МАЙДАН - За вільну людину у вільній країні


Архіви Форумів Майдану

ОФФ: Хорошие русские лица. №2 (ФОТО)

07/19/2008 | Лозина-Лозинский

Відповіді

  • 2008.07.19 | Tatarchuk

    не русскіє, а совецкіє

    згорнути/розгорнути гілку відповідей
    • 2008.07.19 | Лозина-Лозинский

      Глаза у деда хорошие. Выразительные. "Синь сосет глаза"

      згорнути/розгорнути гілку відповідей
      • 2008.07.19 | Колючий

        Вот еще лица

        Персиковым (справа) его зовут!
        згорнути/розгорнути гілку відповідей
        • 2008.07.19 | Колючий

          Re: Вот еще лица

        • 2008.07.19 | Лозина-Лозинский

          Ну, эту в коллекцию. Точно.

          От всего коллектива г-ну Колючему выносится благодарность. За оперативность, наблюдательность, политическую подкованность.

          Желаем, как говорится, дальнейших творческих узбеков!
          згорнути/розгорнути гілку відповідей
          • 2008.07.19 | Колючий

            Re: Ну, эту в коллекцию. Точно.

            Спасибо, Лозина-Лозинский!
            Будем следовать вашим пожеланиям:-)
      • 2008.07.20 | Ночной дозор

        Глаза, можно отметить, добрые-добрые

        И в них читается неземная тоска от того, что эдакую грянь на собственной груди носит. Пожизненно.
        Первый раз такие глаза видал на картинах Глазунова, иллюстрации к Достоевскому. Последний раз - на кадрах задержания партенитского головы Конева. Вселенская скорбь...
  • 2008.07.20 | Ночной дозор

    Словесный портрет

    Над полукруглым козырьком подъезда Дома литераторов сияли молочно-белые буквы, слагающиеся в жуткое слово «Клоацина». Так называлась фирма-арендатор, продвигающая на рынок итальянскую сантехнику. Но, если присмотреться, то справа от входа можно было заметить и серебристо-серую доску, удостоверявшую, что тут же располагается местное отделение Союза писателей. Перед стеклянными дверьми воздвигся хмурый охранник, пытаясь связаться с кем-то по сотовому телефону. Тем же самым занимался и стоящий неподалёку милиционер, но, кажется, с меньшим успехом. Рация в руке его шипела и трещала.
    Причиной беспокойства представителей силовых структур было небольшое, но шумное скопление народа на тротуаре. Судя по всему, люди пришли против чего-то протестовать, причём по велению сердца. Ни единого типографского или хотя бы выведенного на принтере плаката, всего две картонки с каракулями вкривь и вкось. На одной значилось: «Пируете? А народ вымирает!» На другой – коротко и ёмко: «Доколе?!» Десяток пенсионеров и примерно столько же горластых корявых тёток в обязательных вязаных шапках – шерстяных и мохеровых. Возраст политической зрелости. Как только женщине становятся не нужны буржуазные прокладки, она выходит на улицы и требует возвращения справедливого строя.
    Подробно живописать собравшихся нет смысла. Возьмите любую фотографию любого стихийного митинга – и на вас уставятся те же самые люди, даже если один снимок сделан сегодня в Решме, а другой лет двадцать назад в Кинешме. Не меняются повреждённые жизнью лица, не снашиваются вязаные шапки…
    За неимением трибуны или хотя бы ступеней, речи произносились с крышки канализационного люка.
    – Миллионы гребут!.. – изнемогал сорванный в поисках правды старческий голосишко. – Гонорары?.. Не бывает таких гонораров! Это сколько понаписать надо, чтобы миллион получился?..
    Потом зачитали по бумажке что-то гневное, а саму бумажку вознамерились прилепить к стеклянным дверям, однако охранник не позволил: двери, как и узорчатая мостовая перед ними, являлись собственностью фирмы-арендатора. Русский бунт был, по обыкновению, бессмыслен – стать же беспощадным ему не давала малочисленность участников.
    ...
    Ай-яй-яй-яй-яй, что делается! Совсем народ сбрендил…
    Оставив оператора искать ракурсы (выехали, как и полагается, вдвоём), Оборышев, доставая на ходу корочки, устремился прямиком к милиционеру.
    – Здравствуйте! Телевидение. Не подскажете: митинг санкционирован?
    – Разбираемся, – уклончиво заверил тот.
    Подошёл охранник и попросил не брать в кадр слово «Клоацина», поскольку в связи с акцией протеста это может опорочить имя фирмы. Оборышев пообещал, что не будет.
    Створки витринного стекла шевельнулись. Толпа, утробно заворчав, подалась к низенькому плоскому порогу, но из прозрачных дверей вышла всего-навсего Олёна Стременная, корреспондент «Вечёрки». К ней кинулись с расспросами. Выпытали, что творческая интеллигенция в лице напуганного секретаря СП затворилась в своей башне из слоновой кости и к народу, скорее всего, не выйдет. Разочарование было столь велико, что досталось ни в чём не повинному сержанту милиции.
    – Ну вот чего ты тут маячишь?.. Чего маячишь?.. – визгливо крикнула ему самая ветхая из протестующих. – Криминалитет тебе в лицо смеётся, а ты маячишь!..
    – Дурдом! – негромко, но отчётливо выговорила Олёна, поравнявшись с коллегой. – Ну что, господа телевизоры? Чья наводка была? Мирзоева, небось?
    – Мирзоева?..
    Страшна была Олёна, как смертный грех, и по нынешним временам это давало ей право держаться с высокомерием первой красавицы. Казалось, она и косметику-то употребляет не с тем, чтобы скрыть, а с тем, чтобы дерзко подчеркнуть все свои изъяны.
    – Только не прикидывайся кабелем! – предупредила она. – Месяц назад Мирзоев в Думе на творческие союзы наехал. Никакой от них, дескать, прибыли – ущерб один. А господа писатели через прессу огрызнулись…
    – Ты сама-то вчера передачу – видела?
    – Видела…
    – И?..
    – Сработано чистенько, – вынуждена была признать Олёна. – Даже если Сильвестрыч в суд подаст, ловить ему нечего… – Покосилась на прилепленную к серебристо-серой доске бумаженцию. – Конец богадельне. Теперь им на волне народного гнева в аренде, верняк, откажут…
    Чуть ли не со страхом Мстиша вгляделся в толпу. Восковые наплывы и бугорки, составлявшие его лицо, дрогнули, как бы начиная плавиться.
    – Полагаешь, митинг проплаченный?
    – Да ну «проплаченный»! Когда бы кто успел? Сами…
    – Но ведь смех был за кадром! И объясниловка в конце! День дурака…
    Пожала худыми, как вешалка, плечами.
    – Да у этих каждый день такой! Один начал смотреть с середины, другой не досмотрел, третий – вовсе… думает: раз писатели, то, значит, крутизна – по-другому не достанешь… – Олёна вдруг осеклась и уставилась на Мстишу Оборышева. – Так ты что? – испуганно спросила она. – Нечаянно?.. Не по заказу?..
    Два поколения. Два мира. Две судьбы. Циник-теоретик и циник-практик. Олёна Стременная зачарованно смотрела на безнадёжного перестарка с высоты своей блистательно уродливой молодости, не понимая, как можно было сделать пиаровский материал бескорыстно! Всё равно, что выйти на митинг и не взять за это ни цента…
    – Извините… – прервал затянувшуюся паузу подошедший оператор. – Мстиш! Работать будем?
    * * *
    «А кто для себя и бесплатно дурак, тот очень немногого стоит…» – Горестно повторяя эти бессмертные строки Бёрнса в бессмертном переводе Маршака, Мстиша приблизился к толпе.
    Лучше бы он этого не делал.
    – Смотрите, Оборышев! – ахнул кто-то.
    Мстишу окружили.
    – Я вас сразу, сразу узнала! – трясла и теребила его коренастая хриплоголосая мегера в мохнатой вязаной шапке цвета утопленника. – Мы преклоняемся… Мы преклоняемся перед вашим гражданским мужеством!.. Если эти мерзавцы тронут вас ещё раз хоть пальцем… Мы вас в обиду не дадим! Слышите? Не дадим! До Президента дойдём!..
    Внезапно Мстиша обнаружил, что уже стоит на крышке канализационного люка и что все на него смотрят.
    – Послушайте, – сделав над собой усилие, заговорил он. – Это была юмористическая программа…
    – Мы всё понимаем… Мы…
    – Нет, не понимаете! – Впервые за многие годы Мстиша повысил голос. – До конца смотрели? Помните, что я сказал в конце?
    – А то нет?..
    – Да молодец! Продёрнул по первое число!..
    – Чист, говорит, как слеза!.. Клейма, слышь, ставить негде, а всё чист!..
    – Да! Чист!.. – Мстиша почти кричал. – Сторицын – такой же пенсионер, как и вы! Ему жить не на что! А вчера был просто розыгрыш в День дурака. Первоапрельская шутка…
    Секунда-другая оторопелой тишины, а потом – кликушеский заполошный вопль:
    – Сколько он тебе заплатил, иуда?!
    згорнути/розгорнути гілку відповідей
    • 2008.07.20 | Лозина-Лозинский

      Ну да. На фоне редакции "Брегов Тавриды"

  • 2008.07.20 | Этнограф

    Хамим, ребята

    От ментов требуем прекратить этническую маркировку, а сами маркируем вовсю?
    Некрасиво.
    згорнути/розгорнути гілку відповідей
    • 2008.07.20 | Ночной дозор

      Нет.

      Этнограф пише:
      > От ментов требуем прекратить этническую маркировку, а сами маркируем вовсю?
      > Некрасиво.
      Один русский написал, второй поддержал. Это уже самоирония, а не хамство.
    • 2008.07.20 | Лозина-Лозинский

      "Мы" не являемся представителями государства, ок?

      Мне соседа Фикрата перестать называть азербайджанцем из-за того, что фиксирование его национальности в пресс-релизе ГУ МВД недопустимо? Так что ли?

      Я не при исполнении.

      Логика ясна, НМД
  • 2008.07.20 | Ночной дозор

    №3

    Александр Данилов, депутат Ленинского райсовета Севастополя, заместитель председателя общественного движения "Русский выбор".

    Один из вдохновителей погромчика. Думал отсидеться за мандатом депутата. Не вышло.
    згорнути/розгорнути гілку відповідей
    • 2008.07.20 | MV

      Re: №3

      Какой камсамолец!!!!
    • 2008.07.20 | enver

      Re: №3

      Я думаю, зекам он очень понравится!
      Такой себе молоденький депутатик. :)
  • 2008.07.23 | Лозина-Лозинский

    Пресс-офицер Персиков: работает на 2 ставки

    Майже півтора тисячі російських козаків приїдуть до Севастополя на святкування Дня Військово-морського флоту Росії та участі в хресній ході з нагоди 1020-річчя хрещення Київської Русі

    Про це кореспондентові УНІАН повідомив прес-офіцер Координаційної ради отаманів Криму Юрій ПЕРШИКОВ.



    А почему не пресс-атаман? Папаху бы дали, то-се.. И еще на ИТВ подрабатывать редактор-поручиком. И хватает на жизнь...


Copyleft (C) maidan.org.ua - 2000-2021. Сайт розповсюджується згідно GNU Free Documentation License.
Архів пітримує Громадська організація Інформаційний центр "Майдан Моніторинг". E-mail: news@maidan.org.ua