МАЙДАН - За вільну людину у вільній країні


Архіви Форумів Майдану

Чего можно хотеть от журналистов - 2

12/16/2008 | Брат-1
Почитайте, - и подумайте, кто у нас "информирует", "обозревает" и "анализирует".
Это просто песня. Все вопросы о том, откуда у журналистов лакейская и барыжная психология, снимаются одним этим текстом. Попутно отвечая и на другие вопросы :)

Журналисты "КВ" вспоминают девяностые годы
Анна КОКОРИНА
Четверг, 11 Декабря 2008
Вместе с наступившим в стране и в мире экономическим кризисом нас все чаще стали пугать возвратом в 90-е годы и цитировать рассуждения профессора Преображенского о разрухе из романа Булгакова «Собачье сердце»: «Что такое эта ваша разруха? Старуха с клюкой? Ведьма, которая выбила все стекла, потушила все лампы?»
Эпоха девяностых: рост цен, пустые магазинные полки, нищета, гуманитарная помощь от сытого Запада, купоны, ваучеры, «МММ» и другие финансовые пирамиды, бартер, бандиты в малиновых пиджаках поверх спортивных костюмов, первый и он же последний президент Крыма... А еще были напитки «Инвайт» из порошка, пластилиновые турецкие шоколадки и обязательный просмотр «Поля чудес» по пятницам.
Журналистам «КВ» есть что вспомнить о своей жизни в эпоху развала.





Игорь Азаров:
не верилось, что это может затянуться надолго
— Кризис, как я помню, начался в девяностом году. Я тогда работал в школе в Евпатории и получал сущие копейки. Я точно знал, что если утром не успею забежать в хлебный магазин, то останусь без хлеба, поэтому частенько приходилось отправлять за хлебом кого-то из учеников. Помогали школьники и с лекарствами: когда болел, приносили по паре разных таблеток (в аптеках-то шаром покати), благо Евпатория — город медиков.
Зарплату нам тогда давали частями: часть рублями, а часть — купонами, которые нужно было вырезать в магазине, покупая продукты. Так все и ходили за покупками с ножницами и простынями из купонов. Хотя покупать-то особо было нечего: на полках евпаторийских магазинов стояли батареи из трехлитровых банок березового сока, турецкий чай отвратительного вкуса и цвета, ссохшаяся от времени грузинская аджика и приправа хмели-сунели. Больше не было ничего. Основная пища — макароны и картошка — добывалась на рынках. Но однажды, помню, в магазине выбросили китайские консервы в очень красивых банках под названием «Говядина в морских водорослях». Мне так хотелось мяса, что я тут же купил себе банку. Оказалось, что говядины там с гулькин нос, одна морская капуста.
Тем не менее, несмотря на общую голодуху, как-то все весело было, никто не хандрил. Может быть, отчасти потому, что не верилось, что все это может затянуться надолго. Да и люди были намного оптимистичнее, чем сейчас, правда, потом это очень быстро выветрилось.

Александр Мащенко:
варили суп из голубей
— Моя учеба в Симферопольском государственном университете пришлась как раз на начало девяностых. Помню, однажды под Новый год мои приятели решили поохотиться на лебедя у пруда, а точнее, у болота возле университета: так сказать, к праздничному столу. К счастью, лебедю удалось выжить. А другой мой товарищ в те полуголодные годы расставлял силки за окнами общежития, в которые попадались голуби. Из них он варил себе (и меня угощал) вполне приличный диетический супчик.
В то же время я не могу сказать, что было как-то особенно тяжело. Мы были молоды, да и варианты подработать подворачивались достаточно регулярно. Ну, например, можно было, получив стипендию, съездить в Москву, накупить там только-только появившихся пиратских российских виниловых пластинок «The Beatles», «Deep Purple», «Led Zeppelin», которых в Крыму еще не было, и продать их потом в комиссионках и на рынке на Свободе в несколько раз дороже. Да чем мы только не занимались, чтобы снискать хлеб насущный: проводили социологические опросы для Крымского центра гуманитарных исследований, работали на стройках, распространяли первые бесплатные крымские газеты и т.д. и т.п. Можно сказать, даже футболом… профессионально занимались. Кажется, году эдак в 1992 или 1993 филологический факультет, на котором я учился, в первый и, наверное, в последний раз выиграл зимний чемпионат университета по футболу, сорвав приличный для нас, студентов, призовой фонд, который, естественно, был немедленно, в тот же вечер, пропит нами в ближайшем ресторанчике. В общем, несмотря на то, что 90-е, конечно, были годами разрухи, я был бы совсем не против, чтобы 1 января наступил не 2009, а 1991 год. Конечно, при одном всенепременном условии: чтобы мне снова было 20 лет.

Марина Гусарова:
в Польшу возили даже шприцы
для осеменения коров
— 90-е годы для меня — это время тотального дефицита как товаров, так и денег, время разочарований. Множество товаров можно было купить только по паспортам, простаивая в огромных очередях. Годы были голодные.
Помню, что суп варили совсем без мяса: из бульонных кубиков и вермишели-паутинки. Многие, чтобы выжить, продавали на рынках собственные вещи. Цены все были в миллионах. Стали появляться частные киоски и магазины, где продавалось абсолютно все: от помады до картошки и водки. Только-только стали поступать в продажу импортные продукты: печенье, кетчупы, шоколадки в красивых обертках. Для нас это было в диковинку, и все покупали, не задумываясь о качестве. Однажды один из моих знакомых шутки ради поджег польское печенье, а оно начало… плавиться.
Помню, что почти все чем-нибудь торговали. Мои родственники ездили челноками в Польшу, продавали, а потом закупали там всякую всячину, но особо зарабатывать не удавалось, везло только единицам. В Польшу на продажу возили что придется: детские игрушки, постельное белье, даже шприцы для осеменения коров. Жили в автобусах, ночевали в подъездах, в дороге часто пропадали вещи.
Несколько месяцев мне довелось поработать в киоске, где продавались канцтовары. Он, кстати, сохранился и по сей день — возле магазина «Солнце в бокале» в Симферополе. Приходилось сидеть в холодной будке без отопления и без конца прятаться от проверяющих из различных инстанций.
Помню, народ в целях экономии начал выдумывать всяческие хитрости. Женщины никогда не выбрасывали использованную губную помаду. Собирали несколько таких тюбиков, выковыривали остатки, расплавляли их и заливали в пустой тюбик — получалась новая помада. Из белого лака для ногтей делали сиреневый, капая в него пасту от шариковых ручек. Сейчас вроде бы все это уже забылось, но остается общее чувство разочарования во всем.
Валентина Краснопольская: дефицит чашек и кофе в кофейнях
— Девяностые годы мне запомнились абсолютным отсутствием всяческих планов даже на самое ближайшее будущее. Все мы жили исключительно одним днем: утром встал, решаешь, что поесть на завтрак, где раздобыть денег на ужин; день прошел — всех удалось накормить, и хорошо, а завтра — все по-новой. Каждый день я усаживала своих детей в коляску и отправлялась на целый день в город разбираться, где и что можно раздобыть. Но не могу сказать, что у меня все это вызывало какое-то сильное чувство дискомфорта. Тогда, в общем-то, все так жили.
Самое начало эпохи развала мне особенно запомнилось некоторыми странными, как кажется сейчас, вещами. В кофейнях, куда мы еще студентами любили иногда захаживать, регулярно не хватало чашек и стаканов, и бывало, что кофе наливали в майонезные баночки. Помню и дефицит самого кофе, когда продавались только зеленые зерна, которые пытались обжаривать дома, что, естественно, не получалось.
Обычным явлением, помнится, была выдача зарплат товарами. Все, кто получал зарплату товаром, торговал на улицах. Бывает, приезжаешь в Ялту, а там вдоль набережной бабульки с вином сидят. Сразу становилось ясно: на заводе «Массандра» выдали зарплату. Вовсю процветал и натуральный обмен, когда просто менялись продуктами и вещами.
В середине девяностых мне довелось некоторое время заниматься коробейничеством: я ходила по банкам, различным офисам, фирмам и распространяла чай одной известной сегодня фирмы. Тогда еще офисных работников не раздражало огромное число распространителей, и встречали меня везде весьма радушно. В тот период как раз у меня и появилось немалое количество контактов, которые пригодились впоследствии в журналистской работе.
В моменты, когда товары за один день могли подорожать буквально в разы, иногда удавалось успеть купить что-то по старой цене. Бывало так: заходишь в магазин, а там переписывают ценники на одежде, и все становится дороже в три-четыре раза. Идешь в другой магазин, а там точно такая же одежда, но ценники еще переписать не успели. Это считалось невероятным везением. Однажды таким образом мне повезло купить кофточку, и уже к вечеру, когда цена на нее поднялась, оказалось, что купила я ее практически за копейки.

Юрий Поляков:
обманул заграничных туристов
— В то страшное время я работал в школе и, как все учителя, перебивался если не с хлеба на воду, то с воды на хлеб (в школах Симферополя не платили зарплату по три-четыре месяца). У нас был молодой коллектив, и после каждой зарплаты мы устраивали праздники с дешевым вином «Белая скала». Засиживались у кого-то дома до трех часов ночи, а утром буквально выползали на уроки. Денег всегда хронически не хватало.
Но однажды мне подфартило: старая знакомая, которая в советское время работала в комсомоле во Львове, предложила мне принять участие в одном бизнес-проекте. Суть его заключалась в том, что она, пользуясь открытостью границ, набирала в Польше представителей скаутской организации и обещала им чуть ли не пяти-звездочные апартаменты в Крыму (которые на самом деле оказывались комнатами в частном секторе) и грамотного экскурсовода, в качестве которого должен был выступать я. За две недели работы при бесплатном проживании и питании мне полагалось 100 долларов (на тот момент это было четыре моих учительских зарплаты). Поляки, как и любые иностранцы, были довольно требовательны: каждый день с самого раннего утра мне приходилось выполнять их совершенно немыслимые пожелания и капризы. Одна пани, учительница русского языка в польской школе, во что бы то ни стало хотела посмотреть чертову лестницу, по которой, как она утверждала, от Байдарских ворот спускался на коне знаменитый польский поэт Адам Мицкевич. Прикинув по путеводителю, где может находиться эта лестница, мы выдвинулись в путь. Часа полтора блуждали по горам, и, когда туристы уже больше идти были не в состоянии, мне на глаза попался небольшой каменистый подъемчик. «Это и есть та самая лестница!» — воскликнул я и, чтобы они окончательно поверили, стал читать крымские сонеты Мицкевича. Эффект был потрясающим. До сих пор меня гложет совесть за этот обман, но тогда мне никак нельзя было уронить марку фирмы и имидж экскурсовода. Кстати, так мне и не довелось увидеть ту чертову лестницу.
Тогда же, в девяностые, я начал писать статьи в газеты за небольшой гонорар. Так, благодаря кризису, приобрел свою вторую профессию.

Алексей Васильев:
хот-доги и барная стойка
— В начале девяностых очень многие, в том числе и я, остались без работы. Долго сидеть без дела мне не пришлось: мои друзья, одни из первых, кто начал изготавливать и продавать хот-доги в Крыму, нуждались в ярком и импозантном продавце. Эту работу предложили мне. Работал я на железнодорожном вокзале Симферополя. Время от времени возникали небольшие проблемы как с местными бандитами, так и с милицией. С бандитами общаться было проще: их наш копеечный, как они считали, бизнес практически не интересовал. А вот милиции приходилось платить: как правило, натурой, то есть теми же хот-догами.
Поначалу мне было немного неловко заниматься этим делом: человек с незаконченным высшим образованием и торгует на вокзале. Но когда я познакомился с другими продавцами, стало ясно, что я был далеко не самый крутой в этой компании: рядом со мной торговали врач-анестезиолог и стюардесса Аэрофлота.
Потом местные авторитеты предложили мне должность бармена в одном из привокзальных кафе. Работа там — одно из лучших воспоминаний в моей жизни. Это кафе, кстати, работает и по сей день. Конечно, девяностые годы были очень тяжелыми, но мы относились ко всему с юмором. Может быть, это нас и спасло тогда.

Відповіді

  • 2008.12.16 | 1991

    Дно

    Кошмар... Какие-то жулики, бомжи и алкаши сплошные, полное дно. Такие и в 90-х были редкостью. Лучше бы они не признавались в таком позоре. Суп из голубей в университете в начале 90-х ели только последние чмошные вздрычи и чмыри. Странно выглядит отсутствие воспоминаний о занятиях вокзальной проституцией. Очень бы вписалось в образ.
    згорнути/розгорнути гілку відповідей
    • 2008.12.16 | Джим Хоккинс

      Re: Дно

      1991 пише:
      > Странно выглядит отсутствие воспоминаний о занятиях вокзальной проституцией. Очень бы вписалось в образ.

      В списке отсутсвуют воспоминания двух многолетних авторш: Натальи Гаврилевой и Натальи Киселевой. У Киселевой и терминология соответствующая, наверное подлое эхо девяностых.
  • 2008.12.16 | Чистый Стёп

    Re: Чего можно хотеть от журналистов - 2

    У этих, так называемых, журналистов, а потому, что тогда в те годы, они журналистами, как и теперь журналюгами, но не журналистами ни в коем случае, очень короткая память.
    1.Когда в магазинах ничего не было - это был конец СССР - п-ц их "счастливого" детства. Потом все было, а когда их придурковатый Мешок начал в 1994 году регулировать цены, в частности на хлеб, в Крыму действительно стало голодно и неуютно. Даже Сабуров засобирался домой, в свою засратую москву.
    2. А вот Азаров, теперь на краденом у народа его патронами бабле сильно разжиревший, тогда ходил за мешком цуциком и говорил, ЧТО ВСЕ ПРАВИЛЬНО, так и надо. А из школы его выгнали, где он до того работал, за весьма сомнительные секспристрастия.
    3.А вы можете себе представить какие люди работают в "КВ"? Лебедей воруют на ставке возле универе, бедных голубей, зароженных на мусорниках глистами, хавают, родной, как они говорят ИХ Крым, любимый и близкий не знают (это же надо, шоб твои оче вылезли из орбит, искать у Байдарских ворот Шайтан Мердвен. Номальный пацан, студент, крымчанин знает во сне, где та самая Чертова Лестница. Хоть бы спросили, у какого малолетки – где тут Пушкин с Мицкевичем... и показали бы. Так нет, надо же дурить бедную польку.) (Тьфу, забыл – они же в НАТО вступили, так что можно, особенно, когда сам не знаешь!)
    Вот так они "а-ля журналюги" и сейчас дурят своего читателя "Крымского "времени" потому что, таким как мащенко и алексеев место на том мусорнике, где о сих пор кормятся глистами те самые голуби)
    Короче, склифасовский, дело дрянь, похоже у КВ, но не КВВК, кризис жанра, то, что пишут эти, с позволения сказать пи-ны - это чистый стёп. Стёпаются они над своим читателем, протирая свои кругленькие очечки и причесочку "а-ля Леннон", почесывае яйца в кармане, играя в карманный биллиард, каждое утро отправляет свою жену в Украинский лицей, чтобы она там учила украинцев патриотизму и с циничной улыбочкой продолжает издеваться над своими дедами-прадедами украинцами, своей кацапской выправкой и лизоблюдским служением. Браво Мощенко, браво, хрен моржовый, славный предстаитель крымской 5 колонны. Тобой ОНЕ гордятся и за то бабки и плотють! Степайся дальше... сам над собой.
    И вооще - коллектив КВ- это скопище сервилистов, тяжело зараженных на брехню и шовинизм! И это без всякого СТЁПА!
  • 2008.12.16 | Tatarchuk

    хорор, жесть

    Гомо советікус вульгаріс

    > Игорь Азаров:
    > поэтому частенько приходилось отправлять за хлебом кого-то из учеников.
    Блін пазоріще. Вчитель який школяра до магазину відправляє - такого з школи під зад ногою тре було. А це вапще, дрібне попрошайництво:
    > Помогали школьники и с лекарствами: когда болел, приносили по паре разных таблеток
    Таблетки він купити собі не міг, клянчив від учнів. Блін я б після того дітям в очи соромився дивитися

    > Зарплату нам тогда давали частями: часть рублями, а часть — купонами, которые нужно было вырезать в магазине, покупая продукты.
    Купони видавали не замість грошів, а до них. Відрізавши купона, треба було розплатитися грошима. Може він з якоюсь столовою для камсамольців наплутав?


    > Александр Мащенко:
    > варили суп из голубей

    Ганьба, що тут скажеш. Він би ще чайку в Ялті спіймав та загриз.

    > Помню, однажды под Новый год мои приятели решили поохотиться на лебедя у пруда, а точнее, у болота возле университета: так сказать, к праздничному столу.

    Хорор, жесть.

    > проводили социологические опросы для Крымского центра гуманитарных исследований, работали на стройках, распространяли первые бесплатные крымские газеты и т.д. и т.п.

    Прикольно КЦГИ попустив.

    > Марина Гусарова:
    > импортные продукты: печенье, кетчупы, шоколадки в красивых обертках. Для нас это было в диковинку, и все покупали, не задумываясь о качестве.

    Ну точно як ті колумбові дикари. А нічо що то країни НАТО були? :)

    > Жили в автобусах, ночевали в подъездах, в дороге часто пропадали вещи.

    Хорор, прихована реклама бомжацтва :)

    > Валентина Краснопольская: дефицит чашек и кофе в кофейнях
    > Но не могу сказать, что у меня все это вызывало какое-то сильное чувство дискомфорта. Тогда, в общем-то, все так жили.

    А ця здається найдекватніша зі всієї компанії.

    > Обычным явлением, помнится, была выдача зарплат товарами. Все, кто получал зарплату товаром, торговал на улицах.

    Ніфіга. Мені видавали якось конською тушонкою - дуже смачна штука до речі. В голову б не прийшло пійти це перепродавати. Сам і з/їв :)

    > В середине девяностых мне довелось некоторое время заниматься коробейничеством: (...) В тот период как раз у меня и появилось немалое количество контактов, которые пригодились впоследствии в журналистской работе.

    Цікаво - а ті контакти мабуть і далі розцінюють журналістів як коробейників. Про таке не думали?


    > Юрий Поляков:
    > устраивали праздники с дешевым вином «Белая скала». Засиживались у кого-то дома до трех часов ночи, а утром буквально выползали на уроки. Денег всегда хронически не хватало.

    Гнати таких кадрів зі школи поганою мітлою. Ви коли-небудь бачили препода з бодуна? Жалкоє зрєліще.

    > Поляки, как и любые иностранцы, были довольно требовательны

    Іроди. Сплатили гроші і ще хочуть за них сервіс отримати. Не те що сібірськіє цірюльніки, які коньяка від гарячого шоколада відрізніти не можуть. Зате невибагливі в питанні туалету.


    > Алексей Васильев:
    > А вот милиции приходилось платить: как правило, натурой

    Хорор :)
    > Поначалу мне было немного неловко заниматься этим делом:
    :lol:

    > Потом местные авторитеты предложили мне должность бармена в одном из привокзальных кафе. Работа там — одно из лучших воспоминаний в моей жизни.

    І шо, там би й працював.
    Висновок дійсно такий - журналістами стали випадкові люди, більшість з яких має професійні деформації у спеціфічних галузях.
    згорнути/розгорнути гілку відповідей
    • 2008.12.16 | Лесь Суржик

      Re: хорор, жесть

      Яке це щастє, розуміти, що "Кримськоє врємя" це скопище БОМЖів та божевільних. Згадую стрий анегдот, майже про колекхтив цієї газєтьонки: "Коханець лижить под ліжком, бо рапотово повернувся чоловік, а дитинка до нього підповзає і каже: Не дисис? А як дисав!!!"
      згорнути/розгорнути гілку відповідей
      • 2008.12.16 | Чистый Степ

        Re: херор и жесть - кацапская спесь!

        - А чаво эта случайно корінна крымчанка Скісільова промолчала? Или позжее будет пристёпываться к бомжам?
        згорнути/розгорнути гілку відповідей
        • 2008.12.16 | Лесь Суржик

          Re: Херор и жесть - кацапская спесь!

          - Та, мабудь, вже точно не дисить! Від крадених голубів, "белой скали" та вбитих лєбєдєй дух перехопило. Бідні лєбєді вони ж з Расєї прилетіли, а мащьонка з кісєльонкой не знали!
          згорнути/розгорнути гілку відповідей
          • 2008.12.16 | Ксюшка

            Re: Херор и жесть - кацапская спесь!

            > Помогали школьники и с лекарствами: когда болел, приносили по паре разных таблеток

            Конечно, ученики всегда лучше знают, какие таблетки лучше накрывают, у них всегда все в ассортименте, по сниженным ценам для "любимого" учителя. Похоже, что Азарова до сих пор не попустило. :-)


Copyleft (C) maidan.org.ua - 2000-2021. Сайт розповсюджується згідно GNU Free Documentation License.
Архів пітримує Громадська організація Інформаційний центр "Майдан Моніторинг". E-mail: news@maidan.org.ua