ненужными собственному государству и, по сути, были им преданы.

Важно отметить и то, что на советских военнопленных не распространялись принципы Женевской конвенции 1929 года «Об обращении с военнопленными», среди которых были и весьма гуманные, как то: запрет на жестокое обращение с военнопленными, оскорбления и угрозы в их адрес, запрет на применение мер принуждения для получения от них сведений военного характера, запрет на использование их в зоне боевых действий и другие. СССР отказался ратифицировать конвенцию, что, безусловно, предопределило жестокое обращение нацистов с советскими военнопленными. Как справедливо отметил исследователь Павел Полян, «огромную долю юридической и моральной ответственности за бесчеловечное обращение немцев с пленными красноармейцами несет сталинский режим».

Вот совсем юное, почти детское лицо. Это Ибраимов Ашеват Ибраимович, уроженец деревни Харджибие Ленинского района Крыма, мусульманин, «советский татарин» («S.U.Tatar»), тракторист.

Из «Личной карточки», заполненной на военнопленного №104137 лагеря Stalag XVII, узнаем, что Ибраимов Ашеват попал в плен к немцам в Севастополе в июле 1942 года в неполные девятнадцать лет и умер в Stalag XVII (Stalag - система лагерей для военнопленных рядового и сержантского состава. - Г.Б.) спустя полтора года. Его последнее пристанище: «Место захоронения Erkenschwick (Wald-Friedhof), могила Feld 68 a, Grab 18».

Для профессионального исследователя любая, даже, на первый взгляд, незначительная запись в лагерной карточке несет ценную информацию. День взятия немцами в плен красноармейца Ибраимова Ашевата отмечен в карточке военнопленного 2 июля 1942 года. Несложно реконструировать предшествовавшие этому события. Они помогут нам, сегодня живущим, понять трагизм положения, в котором оказались десятки тысяч защитников Севастополя, в том числе молодой крымский татарин.

В мае 1942 года немцы захватили Керчь, что позволяло им бросить все силы на Севастополь. Командующий Северо-Кавказским фронтом маршал Семен Буденный 28 мая направил руководству Севастопольского оборонительного района (СОР) директиву № 00201/оп.:

«…Приказываю:

1. Предупредить весь командный, начальствующий, красноармейский и краснофлотский состав, что Севастополь должен быть удержан любой ценой. Переправы на Кавказский берег не будет…».

Но даже столь грозное предупреждение не остановило командующего ЧФ вице-адмирала Филиппа Октябрьского, которого, похоже, больше интересовала возможность для собственного спасения. Утром 30 июня, когда ситуация под Севастополем становится критической, он отправляет следующую телеграмму:

«Кузнецову, Буденному, Исакову.

Противник ворвался с Северной стороны на Корабельную сторону. Боевые действия приняли характер уличных боев. Оставшиеся войска сильно устали, дрогнули, хотя большинство продолжает геройски драться.

Исходя из данной конкретной обстановки, прошу Вас разрешить мне в ночь с 30 июня на 1 июля вывезти самолетами 200-250 человек ответственных работников, командиров на Кавказ, а также, если удастся, самому покинуть Севастополь, оставив здесь своего заместителя генерал-майора Петрова».

К вечеру этого же дня Ф. Октябрьский получает столь желаемый для него ответ - телеграмму от наркома ВМФ адмирала Кузнецова: «19.00. Эвакуация ответственных работников и ваш выезд на Кавказ Ставкой разрешены».

Но и генерал-майор Иван Петров, на которого вице-адмирал Ф. Октябрьский возложил руководство дальнейшей обороной Севастополя, не намеревался удерживать город любой ценой, то есть ценой собственной жизни. В тот же вечер на заседании Военного совета СОРа он сумел повернуть дело так, что командовать войсками в Севастополе оставался генерал-майор П. Новиков.

В ночь на 1 июля на аэродроме мыса Херсонес совершили посадку 13 самолетов «Дуглас», предназначенные для вывоза начальства. Небольшими группками, стараясь не привлекать к себе внимания расположившихся близ аэродрома в надежде на эвакуацию многочисленных раненых солдат и матросов, они пробирались к самолетам. Но не у всех получилось незаметно прошмыгнуть в спасительные люки. Историк Г. Ванеев, долгое время занимавшийся изучением обороны Севастополя, приводит такой факт:

«Когда к самолету подходили командующий Черноморским флотом вице-адмирал Октябрьский и член Военного совета флота дивизионный комиссар Кулаков, их узнали. Скопившиеся на аэродроме воины зашумели, началась беспорядочная стрельба в воздух… Но их поспешил успокоить военком авиационной группы Михайлов, объяснив, что командование улетает, чтобы организовать эвакуацию из Севастополя».

Генералитет Приморской армии решил бежать из Севастополя другим способом. Как только стемнело, генерал Петров вместе со своим окружением незаметно для подчиненных через подземный ход штольни близ 35 батареи вышли на пристань. Ожидавший там буксир благополучно доставил их на подводную лодку Щ-209, взявшую курс на Кавказ.

Но и оставленный руководить обороной Севастополя генерал Новиков решил покинуть город. В находившийся в распоряжении штаба небольшой катер № 112 загрузились около 70 человек, в основном штабисты, интенданты и политработники. Около двух часов ночи на 2 июля катер вышел в море. Однако с рассветом он был обнаружен итальянскими торпедными катерами и после небольшого боя взят на буксир, а его «пассажиры» пленены.

После бегства высшего командования о руководстве оставшимися войсками говорить уже не приходилось. Предоставленные самим себе защитники Севастополя продолжали разрозненное и хаотичное сопротивление в нескольких не соединенных между собой районах. Почти 80 тысяч (по другим данным, около 90 тысяч) героически оборонявших город солдат и матросов были фактически преданы своим командованием и брошены на произвол судьбы. Разумеется, с одобрения Сталина. В прозвучавшем 4 июля 1942 года по радио сообщении Совинформбюро, извещавшем о том, что «по приказу Верховного командования Красной Армии 3 июля советские войска оставили город Севастополь», бегство генералов и адмиралов было возведено в ранг геройства. Последний абзац сообщения Совинформбюро гласил: «Слава о главных организаторах героической обороны Севастополя вице-адмирале Октябрьском, генерал-майоре Петрове… войдет в историю Отечественной войны против немецко-фашистских мерзавцев как одна из самых блестящих страниц».

Как ни жестоко это прозвучит, но судьба Ибраимова Ашевата отнюдь не уникальна, а скорее, типична. Бездарность военного руководства СССР в годы той страшной войны почти повсеместно была оплачена жизнями рядовых солдат. Миллионами жизней…

Особенно потрясают фотографии людей на этих документах. «Когда человек умирает, меняются его портреты», - писала Анна Ахматова.

Изможденные страдальческие лица, а правильнее сказать, лики, сломанные судьбы. Смерть настигла их в расцвете сил в лагерях для военнопленных. Их изображения теперь принадлежат вечности.

Вглядитесь в сохранившуюся фотографию красноармейца Минатова Ислама Минсиитовича, 1921 года рождения, уроженца г. Феодосии, захваченного в плен 1 августа 1941 года под Минском и умершего 17 августа 1943 года в лагере для военнопленных Stalag XIII. Нам неведомы мысли, овладевшие им во время обязательной процедуры фотографирования для личной карточки военнопленного, но в глазах читается тревога и немой вопрос: что же случилось с ним и что будет дальше. А ведь еще совсем недавно у всех была непоколебимая уверенность в том, что «врага мы разгромим малой кровью, могучим ударом».

Судя по данным карточки военнопленного и месту пленения (город Минск), Минатов Ислам участвовал в ожесточенных боях первых месяцев войны, завершившихся для советских войск «котлами» под Белостоком и Минском, в которых были уничтожены 11 стрелковых, 2 кавалерийские, 6 танковых и 4 моторизованные дивизии, погибли 3 командира корпуса и 2 командира дивизии, попали в плен 2 командира корпуса и 6 командиров дивизий, еще один командир корпуса и 2 командира дивизий пропали без вести.

Кроме того, по данным немецкого командования от 11 июля 1941 года, в двух «котлах» - Белостокском и Минском ими было взято в плен 328 898 человек, захвачено 3332 танка, 1 809 орудий и другие многочисленные военные трофеи.

Как видим, уже в первые месяцы войны сотни тысяч советских солдат оказались в фашистских лагерях, где каждый прожитый ими день сопровождался изнурительной работой и издевательствами. Минатов Ислам выдержал два года.

Карточка сменяет карточку, одна человеческая история сменяет другую:

Гафаров Зюди Гафарович. Дата рождения: 15.03.1921. Место рождения: Сурташ, Крым. Воинское звание: солдат (рядовой). Дата пленения: 26.09.41. Место пленения: Orshiza. Лагерь: Stalag 3B. Погиб в плену 20.02.1943. Место захоронения: Фюрстенберг.

Абдулла Ариф Абдуллаевич. Дата рождения не известна. Место рождения: Крым. Воинское звание: рядовой. Дата пленения: 04.08.1942. Место пленения: Сталинград. Лагерь: Stalag II B. Умер, место захоронения: Хаммерштайн.

Муратов Юсуф Османович. Дата рождения: 13.06.1908. Место рождения: Крым, дер. Кикинеиз. Воинское звание: рядовой. Дата пленения: 1.10.1941. Место пленения: Крым. Лагерь: Stalag VI C. Погиб в плену. Дата смерти: 03.11.1943. Место захоронения: Хоенштайн.

И, кажется, несть им числа, солдатам этой войны - погибшим в бою или в плену, умершим от ран, пропавшим без вести. А чем измерить боль тех, кто искал, но так и не сумел найти родных?

Как работает система и ее недостатки

Чтобы осуществить поиск, нужно зайти на первую страницу сайта Обобщенного банка данных www.obd-memorial.ru, а затем нажать на раздел «Поиск по обобщенному банку данных».

Область поиска определяет подмножества документов, среди которых будет осуществляться поиск. По умолчанию, если пользователь не выбрал ничего другого, поиск будет осуществляться в сводных записях. Сводная запись имеется на каждого человека, указанного в любом документе, кроме печатных Книг памяти.

Тестирование мною системы выявило существенный недостаток. Это сильные искажения в написании фамилий и имен, а также географических и топонимических названий, особенно тех, которые были явно непривычны для создателей электронного архива. К их числу можно отнести и крымскотатарские.

Так, если посмотреть только, к примеру, Судакский регион, то обнаружим, что он зачастую переименован в Суданский, деревня Капсихор названа в некоторых документах Капсугон, а разновидностей написания деревни Таракташ даже несколько: Таракшань, Таракиташ, Тарактаж, Тарактачи и т. д.

До неузнаваемости порой искажаются фамилии и имена.

Например, Бек-Мамбетов Сеитмурат в поисковой системе значится как Бек-Мамбетов Сентящрат, Эмурсинов Курсеит как Эмурсинов Корсент. К сожалению, подобных искажений немало. Особенно сильно модифицированы имена и фамилии в немецких документах военнопленных.

Выходом из этой ситуации является обращение к оригинальному документу, сканированная копия которого приводится на этой же странице сайта. Надо отдать должное создателям системы, документы даны весьма подробно, их можно при необходимости рассмотреть в увеличенном виде.

Таким образом, если вы решили произвести поиск самостоятельно, будьте предельно терпеливы и внимательны. Если поиск по фамилии или имени не увенчался успехом, попытайтесь искать по географическим критериям, причем запрос должен включать не только принятые сегодня грамматически верные названия, но и близкие по звучанию и написанию варианты.

Если у вас нет доступа к Интернету или самостоятельный поиск по указанному сайту кажется вам сложным, пишите в адрес Меджлиса крымскотатарского народа: г. Симферополь, ул. Шмидта, 2 с пометкой «Для Бекировой Гульнары». В своем письме постарайтесь сообщить максимально известную вам информацию о том, кого вы разыскиваете (имя, фамилия, отчество, место рождения, дата рождения и т. д.), а также, по возможности, укажите номер телефона, по которому, в случае необходимости, можно будет с вами связаться.

Мы попытаемся вам помочь!

Гульнара БЕКИРОВА,

г. Москва.

При подготовке статьи использованы факты из работы Александра Меленберга «Взорваны и забыты» («Новая газета», № 16, 3 марта 2005г.)

http://www.goloskrima.com/?p=331

Відповіді

  • 2008.05.17 | Aziz

    Re: Статья Г. Бекировой "Возвращение из небытия" в "ГК"

    Задал в поиске типичную крымскотатарскую фамилию Аблямитов. Запрос выдал 12 человек, которые были призваны в Крыму и погибли....Очень неудобный сайт для сукиных сынов, пишущих про поголовное дезертирство крымских татар...
    А Гульнаре ханум спасибо за интересную статью..


Copyleft (C) maidan.org.ua - 2000-2021. Сайт розповсюджується згідно GNU Free Documentation License.
Архів пітримує Громадська організація Інформаційний центр "Майдан Моніторинг". E-mail: news@maidan.org.ua