МАЙДАН - За вільну людину у вільній країні


Архіви Форумів Майдану

Шведська аналітика. Панорама тиждня

08/17/2008 | Tatarchuk
Военно-дипломатическая и историко-политическая панорама событий вокруг нападения России на Грузию глазами ведущих экспертов. По материалам Sveriges Radio, собиравшего в течение недели мнения своих политиков, историков, военных специалистов, политиков и дипломатов.

Шведские международные наблюдатели опасаются того, что последствия агрессивной политики России могут оказаться далеко идущими и для Швеции в том числе.
Политика с позиций силы, продемонстрированная российскими властями, поставила Европу перед необходимостью осознания новой ситуации в политики в области безопасности.
Доверие к России на международной арене, мягко говоря, сильно пошатнулось.
Мир однозначно расценил действия России как агрессию.
- К сожалению, это правда, что войну легко развязать, и очень сложно закончить, - говорит министр иностранных дел Швеции Карл Бильдт. – Подчёркиваю ещё раз, что «Новая Кавказская война» ни в интересах России, ни в интересах Грузии, тем более на фоне готовящейся Олимпиады 2014 в Сочи, города, находящегося в непосредственной близости от зоны конфликта.
В официальном заявлении Министерства иностранных дел Швеции действия России относительно Грузии квалифицируются «агрессивными, вступающими в противоречие с основами международного права и базовыми принципами безопасности и базового сотрудничества в Европе».
«Нам и России ещё долго придётся жить с последствиями этих действий», говорится в коммюнике МИД Швеции, в котором подчёркивается и то, что Европа не может принять мотивацию России о том, что военные действия были начаты с тем, чтобы защитить своих граждан.
«Мы не могли принять аналогичных объяснений, когда Милошевич начал военную интервенцию Сербии, ссылаясь на то, что защищает тех, у кого имеются сербские паспорта. И мы не можем не вспомнить в этой связи о том, как Гитлер более чем полвека тому назад использовал ту же самую доктрину для того, чтобы подорвать мир и напасть на страны Центральной Европы» - говорится в официальном коммюнике МИД Швеции.
Мнение премьер-министра Швеции Фредерика Райнфельда не расходится с позицией внешнеполитического ведомства страны.
- Нам следует обсудить те агрессивные действия, что проводит Россия, - говорит премьер-министр Швеции Фредерик Райнфельд. Он подчёркивает, что Европейский Союз, членом которого, конечно же, является и Швеция, обладает большой силой для того, чтобы создать критическое давление на Россию, которое, по его мнению, необходимо именно сейчас.

Продолжаем обзор событий в Грузии глазами шведов.
Наш первый вопрос аналитику Научно-исследовательского Института тотальной обороны, ведущему специалисту по Кавказу Роберту Ларссону: «Что это было? Спонтанное, непродуманное решение начать боевые действия, заранее запланированная акция, или случайные последствия в результате действий южноосетинского руководства?»
- Не думаю, что можно рассматривать вопрос столь просто. Это, скорее всего, результат долговременного процесса, действий и противодействий, не только южноосетинской стороны, но и российских властей, и грузинских, предпринявших немало шагов в этом процессе, завершившимся открытым военным столкновением.
Шли как процессы разрегулирования конфликтов, так и скрытые процессы внутренней напряжённости в регионе. В действительности это началось ещё в сталинские времена.
Теперь мы наблюдаем комбинацию последних открытых конфликтов, начавшихся ещё в 90-е, когда шла открытая война между центральными властями Грузии и Южной Осетией, поддерживающейся Россией. И конфликт этот так и не был разрешён. И, когда напряжение между Россией и Грузией возросло, Южная Осетия стала просто разменной картой в этой игре.

- Политика России на Кавказе имеет историю в три сотни лет. Какой урок должна была получить Россия, и какой урок она НЕ получила?
- Прежде всего, сложность контроля этого региона и понятие того, что тут невозможен контроль с оружием в руках. Этот способ доказывал свою контр-продуктивность в течение всех трёхсот лет. Не только на Южном Кавказе, в Грузии, Армении и Азербайджане, но и на Северном Кавказе, и прежде всего в Чечне и прилежащих к ней республиках. Чисто практически это почти невыполнимая задача, совершенно контр-продуктивная.
- Как думаете вы, как специалист по войне и обороне: вообще имеет ли Россия достаточную военную мощь для того, чтобы проводить и дальше на Кавказе политику силы, как она проводит, по вашим словам, все эти годы? Имея за плечами опыт двух Чеченских войн, возможны ли успехи?
- Российская военная мощь за последнее время в известной мере укрепилась, особенно если сравнивать состояние вооружённых сил с 1990-ми годами. Благодаря увеличению расходов на оборону, появилась возможность укрепить материально-техническую базу, проводить военные манёвры.
Что же касается оборонительной способности Грузии в сравнении с российской, то последняя, конечно, явно выигрывает. Особенно в том, что касается военно-воздушных ресурсов, способности вести дистанционную войну с помощью ракет и бомбардировщиков. У Тбилиси не так уж и много того, что можно этому противопоставить.
Что же касается попыток России контролировать ситуацию в Грузии с помощью оружия, то они вряд ли увенчаются успехом. Они могут разрушить, дестабилизировать, оказывать влияние – но не контролировать.
- Каким образом вообще мир может оказывать давление на Россию? Если помнить о том, что Европа чуть ли не на половину зависит от поставок российского газа?
- Да, европейская энергетическая зависимость от России, разумеется, сильно осложняет действия по обузданию этой страны. Но существуют и другие способы.
Например, исключение из «Большой восьмёрки», Европейского совета. Россия вступила в эти организации на тех основаниях, что она исповедует те же ценности, что и остальной мир. Действия же России против Грузии лежит вне тех принципов, что исповедуются странами, входящими в Большую Восьмёрку.

В понедельник, в эти беспокойные дни, столицу Грузии Тбилиси посетил министр иностранных дел Карл Бильдт, занимающий в настоящее время пост председателя Советам министров Европейского союза. О его впечатлениях и мнениях некоторых шведских экспертов – далее в нашем сюжете.
Министр иностранных дел Швеции Карл Бильдт выразил чрезвычайную озабоченность развитием ситуации:
- Ясно, что рано или поздно Россия заплатит за это очень высокую цену. Может быть, сейчас в Москве есть люди, испытывающие удовольствие по поводу того, что можно ударить с плеча, показать себя большими и сильными, могущественными в военном смысле, побомбить слегка, но за всё это Россия в перспективе заплатит высокую цену.
- И что же это за расплата? – спрашивает Карла Бильдта корреспондент программы «Эко» в Тбилиси Ники Бергман.
- Это изменит представление о России в мире, без сомнения. В заявлениях с российской стороны, например, в заявлениях премьер-министра Путина, говорилось, что в российских действиях есть элемент МЕСТИ.
Месть маленькой стране, которая избрала другой путь, другой курс, который ему не нравился. Ранее он пробовал применять экономические санкции для того, чтобы сменить в Грузии политическое руководство.
Месть за НАТО, месть за Косово, месть за то или другое. Возможно, такие реакции на уровне эмоций управляют, во всяком случае, частично, российской политикой. Стоит разве надеяться на наличие хотя бы частичного в Москве здравого смысла.

Итак, если верить некоторым сообщениям из Москвы, здравый смысл на некоторое время восторжествовал – заявления и обещания президента Медведева вывести войска из чужой страны.
Однако в Швеции всё чаще в эти дни ставился вопрос о том, не изменилась ли военно-политическая ситуация и здесь, на европейском севере? Не пора ли менять военную доктрину?
Министр обороны Швеции Стен Толькфурс:
- Нагнетание военной угрозы в отношении Швеции не произошло. И основные позиции, сформулированные Комитетом по оборонным делам в декабре и июне, остаются прежними. Швеции не угрожает военная агрессия, или интервенция старого образца.
Но есть все основания внимательно отслеживать развитие ситуации в России, и особо – в регионе Баренцева моря, и возможно – на Балтике. Конечно, полностью избежать рисков военных инцидентов нельзя. Но речь, повторюсь, не идёт об угрозе военной интервенции старого типа.
Когда шведскому министру обороны предлагают гипотетический сценарий, при нападении России, например, на Эстонию, он говорит о Европейском Союзе, как основном гаранте безопасности как Эстонии, так и Швеции в конечном итоге. Хотя Эстония – член НАТО, со всеми вытекающими последствиями.
А вот мнение председателя Оборонного комитета Риксдага, члена Консервативной партии, Карен Энгстрём:
- Я возмущена и озабочена происходящим. В нашем отчёте мы говорили о беспокойстве в связи с тенденциями в России. Но то, что речь может идти о ТАКОМ высоком уровне применения насилия, в такое развитие – не верилось.
Тем не менее, Карен, как разработчик шведской оборонной стратегии, не считает, что стране нужно совершать резкие движения, резко повышать оборонные расходы из-за нынешних событий на Кавказе.
- Да, мы писали, что озабочены развитием событий на Кавказе, и время покажет, какой путь Россия выберет во внешнеполитических отношениях. И вот что мы видим: жёсткие действия России, нежелание идти на компромисс, намерение наказать Грузию за её действия. Но и это не меняет основы шведской оборонной политики, - полагает Карен Энгстрём.
«Короткая победоносная война» России против Грузии, возможно, уже завершена. Однако конфликт может иметь намного более глубокие, исторические корни, чтобы быть исчерпанным. Так считает известный шведский историк, профессор Лундского университета Кристиан Гернер:
- Да, я думаю, что близко завершение вооружённого конфликта … но сам конфликт отнюдь не завершён. Он остался и он по-прежнему является огромной проблемой как для Грузии, так и для России.
- Как вы считаете, что вообще хотела продемонстрировать Россия в этом конфликте? Чего она, собственно, добивалась от Грузии?
- Надо отдавать себе отчёт, что Путин и Медведев, премьер-министр и президент, хотят показать, что Россия является сверхдержавой, которая в состоянии во что бы то ни стало добиваться исполнения своих военных и военно-политических интересов даже вне пределов своих границ. На практике – в пределах границ бывшего Советского Союза.
Я совершенно уверен в том, что Путин и Медведев хотели бы вести себя так, как обычно ведёт себя правительство США. И чтобы быть похожими, они ведут себя также на Кавказе, как Соединённые Штаты вели себя на Балканах.
- Давайте мы с вами поговорим об экономической составляющей конфликта. Есть сведения о том, что на протяжении ряда лет руководство Южной Осетии занималось так называемым «отмывом» военно-бюджетных ассигнований, которые поступали как из Грузии, так и из России. Могли ли вообще быть провокации южноосетинских властей лишь прикрытием их криминальной деятельности? И в таком случае, зачем Россия вообще ввязалась в войну?
- Долгое время Южная Осетия находилась в состоянии полного беззакония. С ведома местных властей. По сути дела, они были зависимы от разрегулированной российской экономики. Криминальная экономика Южной Осетии была ориентирована на Россию, и в действительности являлась контрабандным перевалочным пунктом из Грузии.
- То есть, можно сказать, что криминальная деятельность в Южной Осетии проходит под прикрытием российских властей или влиятельных группировок?
- Да, можно сказать и так. Вообще, всё это уже хорошо знакомо, особенно и то, что власть предержащие в Южной Осетии – по преимуществу русские, бывшие сотрудники бывших советских служб безопасности. Все они друзья, все друг друга покрывают. Я считаю, что вполне можно говорить о том, что это «правительство» имеет прикрытие российских властей.
- Являются ли военные действия России против Грузии попыткой удержать своё влияние в области газо- и нефтедобычи? И вообще насколько эффективны эти действия? Чего не учла Россия или, наоборот, на что она рассчитывала?
- Мне представляется, что Путин и Медведев, в комбинации с их представлениями о «супердержаве», хотят утвердить стратегические интересы России и иметь возможность влиять на транспортировку нефти и газа. Естественно, никто не может повернут оружие против самой России. И таким образом, она может легко контролировать нефть и газ, поступающие с Каспия в Турцию. И политически контролировать поставки топлива на всём Кавказе.
- Создаётся такое впечатление, что Россия, «наказав» Грузию, дала урок другим странам, желающим вступить в НАТО?
- Да, совершенно верно: вступлению Грузии в НАТО уже помешали, так как в эту организацию не может быть принята страна, находящаяся в состоянии войны с Россией. Таким образом, России, осуществившей свою военную акцию в Грузии, уже удалось укрепить своё военно-стратегическое положение на Кавказе и «откатить назад НАТО».
- У многих сложилось впечатление, что Россию вообще совершенно не заботит мнение международного сообщества. Неужели теперь, через четверть века после того, как началась Перестройка, настало вновь время опустить Железный занавес?
- Да. По моему мнению, в 1990-е годы США и Евросоюз имели больше возможность удерживать Россию в политическом, экономическом и военном сотрудничестве в рамках Евросоюза и НАТО. Вместо того, чтобы развивать это сотрудничество, Россия скатилась к политике конфронтации, в том числе и с такими странами, как Латвия, Эстония, Литва, Польша … С принятием этих стран в НАТО российские власти почувствовали, что они, что называется «втёмную», испытывают угрозу утерять ощущения сверхдержавы, исходящую от НАТО. И совершенно понятными становятся усилия России всячески препятствовать вступлению в НАТО Украины и Грузии: чтобы избежать чувства того, что страна находится «в окружении».


Copyleft (C) maidan.org.ua - 2000-2021. Сайт розповсюджується згідно GNU Free Documentation License.
Архів пітримує Громадська організація Інформаційний центр "Майдан Моніторинг". E-mail: news@maidan.org.ua