МАЙДАН - За вільну людину у вільній країні


Архіви Форумів Майдану

Последние дни «Артека»

05/31/2008 | Анастасия Рингис
У тех ребят, кто когда-то побывал здесь, жизнь делилась на «до» и «после». Этот лагерь помнят и любят не только за море, горы и чистый воздух — еще и за особую атмосферу. «Дети — наше будущее» — для артековских вожатых это не просто красивый лозунг, а руководство к действию. Раньше сюда приезжали только творчески одаренные дети, сейчас в основном — финансово обеспеченные. «Артек», считают его сотрудники, как зеркало страны: отображает все, что в ней происходит.

БАНКРОТ ПО ПРИКАЗУ
На территорию Международного детского центра «Артек», даже когда он пустует, строгая охрана пускает неохотно. Мой проводник по «стране детства» Александр Петрович проработал здесь большую часть своей жизни. Для него «Артек» — это и гордость прежних лет, и сегодняшняя боль. Не так давно он уволился, хотя его жена и дети продолжают здесь работать. «Это мой личный протест. Не могу смотреть, как его растаскивают», — горячо поясняет крымчанин.
Наша прогулка начинается с лагеря «Кипарисный». Среди буйной крымской зелени его корпуса выглядят довольно привлекательно. Однако мой спутник уверяет, что это только снаружи. «Внутри — косметический ремонт «с... ла-мазала», — в сердцах говорит дядя Саша. — Раньше за такое неэффективное использование ресурсов у нас увольняли, а сейчас, выходит, живем по принципу: чем больше разбазарил, тем лучше».
Набережная летнего лагеря «Прибрежный» почти вся засыпана песком и щебнем. А лестницы, ведущие на пляж, разбиты штормом. В этом году, возможно, этот лагерь и вовсе не будет работать. Марафет здесь чаще всего наводят к приему высокопоставленных гостей. Сейчас, например, в лагере «Морской», который после реконструкции выглядит не хуже заграничного отеля, готовятся к приезду Катерины Ющенко. Разноцветным корпусам, стоящим фактически на пляже, ремонтируют фасады и моют окна.
— Сейчас в «Артеке», как никогда, в почете чинопочитание, — машет рукой Александр Петрович. — Раньше все делалось для детей, а сейчас — для управленцев, которые приезжают с проверками.
Александр Петрович помнит и «золотой век» «Артека», и тяжелые 90-е. Тогда даже рядовым сотрудникам приходилось звонить знакомым по Союзу и предлагать путевки. Но лагерь постепенно становился на ноги. Казалось, черная полоса миновала. Но идиллия, как говорят здесь, закончилась, когда «Артек» перешел в подчинение ДУС (Государственного управления делами, находящегося в подчинении президента).
По словам Александра Петровича, даже повара и дворники в лагере — более постоянные люди, чем генеральные директора. За последние семь лет, например, сменилось четыре руководителя.
— Стоит поменяться власти в стране, как сразу присылают нам новое начальство. Одни набирают кредиты, другие создают видимость бурной деятельности, — сетует крымчанин. — Только количество артековцев почему-то стремительно уменьшается.
Советский «Артек» за лето принимал не менее пяти тысяч детей — сейчас с трудом набирает две. А о круглогодичной работе, — при том, что условия позволяют, — здесь почти забыли.
Сотрудники лагеря едины в мнении: в «Артеке» был запущен давно обкатанный механизм незаконной приватизации путем искусственного банкротства. Уж очень дорога нынче крымская земля! Слухи последнего времени: «страна детства» существует только до конца сентября. О такой перспективе говорят почти открыто.
— Нам бояться нечего, мы все равно работаем здесь последние месяцы, — уныло отвечает на мой вопрос инженер по охране труда Андрей Махортов. — Бороться за лагерь бесполезно. Защитить его могут только на самом верху, да и то, если найдутся заинтересованные люди. Всех, кому дорог именно детский лагерь, а не его земля, просто убирают с ответственных должностей.
ШКОЛА, ВЫЙДИ ВОН!
С таким мнением соглашается и директор артековской школы Татьяна АЗАРОВА. Самая современная школа страны выглядит как настоящий дворец. Это одно из немногих учебных заведений, которое может похвастать тем, что на его открытии присутствовал тогдашний президент страны Леонид Кучма. Открытая с помпой школа, по документам, предназначалась «для артековцев и детей поселка Гурзуф». В огромном здании до недавнего времени помещались фактически две школы: одна сезонная — для артековцев, приезжающих в учебное время, другая — для 250 детей поселка.
На рабочем столе директора «поселковой» школы Татьяны Владимировны лежат стопки бумаг — печальная хроника взаимоотношений с дирекцией лагеря. Она пережила уже девять судов. В последнем иске, поданном дирекцией «Артека», претензия сформулирована так: «школа мешает лагерю заниматься производственной деятельностью».
— Наша школа работает 17 лет. Раньше мы находились в другом здании. И там тоже соседствовали со школой для артековцев, — рассказывает директор. — Это здание в дар «Артеку» было построено за счет безвозвратной финансовой помощи Приднепровской железной дорогой в 2005 году. Сначала мы были структурным подразделением «Артека», а потом стали самостоятельным юридическим лицом.
Проблемы у школы начались почти сразу после переезда в новое здание. Так как школа для артековцев (в ноябре 2007-го там никто не учился, в мае 2008-го была только одна смена) работает всего несколько месяцев в году, то руководство лагеря, видимо, решило, что для поселковых детей такие «хоромы» — это слишком круто.
— Нас убеждали, что на содержание школы тратится чуть ли не полмиллиона долларов в год. Но мы обратились в КРУ (Контрольно-ревизионное управление Украины) и доказали, что счета школе завышают намеренно, — рассказала представитель родительского комитета Елена Зайцева. Дело дошло до того, что сотрудникам «Артека», чьи дети учатся в этой школе, пришли письма с просьбой перевести ребят в другое учебное заведение. Некоторые родители жаловались учителям на то, что начальство намекает: либо ребенок в школе — либо ты на работе.
— Мы до сих пор существуем только потому, что боремся. Хотя о нашем выселении некоторые говорят как уже о случившемся факте, — печально рассказывает директор. — Страшно, что придем 1 сентября, а тут висит замок. Нас могут просто не пустить в здание. Такое уже было на день встречи выпускников в этом году.
Отношение к школе для многих сотрудников — доказательство будущего «перепрофилирования». «Зачем здесь дети, если можно школу переоборудовать под гостиничный комплекс, а рядышком построить элитные коттеджи?» — невесело прогнозируют они. И добавляют — У нас сейчас трудовой коллектив отдельно, а руководство отдельно».
ЗАЛОЖНИКИ ЛАГЕРЯ
Руководитель гурзуфского отделения правозащитной общественной организации «Наши права» Татьяна Байрак когда-то тоже работала в «Артеке». Сейчас который год судится с лагерем, пытаясь помочь местному населению отстоять права на свои земельные участки.
— По данным Ялтинского гор-управления земельными ресурсами, у «Артека» вообще нет гос-акта на свои земли. По приблизительным данным, лагерь располагается на 208 гектарах, — говорит Татьяна Алексеевна. — Нынешнее же руководство на любых собраниях утверждает, что предприятию принадлежит более 450 га. За счет каких земель? А тех, что забирают у ветеранов «Артека», людей, проработавших здесь больше 25 лет.
Положение этих людей непростое. Многие из них живут в ведомственных квартирах без права приватизации или в небольших комнатках в общежитии «Олимпийское». Зарплаты у рядовых сотрудников маленькие — около 800 гривен. Единственный способ хоть как-то заработать — сдать свое жилье или небольшую дачку туристам на летний период.
— Но если раньше отдыхающие у артековских ветеранов посещали пляж «Гуровские камни», то в этом году начальство лагеря, не имея на то никакого права, поставило на входе свою охрану. И теперь на «Гуровские камни» пускают либо по паспорту с местной пропиской, либо по прописке, — рассказывает депутат Байрак. По ее словам, этот пляж никогда не принадлежал лагерю, а находился в ведомстве поселкового совета.
— Единственные документы, которые якобы доказывают принадлежность этой территории «Артеку», — это договор на аренду пляжа от 1 января 1997 года, — поясняет Татьяна. — Но! У нас есть ответ Ялтинской прокуратуры о том, что подлинник этого документа не удалось обнаружить. Фактически этот договор нигде не зарегистрирован. Существует предположение, что эти документы — просто фальшивки.
Татьяна Байрак с ностальгией вспоминает взаимоотношения в том, старом «Артеке». Тогда, говорит, места хватало всем: и детям, и сотрудникам, и курортникам.
— Неужели сейчас семикилометровой пляжной зоны не хватает для 1600 детей, которые приедут этим летом? — почти со слезами вопрошает женщина. — Если бы руководству нужен был коллектив, к нам бы относились как к людям, а не ставили бы на колени. Ведь сейчас мы должны умолять, чтобы открыли пляж, незаконно отнятый у людей. Нам говорят, что для сотрудников якобы новый откроют — «Аю-Даг». Но такого пляжа нет. Это охранная зона Медведь-горы.
Местные депутаты очень вяло выступают за права граждан. Утверждают: стоит только открыть рот, как звонят из Киева — мол, чего это вы артековских детей обижаете. Интересы детей стали просто ширмой.
По словам Татьяны Байрак, территорию пляжа «Гуровские камни» собираются отдать в руки инвестора. Такой слух уже гуляет по Крыму. На рекламных щитах трассы Ялта — Симферополь уже сейчас можно увидеть манящую рекламу «апартаментов с собственным пляжем». Непонятно только, для чего существует 7 статья Конституции, утверждающая, что все природные богатства принадлежат народу. Или море исключение?

Відповіді

  • 2008.05.31 | Крымский татарин

    Re: Последние дни «Артека»

    У меня вопрос - сколько крымскотатарских детей за последние полвека отдыхали в Артеке?
    згорнути/розгорнути гілку відповідей
    • 2008.06.03 | Ночной дозор

      Ответ напрашивается сам собой

      Крымский татарин пише:
      > У меня вопрос - сколько крымскотатарских детей за последние полвека отдыхали в Артеке?

      А вот скольких большевистских бонз имели крымские татары, вот столько их детей и отдыхали в Артеке. За вычетом бездетных бонз ;)


Copyleft (C) maidan.org.ua - 2000-2021. Сайт розповсюджується згідно GNU Free Documentation License.
Архів пітримує Громадська організація Інформаційний центр "Майдан Моніторинг". E-mail: news@maidan.org.ua