МАЙДАН - За вільну людину у вільній країні


Архіви Форумів Майдану

Роман «Шагин Гирай»: впечатления читателя

06/25/2009 | Айдын Шемьи-заде


Реликтом эпохи «социалистического реализма» является ворчание по поводу того, что героем романа Г. Абдуллаевой выбран крымский хан Шагин Герай. Выбор героя художественного произведения определяет свободная воля автора в свободной стране (и в свободном крымскотатарском сообществе, добавлю я). В конце концов, о Нероне или об английском короле Генрихе VIII романы пишутся не как об успешном общественном деятеле или добром семьянине.
Начал я чтение романа Гульнары Абдуллаевой с настороженностью. Уже после первой страницы настороженность спала, четвертый же абзац пространного романа я перечитал дважды:
«Изредка на морском просторе встречались греческие рыбацкие лодки, привлекавшие внимание пестротой своих лоскутных парусов. Вытягивая свои неводы, полные уловом, рыбаки провожали молча белоснежные пирамиды османского судна».
Я усмехнулся: автор, пожалуй, балуется акварелью. Действительно, словесное описание порождало визуально картину, написанную чистыми красками.
Приобретя крупинки симпатии к читаемому тексту, я уже с очередным опасением ждал появления диалогов. Диалоги – ахиллесова пята начинающих авторов. Диалог должен передавать эмоции персонажей, а также служить их "лексическими портретами".
Однако я зря опасался - речь персонажей в романе «Шагин Гирай» льется легко и свободно, хотя мне кажется, что индивидуализировать персонажей через их речь автору романа не вполне удалось. Но надо сказать, что и в действительности в церемонной речи вельмож было мало возможности проявиться индивидуальности.
Автор романа Гульнара Абдулаева демонстрирует серьёзное и всестороннее знание, я бы сказал, во всех аспектах своего повествования. Она хорошо знает географию региона, и я, как читатель, не только не сомневаюсь, что Гульнара-ханым прошла на парусном корабле через все проливы греческих островов, но и подозреваю, что она в качестве матроса бегала по реям, укрепляла во время штормов такелаж…
Надо ли говорить, что подробное описание Венеции, ее дворцов, каналов восхищает?
Литературные реминисценции Гульнары Абдулаевой свидетельствуют о том, что этот молодой автор сумел прочитать ряд тех литературных произведений, которые входят в сокровищницу мировой классики.
Удивительно, но автор романа сообщает читателю, какие оперы шли на сценах Венеции в годы пребывания в этом городе Шагин Герая! Не знаю, возможно Гульнара-ханым, действительно, имела в своем распоряжении подробный дневник крымского принца? Во всяком случае, когда она упоминает имена исполнителей партий в малоизвестных операх малоизвестных авторов, то ей веришь. А светская беседа во время антракта достойна пера Анри Бейля или Бальзака…
Очень интригующе изображена встреча крымского принца с графом Белламаре, великим авантюристом.
Несомненно, в романе Гульнары Абдулаевой присутствует то, что называется художественностью.
Я отношу себя к тем, кто считает, что «как» сказать важнее, чем «что». Даже иногда появляющимся выпадам против меня в прессе я готов аплодировать, если они написаны хорошим языком и остроумно. Однако таких не было – возможно в этом есть своя акономерность.
Не берусь утверждать, что Гульнара Абдуллаева уже имеет свой стиль, но она свободно владеет хорошим, образным русским языком. В романе «Шагин Гирай» есть интрига (и не одна), что поддерживает интерес читателя.
Надо отметить внимание автора к деталям, вызывающим у читателя ощущение подлинности происходящего. Сюжетные сценки этой сильно удаленной от нас и во времени и в цивилизационном плане эпохи описаны так, что их принимаешь на веру. Я не знаю, достоверны ли исторические экскурсы автора романа, но их художественное описание читатель принимает.

Так неужели нет у меня критических замечаний по поводу текстов Гульнары Абдулаевой? Я, как сказано выше, высказываю мнение читателя, а не выступаю в качестве литературного критика. Если уж необходимо сделать замечания, то обращусь к тому абзацу, в котором на фоне бирюзового неба и синего моря выписаны разноцветные паруса лодок и белоснежная громада корабля. На мой взгляд, наполненное финно-славянскими ассоциациями слово «неводы» не гармонирует с этой яркой средиземноморской картиной, больше подошло бы универсальное понятие «сети».
И, конечно, нельзя «прекратить образование», а можно «прекратить обучение» (стр. 183).
Чего уж там! Каждому пишущему не мешало бы иметь хорошего редактора-филолога! Даже, как говорят профессионалы, произведениям Льва Толстого требовался бы редактор (а может и хорошо, что Лев Николаевич не прибёг к их услугам?).

Вхождение в крымскотатарскую литературу такого автора, как Гульнара Абдулаева, приятное и несколько неожиданное явление. Этот факт является указанием на то, что во всех сферах деятельности молодые люди должны ставить перед собой сверхзадачи: написать не рассказ, а роман; создать не магазинчик, а сеть супермаркетов; прославиться не на свадьбах, а во всем мире…
Я очень надеюсь, что в последующих частях романа «Шагин Гирай» Гульнаре Абдулаевой удастся благополучно пройти через сложности повествования о тех неоднозначных событиях, о которых все мы немного знаем.


Айдын Шемьи-заде.

Відповіді

  • 2009.06.25 | Союз писателей

    Не стыдитесь быть русским писателем

    Айдын Шемьи-заде пише:

    > Вхождение в крымскотатарскую литературу такого автора
    В крымскотатарскую? Извините меня, но это русская литература. От начала до конца, от стилистики до лексики. Герои "Шагина Гирая" - это переодетые в восточные костюмы герои русской классики. Понятно, что все мы учились в одних школах и заучивали наизусть одни отрывки из Толстого. Но для того, чтобы писать "по-крымскотатарски" (на любом языке, даже на русском), необходимо потратить годы на усвоение крымской культурной традиции. Которой в обсуждаемой книге не видно.
    Национальность автора еще не может служить показателем его принадлежности к культурной традиции. Например, Осип Мандельштам и Владимир Войнович - это еврейская литература? Нет, русская. А Курт Воннегут - немецкая литература? Нет, американская.
    Если бы покойный Ш. Селим учел это, он бы, вероятно, не столь сурово раскритиковал "Шагин Гирая". Он судил его как крымскотатарскую литературу, а надо было - как русскую. Для русской литературы о Крыме книжка Гульнары Абдуллаевой достаточно прилична: в русской литературе нечасто изображают ханов как позитивных персонажей. Но крымскотатарского в ней - только декорации. Даже не герои.
    Нет ничего плохого и постыдного в том, чтобы быть русским писателем. Какой бы ты ни был(а) национальности. Среди русских писателей попадаются вполне приличные люди.
    згорнути/розгорнути гілку відповідей
    • 2009.06.25 | Киргиз

      А Чингиз Айтматов?

      Чингиз Айтматов по-Вашему русский писатель?
      Еще много примеров такого рода можно привести.
      Если же ограничить крымскотатарскую литературу прозаиками, пишущими на крымскотатарском, то картина будет ужасной.
      згорнути/розгорнути гілку відповідей
      • 2009.06.25 | Союз писателей

        национальным писателем быть гораздо сложнее, чем русским

        Киргиз пише:
        > Если же ограничить крымскотатарскую литературу прозаиками, пишущими на крымскотатарском, то картина будет ужасной.
        Ну причем здесь пишущие на крымскотатарском? Ни язык, ни национальность не являются определяющими. Определяющим является следование культурной традиции той или иной литературы. Если не понимать, что это такое, будет невозможно сортировать литературу, и ее придется сортировать по расовому признаку, что приведет к жутким ошибкам. Тогда, утрируя, Пушкин окажется эфиопским писателем, а Лермонтов шотландским.

        Не будем далеко ходить. Возьмем наших знакомых. Начавший эту ветку Айдын Шемьи-задэ - крымскотатарский писатель, пишущий на русском языке. Потому что он как писатель вырос на Эшрефе Шемьи-заде, который был крымскотатарским писателем без всякого размеса. Пилунский, про котрого говорят в соседней ветке, - русский пиисатель украинского происхождения. Неважно какого он происхождения, главное что его жанр городских историй давно и широко представлен в новейшей русской литературе, и почти не представлен в украинской. Гульнара Абдуллаева - начинающая русская писательница крымскотатарского происхождения, потому что ее книга полностью сделана по известному образцу русских приключенческих романов.
        Вообще, национальным писателем быть гораздо сложнее, чем русским. Потому что русской традиции настойчиво учат в школе, а национальной - нет.
        згорнути/розгорнути гілку відповідей
        • 2009.06.28 | А. Ш.

          Re: национальным писателем быть гораздо сложнее, чем русским

          Мнение Шакира Селима, выдающегося национального поэта, в этом случае не показательно.
          Первый том романа Гульнары Абдулаевой «Шагин Гирай», действительно, написан в стилистике современной русской литературы. Нужно ли было стилизовать текст под Восток, как это делали, например, русские писатели в Узбекистане, писавшие о событиях в этой стране? Не знаю, может быть «да», а может и «нет». Посмотрим на продолжение романа, когда действия будут разворачиваться в Крыму.
          В любом случае Гульнара Абдулаева крымскотатарский автор – не так ли? Автор — физическое лицо, творческим трудом которого создано произведение. Заменим слово «автор» на слово «писатель» - можно? Следовательно, Гульнара Абдулаева крымскотатарский писатель.
          Она была бы крымскотатарским писателем, если бы даже написала бы роман на русском языке о конкистадорах.
          Еще вопрос: а если автор написал один роман на украинском о событиях войны, а второй роман на русском на ту же тему, а сам он крымский татарин, живущий в Симферополе? При этом солдаты в его романах из всех национальностей СССР.
          згорнути/розгорнути гілку відповідей
          • 2009.06.29 | Гъазайи

            Re: национальным писателем быть гораздо сложнее, чем русским

            А. Ш. пише:
            > Мнение Шакира Селима, выдающегося национального поэта, в этом случае не показательно.

            Не надо так пренебрегать мнениями выдающихся национальных поэтов. Раз мнение Шакира Селима не показательно, то и мнение Айдына Шемьи-заде не показательно, а чье же тогда останется показательно? На то они и авторитеты, чтоб разные мнения высказывать.
            згорнути/розгорнути гілку відповідей
            • 2009.06.29 | А. Ш.

              Re: национальным писателем быть гораздо сложнее, чем русским

              Не думаю, что оценить достоинство поэзии Шакира Селима Вы, Гъазайи,можете лучше меня. Но Шакир не был в достаточной мере погружен в русскую литературу, это я хорошо знаю, так как не мало с ним беседовал.
              Что за манера у некоторых людей отвлекаться при анализе событий или явлений на не имеющие значение эмоции?! Нет, если Гъазайи относится к очень старшему поколению консерваторов, то всё понятно. Но мне кажется, что Гъазайи сравнительно молод. Серьёзнее надо заниматься вопросами истории и культуры.
              И, вообще, использование приёма "сам дурак" указывает на определенную слабость оппонента.
              Что касается вопроса о том, как именовать автора, «если автор написал один роман на украинском о событиях войны, а второй роман на русском на ту же тему, а сам он крымский татарин, живущий в Симферополе?» - ТО ХОТЕЛОСЬ БЫ УСЛЫШАТЬ МНЕНИЕ ЧИТАТЕЛЕЙ.
              згорнути/розгорнути гілку відповідей
              • 2009.06.29 | Гъазайи

                Re: национальным писателем быть гораздо сложнее, чем русским

                А. Ш. пише:
                > И, вообще, использование приёма "сам дурак" указывает на определенную слабость оппонента.
                Да, легче сказать о ком-то что он "не показателен" и не принимать его во внимание. Не надо больше использовать этот прием. В литературной дискуссии заслуживает внимания мнение каждого писателя.
    • 2009.06.29 | зануда

      Писателей принято определять по языку, на котором они пишут...

      Вообще стандартная практика классификации писателей - по языку, на котором они пишут, безотносительно их этнической принадлежности. Пишет на русском - русский писатель, пишет на английском - английский, пишет на крымскотатарском - крымскотатарский... Вот, к примеру Набоков писал на русском и английском языках, он русский и английский писатель, Чингиз Айтматов писал на киргизском и русском языках, он кригизский и русский писатель, Шамиль Алядин - на крымскотатарском и русском, он крымскотатарский и русский писатель. Гульнара Абдулаева пишет на русском языке (крымскотатарского она, к слову, не знает совсем), поэтому она - русская писательница.
      згорнути/розгорнути гілку відповідей
      • 2009.06.29 | А. Ш.

        Re: Писателей принято определять по языку, на котором они пишут...

        Ченгиз Дагджи живет в Лондоне, пишет на турецком, но считает себя крымскотатарским писателем.
        И я ни в коем случае не считаю себя русским писателем! Хотя на крымаскотатарском написал только одну пьесу (напечатана в книге "Золотая печать") и несколько статей.
        Ну о Гоголе я не хочу здесь говорить.
        згорнути/розгорнути гілку відповідей
        • 2009.06.29 | Гъазайи

          А что Гоголь?

          А. Ш. пише:
          > Ну о Гоголе я не хочу здесь говорить.
          Что вам мешает говорить здесь о Гоголе? Гоголь - русский писатель, украинец по национальности. Обратное утверждают только политики, но не литературоведы.
          згорнути/розгорнути гілку відповідей
          • 2009.06.29 | Читатель

            ***

            Впечатление: дешевый женский роман (перечитайте первую главу. а-ля Даниэла Стилл) с историческими вкраплениями. Историческая часть романа (от нескольких страниц до пары предложений) - за это, я так полагаю, отдельное спасибо Чифу
            згорнути/розгорнути гілку відповідей
            • 2009.06.29 | Читатель 2

              Re: ***

              Ну уж дешевый! Из зависти и не то можно сказать. Нормально, даже хорошо. А то, что нет еще своего стиля, так все впереди.
            • 2009.08.30 | Zam-zam

              Re: ***

              Чифу огромное спасибо?? Боюсь вы глубого ошибаетесь, Чиф так глубоко крымскотатарской историей, увы не владееет, она специалист в Новейшем времени (и это правильно, каждый должен быть спецом в своей области), а уж времена хана далеко не ее канек. Да и к слову, выходит и Чиф, русский историк))) она же тоже на русском пишет). Господа что за бред по поводу того русский или крымскотатарский писатель? Вы хотите чтобы мы замкнулись только в себе и о нас никто не знал, никто нас не читал? Так это просто глупо! В чем проблема для отдельной публики? Если вас каробит вопрос языка, то выделите деньги и перевидите на крымскотатарский, издайте и читайте.
            • 2009.08.30 | Zam-zam

              Re: ***

              Чифу огромное спасибо?? Боюсь вы глубоко ошибаетесь, Чиф так глубоко крымскотатарской историей, увы не владеет, она специалист в Новейшем времени (и это правильно, каждый должен быть спецом в своей области), а уж времена хана далеко не ее конек. Да и к слову, выходит и Чиф, русский историк))) она же тоже на русском пишет). Господа что за бред по поводу того русский или крымскотатарский писатель? Вы хотите чтобы мы замкнулись только в себе и о нас никто не знал, никто нас не читал? Так это просто глупо! В чем проблема для отдельной публики? Если вас коробит вопрос языка, то выделите деньги и переведите на крымскотатарский, издайте и читайте.
  • 2009.06.29 | Ночной дозор

    Кто Она?

    Это вы все хорошо написали. Но главная интрига зависла в воздухе. Кем оказалась прекрасная маркитанка, чей локон бережно хранился ханом?
    згорнути/розгорнути гілку відповідей
    • 2009.06.30 | Меметша -ага

      Локон, говорите?

      Ночной дозор пише:
      > Кем оказалась прекрасная маркитанка, чей локон бережно хранился ханом?

      Локон? Говорите, локон?
      Но крымские ханы не хранят локонов... Сама идея хранить чужие отрезанные волосы у нас в Крыму любому показалась бы странной и неприятной. Потому что отрезанные волосы - это очень дурной знак.

      Меня начинают терзать смутные сомнения в подлинности хана.
      згорнути/розгорнути гілку відповідей
      • 2009.06.30 | Эрик Фромм

        Re: Локон, говорите?

        О, тайна человеческих душ! Меметша-акъай со своим начальным образованием у деревенского муллы и представить себе не может сложность мировосприятия принца. Каждому свое.
      • 2009.06.30 | Дневной дозор

        Re: Локон, говорите?

        Это недоразумение: девушка с локонами была изображена внутри медальона. А не локоны девушки хранились внутри медальона.
  • 2009.06.30 | Дневной дозор

    Ода патриотизму. "Когда продолжение, Гульнара ханым?"

    Ода патриотизму

    [Нариман ДЖЕЛЯЛ]

    Как и было анонсировано, 26 мая в зале Крымскотатарского академического музыкально-драматического театра состоялась презентация исторического романа Гульнары Абдулаевой "Шагин Гирай".

    Приобретя роман в вестибюле еще до начала презентации, я тут же начал его читать. Прошла неделя, прежде чем я прочитал последние строки, но к этому моменту у меня уже сложилось мнение о нем.
    Как говорила сама автор и на презентации, и в предисловии к роману, мотивом который побудил ее написать роман о последнем крымском хане, снискавшего недобрую славу "предателя", стало желание переосмыслить устоявшиеся стереотипы в отношении этой исторической личности, желание, которое пробудил в ней крымскотатарский поэт Юнус Кандым.
    Однако, не судьба последнего крымского хана, личность и деяния которого, несомненно, заслуживают огромного внимания, побудили меня написать эту небольшую статью. Дело в том, что роман несет в себе, помимо жизнеописания Шагин Гирая, дополнительную, мощную смысловую нагрузку, что делает его еще более привлекательным, заставляя прочесть его практически на одном дыхании.

    Весь роман просто пропитан огромной любовью к крымской земле, крымскотатарской культуре и языку, к крымским татарам, и носителем этой любви выступает, в первую очередь, главный герой романа - хан Шагин Гирай. Будучи рожденным на чужбине, проходя обучение в далекой от Крыма Венеции, хан никогда не забывал о своих крымских корнях, и, несмотря на чувство первой любви к знатной итальянке, он по зову своего дяди хана Крым Гирая возвращается на никогда не виденную Родину.

    Воспоминания Шагин Гирая о своих предках - крымских ханах пропитаны таким высоким чувством гордости и восхищения, что мне поначалу было как-то непривычно. К сожалению, в большинстве литературных произведений советской эпохи, на которых мы воспитывались, Крымское ханство и его правители представали в весьма негативном свете, и такое контрастирующее с этими стереотипами описание крымских ханов, и вызвало это ощущение непривычности. Однако, по ходу прочтения романа, чувство гордости за своих предков пронизывает тебя насквозь.

    Огромным достоинством романа является то, что в нем уделяется достаточно много места описанию исторической ситуации середины XVIII века, времени, когда и происходят основные события первой части романа. Крымское ханство предстает активным участником и творцом международных отношений. Хотя наиболее интересные события, как в истории крымского ханства, так и в судьбе его последнего правителя, должны происходить в двух последующих томах романа.

    Когда я дочитывал последние строки произведения, у меня возникло чувство сожаления, что повествование обрывается, так как мне хотелось читать дальше и дальше. Поэтому у меня возник к автору один единственный вопрос: "Когда продолжение, Гульнара ханым?"
    згорнути/розгорнути гілку відповідей
    • 2009.08.31 | explorer

      к вопросу, кто на каком пишет

      Был упомянут Дженгиз Дагджы. Насколько мне известно, писал он изначально на крымскотатарском. Однако поскольку его произведения по очевидным причинам публиковались в Турции, а не, скажем, в Ташкенте, то при их принятии к печати редакции поправляли текст, чтобы максимально приблизить его к турецкому.


Copyleft (C) maidan.org.ua - 2000-2021. Сайт розповсюджується згідно GNU Free Documentation License.
Архів пітримує Громадська організація Інформаційний центр "Майдан Моніторинг". E-mail: news@maidan.org.ua